Недорослев: купить акции по SMS

Просмотров: 11932

Председатель совета директоров группы "Каскол" Сергей Недорослев. Группе пошёл уже третий десяток лет. Если у большинства российских предпринимателей было 2 опыта кризиса, то у Сергея, наверное, уже 4! С чего всё начиналось? Сергей Недорослев делится своими секретами успеха.

Текстовая версия передачи

Олег Анисимов, главный редактор журнала "Финанс":

Здравствуйте, программа «Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым», я Олег Анисимов, главный редактор журнала «Финанс». Сегодня у нас в гостях Председатель совета директоров группы «Каскол» Сергей Недорослев. Группе уже третий десяток лет пошел, в 1988 году она была организована и, если у большинства российских предпринимателей было 2 опыта кризиса – 98 год и 2008, то у Сергея, наверное, уже 4, потому что сначала Советский Союз раскалывался в начале 90-х, потом был 93-й – расстрел Парламента, потом еще что-то. Наверное, сейчас четвертый все-таки кризис.

Сергей Недорослев, президент группы компаний "Каскол":

Даже не считаю.

Олег Анисимов:

Сергей, а как четвертый кризис переживается вообще, бизнесменам?

Сергей Недорослев:

Тяжело. Но Вы как-то так сказали, что группе 20 лет, конечно, 20 лет назад не, то чтобы группы не было, ничего, просто три друга вдруг решили, что вышла воля, надо делать компании, тогда разрешили заниматься всем чем угодно. Первое, что решили - сделать компанию. Никто не представлял, чем заниматься, но сама свобода подразумевала, что надо что-то делать. Что касается кризиса – в таком, явном виде, он на самом деле для нас неощутим, просто, конечно, немного съежились амбиции. Буквально, еще год назад, до кризиса, год назад уже? Почти год прошел. То есть были большие планы, а сегодня, в основном, занимаемся текущей ситуацией.

Олег Анисимов:

Ну, как все-таки, что произошло с бизнесом?

Сергей Недорослев:

Ну, у нас различные направления, в основном, как бы мы на сегодняшний день являемся акционерами предприятий, которые выпускают продукция для ракетно-космической техники, так же вот вместе с Евгением Генераловым, инвестором, привлекли и создали авиа-такси, например. Что касается авиатакси – очень резко упали налеты, вплоть до того, что, конечно, уже сомнение в будущем появилось в какой-то момент. Это был ноябрь прошлого года. Ноябрь, вот как сейчас помню. В декабре, как неудивительно, стал повышаться. Февраль и март, в общем-то, было уже неплохо по сравнению с тем, что было, а сентябрь сегодняшнего года дал самый рекордный налет вообще за всю историю существования этой программы, поэтому грех жаловаться, август, например, считали, что все в отпусках, все-таки авиатакси – это больше для деловых людей, в общем, в августе многие отдыхают, все равно налет был огромный, больше чем в августе прошлого года, до кризиса. Поэтому некоторые направления, которые имеют под собой серьезные, фундаментальные основания, бизнес-модели, они продолжают развиваться. Учитывая то, что они далеки были от посещения, эти рынки, кончено же, там есть куда развиваться.

Олег Анисимов:

Это компания авиа «DEXTER»?

Сергей Недорослев:

«DEXTER» авиатакси.

Олег Анисимов:

А сколько всего сейчас самолетов у Вас летают?

Сергей Недорослев:

Сейчас летают 8 самолетов, они рассредоточены из Москвы. Если все 8 раньше стояли в Москве, то теперь более половины приходиться на другие места - Ханты-Мансийск, Санкт-Петербург, Новосибирск. А Москва дает порядка 45% налетов.

Олег Анисимов:

То есть помогаете нефтяной экономике США, в каком-то смысле.

Сергей Недорослев:

Здесь взаимный процесс.

Олег Тиньков, бизнесмен:

Сергей, я рад тебя приветствовать в нашей передаче. Хотел бы представить Сергея как настоящего такого макропредпринимателя. Сколько у тебя сейчас компаний всего?

Сергей Недорослев:

Ну, я бы, дело в том, что компании некорректно считать было бы, направления. В принципе, наверное, остается одно – связь с авиацией, так или иначе. Это техническая техника, но в принципе мы и в финансовое направление 2 года назад вошли.

Олег Тиньков:

В том то и вопрос – Вы везде. У Вас есть банк, я вот звоню в платежные системы, а они говорят – «Недорослев- наш акционер». Потом у нас соседи есть, мы поднимаемся наверх, смотреть помещение, чтобы можно было расшириться, в компанию «Икар», я говорю – «Туда-сюда», а они говорят – «А Недорослев -наш акционер». Ты акционер везде, по-моему.

