Бизнес-секреты:Стивен Дженнингс

Просмотров: 42762

Стивен Дженнингс (Stephen Jennings) - основатель и совладелец инвестиционной группы "Ренессанс капитал"

Текстовая версия передачи

- Итак, дамы и господа, сегодня у нас в студии очень важный гость, его зовут Стивен Дженнингс. Он владелец, соучредитель и учредитель группы «Ренессанс Капитал», один из самых известных или даже самый известный иностранный бизнесмен в России. Он прожил в России десять лет, хотя нет, даже 15 лет, и собирается рассказать нам об этом,. Наверное, он является одним из самых успешных иностранных бизнесменов, если не самым  успешным. Я пытался уговорить Стивена в течение двух месяцев, после того как увидел  впечатляющее интервью с ним в шоу Hard Talk со Стивеном Сакуром. Конечно, я не Стивен Сакур, и потому не буду задавать тебе вопросы…

- Это будет гораздо интереснее.

- Я не буду задавать тебе вопросы с подвохом. Интервью на BBC было скучным, это будет веселым.

- По крайней мере, я постараюсь подискутировать. Итак, привет.  Не все зрители и слушатели знают тебя. Не мог бы ты начать с биографических данных: где родилcя и так далее, по-быстрому, минут на 5.

- Конечно, я новозеландец, родился в Новой Зеландии. Я вырос на очень обычной…

- В деревне?

- Нет, не в деревне, на ферме.

- Боже мой.

- Довольно незамысловатое прошлое. Моя страна очень красивая. Я поступил в университет, получил две степени по экономике. Моя первая работа - в казначействе Новой Зеландии, это как министерство финансов у вас, поэтому я участвовал во многих реформах в Новой Зеландии в 1990-х. После министерства финансов я занялся частной и инвестиционной деятельностью в Новой Зеландии и Австралии. Мою компанию выкупил CS First Boston, поэтому я переехал с ними сначала в Лондон, а потом в Россию в 1992 году.

- Вместе с Борисом Йорданом и Николасом Йорданом.

- Борис приехал сюда даже немного раньше меня.

- Хорошо, а как сотруднику CS First Boston удалось открыть свой собственный бизнес. Это один из наиболее интересующих вопросов, которые мы получаем в комментариях. Как от работы на кого-то еще перейти к собственному бизнесу?

- Как ты знаешь, чтобы что-то сделать в начале 90-х в России, нужно было быть предприимчивым. Представь, я собирался организовать первый инвестиционный банк там, где не было частной собственности, не было законодательства о ценных бумагах, абсолютно не было рынка, ничего не существовало: ни покупателей, ни продавцов, ни биржи.

- «Тройка Диалог» уже существовала?

- Нет, в России буквально не было частных компаний, поэтому сначала были организованы ваучерные аукционы, приватизация. Мы приватизировали первые компании, а потом на основе них мы создали первичный рынок ценных бумаг. Вот поэтому приходилось быть предпринимателем.

- Как ты думаешь, правильно ли поступил Чубайс, начав приватизацию через ваучеры?

- Ну, это был единственный способ преобразовать государственную собственность в частную собственность.

- Я думаю, что необходимо очень быстро передавать активы в частные руки, и нужно было раскрыть потенциал частной собственности. Потому, некоторые поздние аспекты приватизации, как залоговые аукционы, имели некоторые спорные аспекты к ним, а в ваучерном аукционе, конечно, могли участвовать все, процедура была понятной, и в результате появилось пять тысяч крупных компаний менее чем за три года. Было историческое перемещение активов в частный сектор. И если ты посмотришь на то, что произошло в России за последние двадцать лет, то увидишь, что доходы создаются в частном секторе, поэтому, я думаю, хорошо, что это произошло.

- Хорошо, а потом ты с партнерами учредил «Ренессанс Капитал»?

- Потом мы открыли его. Россия стала второй самой выгодной страной в мире для CSFB, поэтому с знающими людьми, практически без капитала и лишь с небольшой поддержкой из Нью-Йорка или Лондон мы понимали, что строим бизнес. Нам пришлось стать предпринимателями, мы были предпринимателями. Мы не были особо зависимы от поддержки остального мира, и потому говорили себе – зачем нам эти бюрократы и вся эта бумажная работа, которую нужно проделывать каждый день? Мы лучше будем действовать сами по себе и однажды, тридцать человек из нас оставили это и стали создавать свой инвестиционный банк.