Сергей Недорослев:

Нет. В очень ограниченном числе компаний, просто тебе удалось сразу в 2 из них попасть.

Олег Тиньков:

И сразу вопрос – просто я вот тоже президент, у нас был предыдущий гость Олег Жеребцов на той неделе, он говорит, что 16 лет "Ленту" свою строил, и я тоже люблю сидеть в гнезде и управлять всем. Осязать, такая метафизика, вот я должен чувствовать. А у тебя десятки компаний – как тебе удается, и комфортно ли ты себя чувствуешь. Везде быть, где-то даже миноритарием, как я понимаю, и так далее, и так далее. Но везде совладельцем, напоминаю, что у нас менеджеров в программе не бывает.

Сергей Недорослев:

Я не управляю, конечно, компаниями, у меня для этого есть профессиональные менеджеры, которые лучше меня, я считаю, справляются. Это миф на самом деле, у нас нет никакой "десятки компаний", есть направления, например, которые ты упоминал, есть два сейчас. Развивалось так же тяжело, наверное, сейчас дается все, то есть ты упоминал, что куда-то там заходил и вдруг обнаружил, что я - акционер. Это совместно с Airbus, инженерно-конструкторский центр. Значит 14 лет это направление, значит чтобы построить этот центр, еще 14 лет назад мы начали опыт, так сказать, по использованию нашей конструкторской мысли, в том числе и за рубежом – в Швейцарии мы купили небольшую компанию, всего 12 человек, партнер у меня был 50 на 50, потому что идея заключалась в том, чтобы построить, я считаю, хорошо может. Но выход на рынки сильно ограничился в силу сложившихся культурных традиций, и большого, когда-то в Советском Союзе, местного рынка инжиниринговых услуг, это атрибут потребления инжиниринговых услуг. И никогда российский конструктор не работал на внешний рынок – вот это правильно, трудно отрицать.

Поэтому, когда в 94-oм году один мой швейцарский партнер предложил, что я стану совладельцем компании, мы попробуем развивать это направление, я согласился. В течение 7 лет мы развивали это направление, достигли определенных успехов, но потом, когда сюда пришел ЕДС – это европейская компания, большая авиакосмическая компания Европы. И они стали подбирать партнеров для развития центра Airbus в России, они выбрали нас, благодаря вот этому большому предпринимательскому опыту и, посовещавшись с партнером, я сказал, что я хотел бы развивать, конечно, для меня это большой шанс развивать проект Airbus, он говорит – «Ну, давай, я тогда выкуплю у тебя 50% этой компании маленькой в Швейцарии, чтобы я продолжил ее, а ты, конечно, раз такое предложение, от него нельзя отказываться». Он же мне и посоветовал – «Давай, вперед!» И мы начали делать этот инженерный центр, ему, кстати, уже 6 лет, то есть, в общем, незаметно там 16 лет в этом направлении прошло.

Олег Тиньков:

Ты не ответил на вопрос – каково быть миноритарием или акционером во многих компаниях. Существует опять же миф не миф, для меня вроде не миф, что обманывают, когда не управляешь процессом, советы директоров и трудно выдавливают, люди бьются, вот начинаем переговоры – плюс одна акция или там именно 74.9, они подчеркивают, что они продали, а не 75. Вот такой абсурд. Как ты с этим живешь?

Сергей Недорослев:

Я бы разделил здесь на два класса компании. Там где я миноритарием с государством, то, в общем, у государства контрольный пакет, 51, а у меня, допустим, 25, а я миноритарий практически вот в таких компаниях. Либо там, где я миноритарий с частными компаниями.

Ну, давай с частными разберемся. Когда я разрабатывал вот эту идею и воплощать стали эту идею авиатакси, мы встретились с Сергеем Генераловым, я ему об этом рассказывал, и он решил, что он будет инвестировать, он предложил мне, говорит: «Давай сделаем так, я 75% инвестирую в эту компанию, я хочу, чтобы ты тоже был в этой компании, с 25%». Как раз тогда у меня 100% было компании, которые стоили, как самолет. Вот мы 7 лет строились, регистрировались, налаживали производство и на базе его – это самолет производства нижегородского авиационного завода «Сокол», с него как раз начало развиваться вот это авиатакси. Вообще, сначала, изначально, Сергею предложил: «Вот идея хорошая, давай сделаем, но 100% вкладываем и будем с самолетом», а он говорит: «Нет, давай с самого начала у тебя будет 25%, ну у тебя будет аукцион докупить еще, до 50», что я потом и сделал. Таким образом у нас компания была…

Олег Тиньков:

У него 50 плюс 1, потому что я Сергея знаю хорошо, а у него пунктик – 50 плюс 1.

Сергей Недорослев:

И я считал, что это правильно, потому что тогда мы были глубоко погружены в производство самолета, это был неправильный конфликт интересов, с двух сторон быть. И поэтому я с удовольствием пошел на то, что у нас будет по 50 и у него будет 1 акция, которая ему позволяла управлять, ну у нас было соглашение акционеров, которое регулировало как.

Олег Тиньков:

Которое эту одну акцию нивелировало.

Сергей Недорослев:

Нет, нет. Оно не нивелировало, у него реальное право назначать генерального директора и так далее, но оно отвечало на любые вопросы, которые бы могли возникнуть. Это раз. Второе - у Сергея уже была репутация к тому времени, которая, я считаю, в данном, частном случае. Вот ничего общего не бывает, бывает все из частности, правильно? Правильно. Поэтому в каждом, конкретном частном случае мы, естественно, разбираемся кто наш партнер.

Олег Тиньков:

А были те, из которых ты уходил? Не хотел с этими людьми работать? За это время, за 20 лет?

Сергей Недорослев:

Ну, у нас, конечно, за 20 лет мы начинали бизнес с партнерами, продолжали его с партнерами, у нас всегда были партнеры. Со всеми партнерами мы расставались в очень хороших отношениях, они все мои друзья. Вот ты не успел заглянуть на день рождения, там все были, там бы ты имел возможность с ними пообщаться, познакомиться и так далее. Поэтому с этим, действительно, не возникало никогда никаких проблем. Поэтому я могу предположить, что они бывают, могут быть.

Олег Тиньков:

А вот второй вопрос – с государством. Ты упомянул, что есть с государством. Вот Ванцев, по-моему, фамилия правильно.

Сергей Недорослев:

Да, Ванцев Виталик.

Олег Тиньков:

Виталий Ванцев, он генеральный директор «Внуково» или как-то так.

Сергей Недорослев:

«Внуково», да.

Олег Тиньков:

Он недавно в одном интервью заявил, сказал такую фразу, что самолет летит, кстати, твой бизнес - самолет, что самолет летит со скоростью 850 километров в час, а государство думает со скоростью две мысли в месяц или одна мысль в два месяца. Одна мысль в два месяца! Как ты с этим живешь?

Сергей Недорослев:

Яркий образ, и у него есть определенная, знаете, вот как не бывает определенная, не бывает дыма без огня, вот у него есть, конечно, такое основание. Действительно, да, есть медленность решать, у нас вот прям сейчас ситуация, только что по телефону 2 часа разговаривал, Минимущество очень медленно принимает решения, которые принимать сейчас нужно быстро, очень долго раскачивается и так далее. Вопросы, получается, обсуждаем долго, официально пишем там свое мнение, посылаем письма и так далее, но в принципе сейчас достаточно много молодых людей в министерство пришло, которые я не думаю, что с такой медленной скоростью думают, они быстро думают, быстро реагируют, и зачастую уже в 60-70% случаев в принципе мы работаем лучше, чем с частными партнерами. Объясню почему, потому что у меня, если есть 10-25%, я всегда могу апеллировать к старшему акционеру, к государству, и сказать, что здесь не так делается, здесь не так делается, и очень трудно, потому что там нет какого-то одного человека. Вот если я буду акционером в компании, где частный партнер один у него 51%, вот я ему говорю: «Давай, собираем собрание, я считаю, что надо снять генерального директора». Почему? Я объясняю 8 пунктов почему. Он говорит: «Ты здорово, конечно, придумал. У меня вот как раз по всем 8 пунктам есть свое мнение, я тебе даже докладывать его не хочу, зачем? Ты миноритарий. Я не буду». Я говорю: «Я сам собрал». Собрал собрание, он пришел, сам проголосовал, и директор этот говорит: «Хочешь, еще собери 50 собраний, я уже ходить не буду, я выпишу доверенность, я первый раз сам пришел, 50 придут люди и проголосуют». Вот, как тут быть? У государства такого нет. Если ты мотивирован и обращаешься, как правило, для менеджмента это плохо кончается. Потому что у государства разные структуры. Есть Министерство экономики, например, то есть шире трибуна, на которой ты можешь отстаивать свою позицию. Я не имею в виду там писать в газету или митинг устраивать, а просто приходить на профессиональное экспертное сообщество и докладывать, что там не так. И если у нас же цели простые, ты же сам акционер, что тебе в компании надо как акционеру, да чтобы ее акции дорого стоили, правильно? А когда ее акции дорого стоят? Когда у тебя прибыль высокая, и ты можешь подтвердить своим инвесторам, либо другим инвесторам, что вот, почему так будет еще неограниченно число лет впереди, не десять, потому что тебя за десять дисконтируют, а просто навсегда.