- Тридцать, вот так расклад. Хорошо, а где вы взяли капитал? Из бонусов?

- Мы знали «Онэксим»…

- А, Потанин…

- Мы знали господина Потанина и Михаила Прохорова, они дали нам немного денег, а мы взамен предоставили им во владение 20% акций от бизнеса.

- То есть недавно было возвращение Михаила в компанию… Это был наш начальный капитал.

- Хорошо, а далее вы взяли на себя первое публичное размещение акций (IPO), не так ли? Это были вы или кто?

- Да, мы провели IPO «Вымпелкома». В 1996 году в Лондоне впервые на фондовой бирже появилась российская компания.

- «Вымпелком», а я думал, это Нью-Йорк, нет?

- Да, да, Нью-Йорк.

- А ты сказал Лондон.

- В те дни все было впервые, первые приватизации, первые размещения акций.

- Но «Тройка» всегда была твоим конкурентом, не так ли?

- Рынок был очень узким, там было совсем малое количество игроков

- Был еще один , американец, который управлял «Тройкой», забыл, как его зовут

- Бернард Сачер был в «Тройке», он был одним из первых.

- Ага, почему он уехал из России? Ему надоело или?

- Наверное, он решил отдохнуть, он очень славный парень и достиг многого.

- Кстати, а почему ты не хочешь передохнуть? Будучи одним из самых богатых новозеландцев, насколько я помню, ты можешь позволить себе вернуться в свою красивую страну, построить огромный дом, купить красивую яхту и, наконец, наслаждаться жизнью, ездить по Новой Зеландии, или даже в Фиджи, наслаждаться жизнью, почему ж ты до сих пор бьешься тут?

- Что заставляет тебя вставать рано утром, идти и работать, вдыхать дым и пыль московских улиц?

- Ну, я люблю Москву, но речь не об этом.

- Тебе нравится грязь и пробки?

- Нет, я люблю Москву, я люблю москвичей.

- Что заставляет тебя быть здесь, что заставляет тебя просыпаться?

- Здесь как в спорте, знаешь, хочешь состязаться – состязайся. Хочешь играть, будь готов, тебе нужно стараться, пытаться и побеждать.

- Мне кажется, ты уже пару раз выигрывал.

- Знаешь, мне нравится это, мне нравится создавать вещи, мне нравится создавать команды людей, мне нравится создавать различные вещи в различных местах, мне это очень нравится. Но мне также нравится и соревноваться. Это сочетание.

- И каким спортом ты увлекаешься. Это как раз один из вопросов из Твиттера, от парней, они хотят узнать про твои увлечения спортом. Регби, да?

- Регби – это наша национальная игра, два месяца назад мы стали чемпионами мира.

- Да, вы победили французов.

- Мы победили Францию.  Это часть культуры, с пяти лет я играю в регби. Это действительно часть культуры и менталитета.

- Потому необходимо бороться, бороться и бороться.

- Для данной игры необходима очень хорошая физическая подготовка, и да, нужно бороться, знаешь, это как хоккей здесь, большая нагрузка, большая конкуренция.

- Отлично, недавно некоторые люди, даже некоторые журналисты и кое-кто из наших коллег поговаривали, что лучшие времена для «Ренессанс Капитала» прошли. Можешь прокомментировать это?

- Знаешь, бизнес цикличен…

- Я сказал, я не хочу быть как Сакур, просто пытаюсь подискутировать.

- Да, в последние двадцать лет я слышал это столько раз, и, право, мне нравится это слышать, поэтому…

- Несомненно, «Ренессанс» был общеизвестным именем, для инвестиционной деятельности, это было имя, которого все боялись и которое все уважали в 2000-2008 годах, а в последние три года кажется, что у вас возникли разногласия с вашей стратегией, с партнерами и прочим.

- Думаю, дело в другом.