Олег Анисимов:

А Вы считали, сколько вот стоят пакеты, которые Вам принадлежат?

Сергей Недорослев:

Вы знаете, это зависит от ситуации. Сегодня они стоят очень мало, когда-то они оценивались много. Поскольку мы сейчас довольно-таки долго в них сидим, наверное, это.

Олег Тиньков:

Конкретизируем вопрос. Ты богатый человек?

Сергей Недорослев:

Ну, нет. Я, конечно, так не считаю, потому что я не знаю, что такое богатство вообще.

Олег Тиньков:

Ну, сколько у тебя денег сейчас?

Сергей Недорослев:

Сейчас ровно ноль.

Олег Тиньков:

По версии журнала «Финанс» у тебя сейчас. Сколько там по версии журнала «Финанс»?

Сергей Недорослев:

Да я даже, не знаю.

Олег Анисимов:

Сергея нет в списке у нас.

Олег Тиньков:

Почему? Он же публичная персона.

Олег Анисимов:

Довольно сложные активы просто.

Сергей Недорослев:

Конечно, активы сложные, неликвидные. Оценивать их можно во что угодно. Вот, например, во сколько Вы можете оценить 20% завода «НПО Энергомаш»? Завод «Энергомаш» выпускает двигатели, которые ставятся на первую ступень ракеты «Атом» американской, на которой будет осваиваться уже Марс, соответственно, с программой «inspiration», которая подписывалась президентом США Бушем, в прошлом. Контракт очень долгий, вот во сколько их сегодня можно оценить? Вот только что, целую неделю переговариваемся с Минимуществом, потому что хотим сделать ремиссию и никак не можем сойтись в оценке, потому как ее считать?

Олег Анисимов:

Ваш вариант, какой?

Сергей Недорослев:

Ну, очень-очень сложно, потому что оценку можно вести разными методами. Ну, например, восстановить – сколько Вам потребуется денег, чтобы построить завод, который может выпускать жидко-реактивные двигатели, который у Вас взрываться не будет, и так далее. Ну, я думаю, если Вам дать 2 миллиарда долларов наличными, то Вы не справитесь с этой задачей, даже если соберете всех. Вот просто не построите. И не будет он у Вас работать. Вот это восстановительная, например, оценка.

Второе, – ведь здесь специфика в чем. Вот Олег нам тут, как раз, подскажет. Если мы с ним захотим построить завод, который выпускает пиво, мы очень точно знаем сколько стоит оборудование, правильно? Ну, я думаю, что с точностью 20% мы не ошибемся. Мы сделаем бизнес-план. Второе, – у нас нет рисков невыполнения, потому что Олег Вам скажет, что невозможно сегодня построить завод, который не будет выпускать пиво. Вот что-то если случится, нет. Ну, задержка может быть, 100% это будет выпускаться пиво высокого качества, я читал его статьи, читал блоги и я помню, как он описывал, как он строил. Он взял лучший солод, взял лучшее оборудование, он там сам ездил. Ни разу у него в интервью не прозвучало, что я вот думал – «Вдруг не получится построить». Он знал, что он его построит. Все. Что о сложной технической продукции сказать невозможно, Вы не можете заявить, что Вы точно построите самолет, что можно точно построить самолет, который не будет летать. У него может это не выходить, то се.

Олег Тиньков:

А расскажи нам, простым смертным, зачем адронный коллайдер нужен? Зачем его делали-то? Мы что-то уже ничего не понимаем, уже 2 год про него слушаем.

Сергей Недорослев:

Я там был, на станции.

Олег Тиньков:

Я, когда хочу быть умным, вот девушки собираются за столом, я начинаю говорить про адронный коллайдер, а они все думают, что я крутой перец. Расскажи нам, что это такое. Простыми словами.

Сергей Недорослев:

Это такое огромное кольцо, прорытое под землей, очень глубоко, самое глубокое место 129 метров.

Олег Тиньков:

Что они хотят-то от него?

Сергей Недорослев:

Они хотят разогнать на таком огромном расстоянии, ну, условно говоря, две частицы в разные стороны, они будут бежать-бежать-бежать по кругу и в каком-то месте они так сделают, что они ударятся лоб в лоб, как два бильярдных шара. Когда два бильярдных шара соударяются, Вы знаете, что если они останавливаются, то выделяется очень много тепла. Тепло – это энергия, вот когда эти две частицы столкнуться, энергия будет такая огромная, которой на Земле никто никогда не производил.

Олег Тиньков:

То есть альтернативный источник энергии, что ли?