- Я думаю, в начале каждого цикла многие люди очень много говорят о том, что они собираются сделать. С каждым циклом структура рынка менялась, и дело в том, что нужно пройти через это и узнать, у кого лучший продукт, кто лучше настроен, но…

- Но ты до сих пор веришь в независимый инвестиционный банк в России?

- Да, больше, чем когда-либо, потому что у нас есть все, у нас есть определенный бизнес, определенный сегмент для страны. Страна имеет сильные и слабые места, и часть для иностранцев очень ограничена, потому что они не очень-то преданы. А вот большая часть достанется тому, кто очень предан и очень предприимчивый. А быть самым главным, единственным частным инвестиционным банком в такой большой стране как Россия – это величайшая возможность.

- Да, говоря об иностранцах, снова дискутирую, иностранцы же более бюрократичны. Потому что тогда мы думали, что это ролевая модель, мы повторяем все, что они делают. Но сейчас мы видим, что иностранные банки, по крайней мере, в нашем секторе, да и инвестиционные банки, я уверен, более бюрократичны.

- Гораздо более бюрократичны; те, кто принимает решения, находятся не здесь.

- На коммерческой банковской сцене нет никого, только OTP и Home Credit– вот два примера.

- Я думаю, что инвестиционный банкинг сильно отличается, потому что люди, принимающие решения, находятся в Лондоне или Нью-Йорке, и у них свои огромные проблемы, они отступают, защищают свой основной бизнес.

- Я думаю, вам может угрожать или уже угрожает только ВТБ и Сбербанк/«Тройка» – вот ваши самые опасные противники.

- Всегда есть кто-то, всегда есть конкурент. И в каждом цикле это кто-то другой. Раньше это была «Тройка», раньше это был UBS. UBS были центром влияния. Deutsche Bank был центром влияния. Goldman Sachs, я видел их в твоем офисе,

- Но они никогда не были центром власти в России, они мои партнеры.

- Но они, они очень много говорили в разное время. Впервые, когда я летел в Россию в 92 году, я летел на самолете с очень важными людьми из Goldman. Поэтому мы видели, как конкуренты приходят и уходят тысячу раз. И в нашем бизнесе, который постоянно «год в деле, а год нет», это очень, очень важно. А потом мы начали вкладывать капитал куда только возможно. Мы начали вкладывать в другие отрасли: потребительское кредитование, сельское хозяйство в Украине. Мы покупали активы и строили бизнес в Африке – а это ведь новая область для развивающихся рынков.

- Очень вовремя.

- Поэтому на той основе мы создали очень много прочих видов деятельности и активов.

- Как раз хотел спросить тебя об Африке, есть ли сходство и различие между Россией в 1992 году и нынешней Африкой? Мы тоже были пигмеями в то время? И кто мы сейчас? Можете ли ты сравнить эти два рынка, Россия-1992 и они сейчас?

- В России очень важно напоминать людям о различиях. И так ясно, что Россия – это более сложное общество с очень высокой культурой и образованием. Даже почти уникально в мировом масштабе, в этом смысле. Поэтому с Африкой даже и не нужно начинать сравнивать. Одинаково то, что  произошел взлет экономики в России в девяностых и в течение последних пятнадцати лет, взлет экономики в Африке начался сейчас, и сходство заключается лишь в темпах. Африка является вторым самым быстроразвивающимся регионом в мире. Она развивается немного медленнее, чем Азия. И в течение пары лет Африка станет самым быстроразвивающимся регионом. А так как Африка бедна, данный рост может продолжаться еще очень долгое время. Вот где сходство.

- А что насчет природных ресурсов? Там очень богатые природные ресурсы. И в этом тоже есть сходство, не так ли?

- Да там огромное количество природных ресурсов во многих классах активов.

- В России все крутится вокруг нефти, а что у них? Минералы?

- У вас есть все, у вас есть нефть, газ, уголь, сельское хозяйство, любой класс минералов, который только может быть. А в Африке не все так построено вокруг природных ресурсов. В 2009 году после кризиса Африка была единственным регионом в мире, где в каждом квартале был отмечено падение ВВП.

- Я пытаюсь мыслить как ты. Твоя стратегия в следующем: ты приехал сюда в 1992 году и преуспел, победил и сейчас хочешь повторно воспроизвести ту же самую модель, или сделать то же самое в Африке? То есть ты чувствуешь, что сейчас настал момент для Африки, да или нет?