Сергей Недорослев:

Нет, это физический эксперимент. Они узнают, что происходит с веществом, когда сталкиваются, когда выделяются такие энергии. Такой энергии не достигали, а они хотят ее достигнуть.

Олег Тиньков:

Это попахивает отмывкой денег Евросоюзу.

Сергей Недорослев:

Это фундаментальное исследование, на которое тысячу лет назад деньги давали, человечество всегда интересовали некоторые фундаментальные вещи – как устроена Вселенная, как устроен мир. И сегодня на это тоже тратят деньги, что вот просто приятно.

Олег Тиньков:

Алтай. Родина Василия Макарыча, ты сидишь 88 год, молодой, что тебя сподвигло? Какие были мотивы? Как ты начинал, расскажи нам.

Сергей Недорослев:

Ну, собственно, предприниматель, я считаю, что …

Олег Тиньков:

До самолетов.

Сергей Недорослев:

Так самолеты, один там, покупка акций, просто, что-то предпринял – купил акции. Я вообще сторонник большого слова. Первое, определиться с терминами. Что такое предприниматель? Я считаю, что предприниматель – это человек, который все время что-то предпринимает, я много видел предпринимателей в науке, да, они не делали деньги, но они постоянно предпринимали такие различные усилия, они новаторы, у них всегда мысль ключом бьет, знаешь, все сидят там в лаборатории, знаешь, чай пошел пить, еще что-то. А я вижу – есть предприниматель, вот он все время предпринимает, чтобы что-то придумать, идею посчитать, вот самый настоящий предприниматель. Просто у него другой продукт, там у многих предпринимателей продукт – деньги, а у этого другой продукт, но я тоже считаю, что это предприниматель. Поэтому сказать так, что был какой-то момент, когда я ничего не предпринимал, я его не знаю. Я когда был маленький – паял постоянно, вот чтобы паять – надо что-то предпринять, надо достать припой, паяльник, лампочки, провода. Провода надо зачистить, сначала зубами зачищал, потом мама наругала, сказала, что на зубах буду следы, тогда надо щипцы найти и так далее. И все время надо что-то предпринимать, чтобы это все было. Затем спаиваешь, знаешь, когда включил оно загорелось, обалдеть.

Олег Тиньков:

Цветомузыка.

Сергей Недорослев:

Нет, просто лампочки. Маленькие, вот, знаешь, просто замкнул на батарейке – они горят. Выключил – они не горят.

Олег Анисимов:

А первый миллион, он когда появился?

Сергей Недорослев:

Ну, когда появился установить невозможно, потому что никто не считал, потому что это же баланс, это долги, обязательства и так далее. А вот так, чтобы вот он миллион, выложили его, посмотрели, он появился типа, ну, я с партнерами тогда был, я не хочу говорить, у нас там четверо партнеров, ну, никто ни разу не выкладывал, никто его ни разу не видел, поэтому.

Олег Анисимов:

То есть зафиксировать его появление нельзя.

Сергей Недорослев:

Я с тремя свидетелями могу подтвердить, что никто не знает, когда он появился. Он в виде долгов сначала появился.

Олег Тиньков:

Вот ты в частных беседах как-то более подробно, более интересно рассказываешь. Как ты приехал в Москву, как ты начинал, там что-то думали, в институтах, кооператив у вас был, вот это расскажи нам.

Сергей Недорослев:

Сложно помнить уже, все делали, что могли, но вот организовали, предприняли, такую смешную вещь, как сделали компьютерный класс. Запустили 28 компьютеров БК 001, я вот смотался в Москву, как раз в магазине «Электроника», тогда такие были популярные магазины, вот закупили компьютерный класс, и что ты думаешь? Очередь пришла родителей с детьми, которые хотели, чтобы их дети изучали компьютерную грамоту, это сейчас называется, я не помню какие слова и выражения существовали на тот момент для этого процесса. Фантастическое было время. Начать бизнес можно было моментально.

Олег Тиньков:

А сейчас?

Сергей Недорослев:

А сейчас, я считаю, первое, – огромный моральный барьер. Потому что все, что не включишь, какой телевизор, везде говорят.

Олег Тиньков:

А вот мы? Наша передача как раз.

Сергей Недорослев:

Включать нечего. Тут интернет все время есть.

Олег Тиньков:

А наша передача, вообще, единственная в российской информации, которая пытается эти мифы разрушить.

Сергей Недорослев:

А давай рассмотрим. Как бы я не знаю, разрушает ли это мифы или наоборот создает мифы. А мы поговорим просто о реалиях.