- И да и нет, да, потому что можно купить дешевые активы и построить бизнес, где нет высокой конкуренции, но нет, потому что Россия и Африка становятся частью одного мира. Поэтому, когда зарождается рынок, можно иметь инвестиционный банк только в одной стране. Это может быть Испания, Англия, это может быть Россия. Пока рынки развиваются, привлекательность модели, безусловно, исчезает, потому что страна интегрируется в мировые рынки капитала, и будучи игроком из одной страны, ты становишься очень уязвимым. Потому, если ты хочешь быть надежным инвестиционным банком, нужно работать на всех развивающихся сегодня рынках. Поэтому стратегия и привлекательность Африки на отдельном основании, структурно укрепляет то, что нам необходимо делать в инвестиционном банке; мы должны быть инвестиционным банком на многих развивающихся рынках, иначе мы будем всего лишь мелким нишевым игроком.

- Ты не признаешь ошибкой выход на Украину?

- Нет. Я так не думаю, нет-нет.

- Нет?

- Мы являемся одним из крупных игроков в сельском хозяйстве Украины.

- Я знаю, но ведь тут достаточно земли.

- Наша EBITDA составляет 90 миллионов долларов при сравнительно небольших инвестициях. Высокая прибыль, большой рост и возможность консолидации.  Бизнес очень успешен для нас и для всего сельскохозяйственного сектора. Это единственная отрасль, где Украина преуспела более, чем Россия.

- Мы знаем о результатах «Ренессанс Кредит» в России – они были недавно опубликованы. Те, кто не знает, могут узнать их в интернете. Только что ты озвучил и результаты по Украине. А как обстоит дело с Африкой? Вы получаете какую-то прибыль на данном этапе, остаетесь при своем или теряете деньги?

- В инвестиционном банке мы зарабатываем, но представь, что мы начали слишком рано и купили активы на очень ранней стадии. Африка сейчас очень популярна, но когда мы только пришли туда, все было иначе. Мы купили большое количество месторождений, недвижимости. Мы  - одни из крупнейших собственников недвижимости на африканском континенте. Мы строим в шести больших городах, например. Активы в некоторых случаях оцениваются в десятки раз дороже с тех пор, как мы их приобрели.

- Одна из структур «Ренессанс Капитал» - «Ренессанс Кредит» – один из самых быстрорастущих розничных банков. Правда ли, что «Ренессанс Кредит» является двигателем всего вашего бизнеса в России?

- Я бы не сказал, что это двигатель, но, повторюсь, мы очень рады прогрессу.

- Насколько я помню, вначале это было просто дополнительным источником доходов, что-то вроде игрушки. Теперь это, по сути, основной бизнес, если судить по доходности.

- Инвестиционный банк дал нам капитал и связи, а также открыл путь к другим большим бизнесам.  ., Лесной бизнес - самый крупный мировой экспортер дерева в Китай, например.

- Дальний Восток, так?

- Но нужно было время, чтобы построить эти бизнесы и начать расти. Мы начали большинство бизнесов семь-восемь лет назад, и теперь они выросли, стали прибыльными, а это значит, что мы стали более разносторонней группой.

- Какова Стратегия «Ренессанс Кредит»? Ты хочешь его развивать дальше, продать -  что ты хочешь делать? Объединиться с ТКС Банком?

- Думаю, ты и так знаешь ответ. Мы можем успешно развиваться в России, индустрия финансовых услуг очень неразвита. Внутренний долг очень мал. Конкурентоспособная среда, иностранцы уходят, а среди них очень много игроков с сильными технологиями,  поэтому потенциал роста на следующие несколько лет  фантастичен. Нам нравится данный сектор.

- Отлично, пришло время для вопросов с Твиттера. Почему «Ренессанс» не инвестирует в IT-сектор? Довольно хороший вопрос, я думаю, IT-сектор вещь отличная, привлекательная.

- Ну, время от времени мы инвестируем, мы были самыми первыми акционерами DST.

- Ох, вам надо было остаться там.