Крайний, не говорят последний, а говорят крайний, крайний бизнес с нуля делался, это создание авиатакси. У нас великолепный управляющий – Сергей, никаких препятствий не было. В уполномоченных органах никто никаких денег не вымогал, а сказали: «Авиакомпанию делаете? Здорово! Наконец-то, кто-то что-то делает». Помогали ему там все заполнять, выдали лицензию, значит, лицензию выдали первую за последние три или четыре года, то есть никто их не создавал. Значит, все помогали. Никакой проблемы не было, я уж не говорю о процессе регистрации самой компании. Но там же специализированные лицензии нужны, но, действительно, все пришлось построить, сделать, все в соответствии с лицензией. Проблем не было. Опять почему? Наверное, ну какая конкурентная область? Сколько в России создается авиакомпаний? Ну вот Вам сказали, что мы первые, которых они зарегистрировали и выдали новые лицензии, за последние три года. Это было 5 лет назад. Конечно, если какая-то конкурентная среда, я не знаю, что открывают, может быть, кинотеатры, очень много всяких разных, может быть, там есть уже какая-то очередь.

Олег Тиньков:

Почему люди, которые пробились в 60-х годах или в начале 70-х на поверку они сегодня оказались более энергичные, более легкие на подъем и более предприимчивые, чем последующее поколение, которое, к сожалению, в носу ковыряет и смотрит в интернет?

Сергей Недорослев:

А у них самый интересный возраст. Это вот 20-21 год, которые в 63 родились. Я вот в 63 родился. Перестройка – это был фундаментальный перелом системы, когда она ушла, полность. Когда ты рождался, ты же помнишь, как тебе в школе говорили – надо хорошо учиться, хорошо работать, и тогда у тебя будет все когда-то – и квартира, и машина. Вот этот минимум тебе, действительно, если ты не пьешь, жену не бьешь, ходишь в школу, в смысле, уже не тунеядничаешь, в принципе, обеспечивали. Рабочему классу даже квартиры давали. И вдруг слом, огромный слом, когда говорят: «А хочешь пей, хочешь жену бей, хочешь учись, хочешь женись – нам плевать», то что у тебя будет, не будет это ты сделаешь сам. А у тебя сколько раз так было? Там, 18 лет, наверное, мне там, наверное, тоже сколько-то, 20 лет. Как раз самый возраст, когда тебе хочется перемен, когда у тебя сумасшедшая энергетика есть, поэтому это активизировало всех, кто способен.

Олег Тиньков:

И Цой еще поет про перемены.

Сергей Недорослев:

Да, Цой поет.

Олег Тиньков:

Цоя нам сейчас не хватает.

Сергей Недорослев:

Общая атмосфера была, общая одурманивающая атмосфера. Каждый, кто что-то не предпринимал уже, вызывал странные ощущения, а что с ним такое. Конечно, ему 20 лет, а он ничего не предпринимает, как такое может быть? Вот все предпринимали. А статистика, которую я на тот момент без интернета знал, начинает предпринимать 17% людей от ста, что-то. У 3% выходит успешное предпринимательство, первые пять лет, не обязательно это дальше будет. А тогда было, наверное, 85, каждый, я помню, создавал какой-то кооперативы, которые балики накатывали, помнишь? Ну, позором считалось что-то не делать. Вот такая общая среда, пацаны во дворе засмеют, если ты что-то не делаешь. Сегодня предприниматель, сегодня они хотят идти на госслужбу, как в Японии, всю жизнь сидеть там не за дорого, но надежно. Нет общей атмосферы.

Олег Анисимов:

Так мы что, получается, вернулись в социалистическое государство?

Сергей Недорослев:

Ну, Вы знаете, да. Я считаю не социалистическое, а некое постинтерналистическое, то есть тогда, когда молодым людям говорят, что, первое, нужно там хорошо слушаться, записываться в нужное движение, там, я не знаю, ну, вести себя правильно, и у тебя все будет.

Олег Тиньков:

С другой стороны существует и альтернативные глянцевые журналы, MTV – там олигархи с любовницами, с самолетами и с машинами. Это же тоже должно привлекать. Стану-ка я лучше олигархом, у меня будет 3 любовницы, самолет там и так далее. Почему эти вещи?

Сергей Недорослев:

Ну вот, ты самую назвал, вот эту вот сдвижку, если привлекает, именно хочется проскочить через все, а вот давай спросим, кого это привлекает. Ты хотел бы, в игру играя, когда там кубик катают, ты хотел бы, чтобы тебе выпала такая – перескочить через все и у тебя сразу это все есть и не надо даже для этого ничего делать. В наше время процент был настолько увлекательным, думали только о деньгах или о деньгах. Вот настолько было интересно вот это делать, вот это на это поменять, вот это давай на возможность, да, и за это еще получали деньги. Но сегодня, если нужно именно это, отдать, и тогда можно ничего не делать. То есть вот так, тогда люди – они не предприниматели уже.