- Ну, мы и остались на некоторое время. Мы продали активы примерно месяцев восемнадцать назад, поэтому время от времени мы инвестируем, но у нас есть фонд с нашим личным капиталом, мы были акционерами DST, поэтому время от времени мы обращаем на это внимание.

- Философский вопрос – тебя устраивает то количество денег, которое у тебя есть лично?

- Думаю, ты знаешь ответ…

- Я-то может, и знаю, но аудитория хотела бы услышать от тебя.

- Я считаю, что если ты изначально мотивирован деньгами, ты останешься только с деньгами, это очень ограниченная мотивация и очень странная мотивация. Лично я не очень материалистичный человек. Мне нравится создавать, строить. Мне нравится жить красивой жизнью, но чтобы жить красивой жизнью, вам не нужно очень много денег. Есть предел, сколько можно потратить. Потому, создавать что-то, чем вы гордитесь, чем гордится ваша команда, где вы можете сказать, что мы действительно что-то создали, более важно для меня.

- Следующий вопрос будет от меня. Скажи, будучи экспертом, будучи иностранцем в России, откуда такая мистика, что такого в российских женщинах, почему почти все иностранцы непременно женятся на русских женщинах? Где же загадка кроется? Скажите?

- Наконец ты  задал хоть какой-то важный вопрос! Серьезность нарастает, не так ли?

- Да, наконец.

- Знаешь, они невероятно красивы, очень, очень красивы.

- Среди нашей аудитории очень много женщин, я бы хотел, чтобы они услышали это.

- Хорошо.

- Так что?

- Все знают, что я не лгу, когда говорю это, они невероятно красивы. Думаю, западные женщины, их учили не быть женщинами до конца, не быть женственными, не показывать свою слабую сторону, не открывать душу. Поэтому западные женщины потеряли большую часть своей женственности.

- Почему?

- Это путь западного мира, к сожалению, в то время как русские женщины счастливы быть женщинами. Он чувствуют себя прекрасно, излучая женственность. Вот почему.

- Высокие каблуки, они ходят на высоких каблуках, так?

- В любом случае, у русских вообще широкая душа, у русских очень богатый внутренний мир. И данное свойство, заключенное в женщине, великолепно, потрясающе…

- Хороший ответ. Как ты можешь описать предпринимателя? Кто является предпринимателем?

- Думаю, предприниматель должен быть немного сумасшедшим, потому что ему нужно постоянно что-то придумывать. То, что другим не столь очевидно, и поэтому другие ему не верят. Это, наверное, десять процентов из уравнения. Остальные девяносто процентов заключаются в том, что вам необходима энергия и драйв, чтобы превратить идею или мысль во что-то ощутимое. Вот, думаю, две этих составляющих.

- Хорошо, почему Россия? Откуда у тебя любовь к России? За что ты ее любишь?

- Я люблю Россию, я думаю, что не всякий иностранец смог бы жить здесь, а я здесь живу почти двадцать лет.

- Двадцать, впечатляет.

- Думаю, что не всякий смог бы жить в стране так долго и быть счастливым, если бы не было чего-то в людях и самой стране, что бы они действительно любили. Поэтому, тебе нужно любить людей, ибо ты не сможешь жить где-либо так долго. С первых недель я полюбил русских. Они очень талантливые, простите меня за мой французский, не страдают ерундой, они очень прямые, приветливые, не терпят дураков, и если ты идиот, они тебе так и скажут, возможно, даже в лицо, но они очень лояльные, очень глубокие и очень интересные люди. Россия большая, сложная, в ней много проблем. В мире не так много подобных мест с проблемной средой, большими возможностями и интересными людьми.

- Но почему тогда русские не настолько предприимчивы, как западные народы? Почему мы не достигли ничего впечатляющего на мировой арене? Тем не менее, Юрий Мильнер и прочие начали показывать, что мы можем действовать. Я имею в виду и Абрамовича, который купил «Челси» и прочие подобные вещи. Но как ты думаешь, почему мы отстаем?

- Не соглашусь, что Россия отстает, думаю, что люди…

- Когда я был в Сан-Франциско, извини, что перебиваю, я очень много общался с американцами. Я имею в виду, что это совсем другой уровень людей; у них все вертится вокруг денег, вокруг предпринимательства, создания чего-либо, создания ценности для потребителей и для себя. Все построено на деньгах, все на продажах, а в России нет. Только у одного из десяти так.

- Возможно, в узком коммерческом смысле они более предприимчивы, но ты должен быть предприимчив, чтобы выжить в России. Мы должны помнить, что для бизнеса та среда, которая у нас есть, очень неблагоприятна, это очень суровая и проблемная среда. Возьми российских предпринимателей, помести их в ту среду, которая существует на западе и, я думаю, они преуспеют. Необходимо быть очень хорошим предпринимателем, чтобы выжить и процветать в России. Я думаю, дело не в людях. Я думаю, проблема в законодательстве и бюрократии.

- Суровые условия…

- Проблема также и в другом. Финансовый рынок очень неразвит, посмотри, особенно для мелких предпринимателей. Вот почему условия для предпринимателей очень трудные.

- А вот хороший вопрос, как ты считаешь, что является самым большим риском для России? Ты назвал только некоторые из них, но, возможно, есть самый важный для вас, для «Ренессанса», для Стивена Дженнингса или других деловых людей?

- Думаю, это едва ли…

- Раз, два, три, коррупция, очевидно или нет, дайте список

- В некотором роде более фундаментально, на сегодня это вряд ли секретная тема, но политическая система должна развиваться в России, ей придется меняться, потому что необходимость в изменениях будет только расти и расти. В нынешнем мире очень трудно без этого обойтись. Потому, я надеюсь, она изменится более мягко и в лучшую сторону. Но, я считаю, что величайший риск заключается в наличии волнений, я не имею в виду короткие сроки, я говорю о средних сроках, о том, как модернизируется политическая система. В то время пока модернизируется политическая система, все прочие вопросы, которые мы обсуждали – бюрократия, проблемы индустрии финансовых услуг, к ним еще обратятся, поэтому они в некотором роде, данные вопросы как-то связаны с той проблемой.

- В местных средствах массовой информации, да и в зарубежных, нас часто сравнивают с Африкой, нашу политическую систему сравнивают с политической системой в Африке,  Тебе же приходится иметь дело с местными властями и здесь и там.

- Нельзя провести линейное сравнение, история России очень специфична, уникальна. Начальные точки разные. Нельзя поставить рядом две страны и сравнивать их.

- Небольшое сравнение

- У России огромные возможности, но также есть и некоторые проблемы, специфичные для истории России. Но гражданское общество становится сильнее, политической системе просто придется измениться. Все мы живем в мире, это клише, но оно правдиво, изменения ускоряются. Что произойдет, как ты называешь это?

- Принцип господства права.

- Да, принцип господства права, если оно будет в России, и когда будет установлена модернизированная политическая система и модернизированное государство, тогда прибыль от бизнеса…

- Конечно, разрешите спросить, сколько…

- Ты хочешь быть здесь, иностранцем, зарабатывать много денег, забрать деньги и уехать, почему ты хочешь, чтобы Россия перешла на западный манер, если в этом случае прибыль упадет.

- Я не думаю, что это идея вестернизации. Дни, когда люди придерживались запада, западных практик ведения бизнеса, западной политической системы, канули в лету. Господство запада уже в прошлом, и будет спадать в будущих моделях.

- Да, они возьмут несколько идей с запада, но это не будут точные копии того, что происходило на западе. Поэтому, я думаю, что Россия выработает свой путь. Разреши спросить, в скольки странах 100 лет назад все мужчины и женщины обладали правом голоса?

- Может, двадцать?

- Нет, ни одной. Не было ни одной страны с универсальным правом голоса. Новая Зеландия стала первой такой страной менее, чем сто лет назад. Поэтому, когда люди говорят о западе, они даже не понимают истории запада. Западу приходилось разбираться с такого же рода проблемами, и там ушли столетия на то, чтобы развить институты, суды, демократические процессы. Здесь это происходит гораздо быстрее. Ссылаться на запад интересно, но необязательно.

- Конечно, мы не будем напоминать о сэре Френсисе Дрейке и том, что он делал в Тихом океане. Хорошо. Давай спрошу – какое приобретение было самым глупым в твоей жизни?