Олег Анисимов:

Какие сейчас сферы вложения капитала и интеллекта могут быть самые привлекательные?

Сергей Недорослев:

С инвестиционной точки зрения. Вот, знаешь, я все равно считаю, что это именно то, что в прессе называют высокими технологиями, я проще к этому отношусь как сам человек, который с детства с паяльником, с профильным образованием. Я считаю, что все-таки надо долгосрочно именно туда, потому что, первое, там гораздо меньше конкуренция между инвесторами, потому что, чтобы инвестировать в какое-то месторождение, понятно, под категорией С1 есть только, попытался, разделили, мы знаем, что одну общую за 3 доллара извлекаем, посчитали, понятно. Любой аналитик сразу посчитает. Там сложнее, но если ты уже разобрался, то будет давать гораздо большую отдачу. Во-вторых, уже понятно, что в будущем так точно эта сфера будет давать отдачу гораздо большую. Другой вопрос, что больше риски, но для этого нужно больше разбираться. Поэтому, мне кажется, все-таки то, что называется высокими технологиями, в это нужно много времени инвестировать, и это будет давать отдачу. Финансовый рынок хороший, я считаю, то, чем он занимается, потому что он настолько в зачаточном состоянии до сих пор под любым параметром находится, потому что он никогда не развивался. Мне кажется, что финансовый рынок на сегодня не только недоразвит, это как рестораны в 80-е, то есть в, принципе, и поесть везде можно было, но нельзя сказать, что что-то такое было.

Олег Анисимов:

То есть банковские услуги.

Сергей Недорослев:

Да, банковские услуги.

Олег Анисимов:

Но не каждый может вложиться в банк. Это сложно.

Сергей Недорослев:

В финансовом я гораздо больше имел в виду, не только услуги. Банковские услуги одни из элементов финансового рынка, а там все масса – финансовый сервис, в общем.

Олег Тиньков:

У нас только 3% населения инвестировало, когда бы ни было в акции и 60% населения России не имело никогда расчетного счета в банке. То есть цифры сами за себя говорят.

Сергей Недорослев:

Да, говорят. Вот Вы являетесь редактором такого продвинутого издания и так далее. Вот я Вам сейчас скажу. Я это не знаю, но допустим, я скажу: «Слушай, есть обалденная компания на китайском рынке, я думаю тебе надо купить хотя бы штук 100-800 их акций». Я вот их сейчас назову, Вы встанете, выйдете, и куда? Как их купить? Куда купить? На каком рынке?

Олег Анисимов:

На Шанхайской фондовой бирже.

Сергей Недорослев:

Как туда попасть? То есть точно Вы смс не пошлете никудаб и не появится у Вас акций. А в принципе к этому надо стремиться, любой человек знает. Пиццу на дом доставляют, смешно, а Вы по смске можете купить акций. А вот пиццу можно заказать по смске, но вот глупо, да. Странно, вот настолько недоразвитый рынок, то есть как в 80-е, вернее в 90-е, в 90-м году все ринулись рестораны открывать и, было так круто, прийти в частный ресторан. Почему? Не потому что, совершенно другой мир, тебя там ждут, тебя любят, а в столовой тебе все время грязной тряпкой норовят, ты же мешаешь всем, по морде съездить. Вот, и пахнет все. Поэтому в финансовом именно так. Сегодня как бы так особо, хотя много сделано, я считаю, с нуля много сделано, но огромное будущее ждет это.

Олег Тиньков:

Ну, ты вообще веришь, в предпринимательство России или нет? Веришь ли ты, что это для нашей страны будет неким локомотивом или ты более. Почему я тебя спрашиваю – ты и с теми и с теми общаешься. Я с государством не общаюсь.

Сергей Недорослев:

Не зависит это. Это фундаментальная потребность человека - предпринимать, когда я был маленьким, я сказал, что я не хочу делать уроки, и вообще, все. И что Вы думаете? Маме. Мама говорит: «Конечно, не надо их делать, просто ты не хочешь, а что ты хочешь?», а я сказал: «Я хочу полежать, почитать», она сказала: «Ложись немедленно и читай». Кое-кто там сказал: «А он ленивым не вырастет?», она сказала: «Вот смотрите, здоровый человек, он не может просто так лежать, он все время хочет что-то делать. Он, наверное, приболел. Может быть у него грипп». И я точно заболел гриппом. У меня просто вот как временная слабость была. Поэтому нормальный здоровый человек – он всегда хочет что-то делать. Предпринимать или в другом чем-то себя выражать. Не только в предпринимательстве – в науке, в культуре, в спорте там, вот все, но он не может просто так сидеть. Это фундаментальная потребность человека, которого не в состоянии ограничивать ни политические системы, ни экономические. Где бы он ни родился. Да, его могут посадить за то, что он джинсы дома делает, он вышел из тюрьмы, получился Мельников, который «Глория-Джинс», да. Так сказать, он же ведь, обратите внимание, независимо от системы это делал, просто при одной системе его сажали, а при другой его почти ругают.

Олег Анисимов:

Вот на камере сидит паренек из Барнаула, и ему нужно дать напутствие на жизнь.

Сергей Недорослев:

Я думаю напутствие следующее.

Олег Тиньков:

Ему 18 – 20 с чем-то лет. И он думает: «Что он рассказывает, у него самолеты, пароходы, сидит там вообще олигарх какой-то, сидит, привели кого-то непонятного. Пусть скажет нам, вот у меня всего 5 тысяч рублей есть, может еще 10 подкинут. Вот что мне делать?»

Сергей Недорослев:

В зависимости от того, что он уже делает. Если он учится – не бросай учиться. Не бросай ради бизнеса, не убегай с 1,5 курса, учись дальше. Потому что учеба – это здорово, это тусовка, это возможность удивительного. Не бросай, вот как Олег Тиньков, не бросай. Дотерпи, доучись эти 4 года, и потом у тебя будет гораздо больше возможностей и, вот тогда, уже их осуществляй. И не надейся ни на кого, потому что никто не позовет на работу, не пригласит, не придумает бизнес, не даст место, всего нужно добиваться самому, да. Хочешь на работу? Очень легко устроиться на работу, всего 1000 резюме сделать разных, послать стопкой в тысячу разных мест, в жизни не поверю, что кто-то не откликнется и не пособеседуетет с тобой. А мир такой разный, что с какими бы сумасшедшими ты не собеседовался, ты можешь понравиться неожиданно, почему-то такому сумасшедшему как Тиньков. И он скажет: «Я парня вот этого искал», тебя не возьмут в 10 мест в Газпроме, и ты попадешь в компанию, в которой ты сможешь реализоваться полностью, если ты не хочешь немедленно начать свой бизнес, а хочешь с кем-то поработать, попартнерствовать. В качестве не партнера даже, а сотрудника. Потому что сотрудники, на самом деле, являются все равно партнерами. Это первое.

Второе – просто на физиологическом уровне, не бойся остаться без денег и вообще без всего, потому что это не страшно. Ну, а мы с тобой были без денег, и я не мог найти место в гостинице, а Валерка оставил мне ключ, а я пошел, лег на Казанском вокзале и поспал. Ну что там тебя убьют? Ну, ничего, утром пойдешь там, искупаешься и так далее. Все. Поэтому физиологически ничего бояться не надо. Ничего страшного нет. Надо делать все, что делаешь. Как бы что в голову приходит, но добиваться.

Третье, наверное, чтобы выделить, но очень важное. В детстве, когда я был маленький, все старшие, они какие-то странные, даже когда тебе 18 лет, ты же сам все знаешь, в принципе, это так и есть, на самом деле, но они вот все время говорили: «Надо все доводить, начатое до конца», когда глупая совершенно фраза, значит до конца. И это канон такой, мама говорила, вообще все, и только спустя какое-то время, я понял почему, а очень просто. Вот ты начинаешь что-то делать, ты это делаешь, делаешь, потом раз - бросил, у тебя, как ластиком, в прошлом расписании можешь стереть все те дни, которые ты тратил ради этого, у тебя образуется огромное пустое место. Представляешь, вот это все время потратить впустую, ты его стер. Уж лучше доделать, пусть даже, кажется, до конца, точно получить отрицательный результат, наверняка, на 100% и успокоится. Все равно результат. Тогда все время не пропадет. А бросить начатое – только фанатическое упорство позволяет довести до конца, а конец может быть и успехом, в одном хотя бы случае из 10. Вот посмотрите на Тинькова, вот все, что он ни делал, он всегда доводил до конца, я думаю, что-то было, что он не расскажет, что-то отрицательное, но все равно известны его проекты, поэтому надо доводить до конца. Настолько, насколько это возможно.

Олег Тиньков:

Спасибо тебе, Сергей, большое за такие умные мысли. Это первая передача, в которой я даже не сказал слово «парадигма», потому что все умные слова ты сам использовал.

Сергей Недорослев:

Хорошо. Спасибо.

Комментарии (7)




Другие выпуски "Бизнес-секретов"

Если
нужны деньги.
Кредитная карта
«Тинькофф Платинум»
Если деньги
нужно приумножить.
Вклады и счета
?? ? Google+