- Однажды мы купили бизнес на Украине, даже не хочу вспоминать, что именно это было, но это было неправильно, мы плохо выполнили домашнее задание. Мы были успешны, чересчур уверены в себе, но были недостаточно прилежны и дисциплинированы.

- Как ты думаешь, русские и украинцы похожи?

- Конечно, различия налицо.

- Какие?

- Теперь ты стал задавать сложные вопросы …

- Многие люди просят меня заниматься инвестированием, им нравится модель ТКС Банка. Они говорят, что мне нужно ехать на Украину, инвестировать там, получать прибыль. Но я немного боюсь менталитета местных предпринимателей, назову это так. Комментарии?

- Да, думаю, в Украине политика еще менее развита, и некоторые проблемы, которые есть в России, на Украине даже сложнее, поэтому, в целом, преграды для бизнеса намного выше там. Думаю, в некоторых отраслях, таких, как сельское хозяйство, у Украины есть большее преимущество в конкуренции, и ты можешь увидеть это в успехе сильных местных игроков, но думаю, что в прочих индустриях преграды намного значительнее. И нет таких масштабов как в России.

- Да, 140 миллионов против скольки, тридцати?

- Сорока. Но ВВП на душу населения значительно ниже, поэтому рынок намного, намного меньше.

- Какие книги ты сейчас читаешь и что бы мог посоветовать местным бизнесменам?

- Да, есть одна хорошая книга, это то, о чем мы говорили, я ее только что прочел, называется «Цивилизации. Запад и остальной мир», автор Нил Фергюсон из Гарварда. Это история том, как запад в мире начал превалировать. Книга не так интересно рассказывает о прошлом, но она заставила меня задуматься о будущем. Она заставляет понять вещи, которые привели к господству запада, и сейчас они перенимаются всеми очень и очень быстро. Она рассказывает о том, что мы должны вернуть миру, где различия в доходе по всему миру будут снова незначительными, как до промышленной революции. Это подразумевает, что в Азии страны с большим населением и богатыми природными ресурсами будет представлять огромный интерес.

- Хорошо, наверное, последний вопрос, он будет от меня. Вокруг тебя очень много умных людей, очень много хороших мозгов, аналитиков. Какова будет цена нефти, очень важный вопрос для России, какова будет цена нефти через шесть месяцев, можешь сказать цифры?

- Да, думаю, могу.

- Шесть месяцев, не три, не девять, через шесть месяцев.

- Если мне нужно выразиться в числах, то я бы сказал 110-115 долларов за баррель.

- Да ты издеваешься.

- Издевательство – это мировой годовой прирост ВВП в 4%. В Европе роста нет, но это же неважно! Мировая экономика растет на 4%, и потому цена на нефть такова. И кроме того есть ограничения в поставке, недостаточные инвестиции в производство нефти. Думаю, что для сырья в целом, если не будет полного кризиса в Европе, это очень благоприятные условия.

- Хорошо, у нас в программе есть рубрика, гость говорит прямо в камеру, а ты должен сказать что-либо российским предпринимателям, вдохновить их на начало нового бизнеса, чтобы не работать на «Газпром» или на «Ренессанс Капитал». Вот камера, скажи им что-нибудь от самого успешного иностранца, который прожил в России более двадцати лет. Итак, Стив Дженнингс.

- Я думаю, Россия – это как раз та страна, где вы должны стать предпринимателем, потому что здесь невероятно много вещей, которые нужно создать, невероятно много пробелов в экономике, огромные пробелы в логистике и сфере услуг. Основные возможности здесь. Ограничения по организации бизнеса со временем спадут. Среда, безусловно, должна наладиться в России. Вопрос только в том, мечта ли это для вас. Если у вас есть мечта, то это и есть повод к действию, вам нужно действовать, потому что только это даст вам чувство того, что вы достигли своих возможностей и реализовали то, что внутри вас.

- Итак, это был фермер из Новой Зеландии Стивен Дженнингс, в Hard Talk с сибирским сельским жителем Олегом Тиньковым.

Комментарии (18)




Другие выпуски "Бизнес-секретов"

Если
нужны деньги.
Кредитная карта
«Тинькофф Платинум»
Если деньги
нужно приумножить.
Вклады и счета
?? ? Google+