Якобашвили: надо строить Россию!

Просмотров: 11383

Председатель совета директоров "Вимм-Билль-Данн" Давид Якобашвили - рекордсмен в России по количеству бизнес-проектов. Предпринимательством он занялся ещё в далеком 1982 году. В гостях у Олега Тинькова он поделился своими взглядами на тонкости современного российского бизнеса.

Текстовая версия передачи

Олег Анисимов, главный редактор журнала «ФИНАНС»:

Здравствуйте, сегодня у нас в гостях Давид Михайлович Якобашвили. Я, наверное, скажу, что это один из самых известных в России предпринимателей и один из самых, на мой взгляд, интересных. Он известен больше всего по компании «ВИММ-БИЛЛЬ-ДАНН», где давным-давно является Председателем совета директоров, но вообще, Давид Михайлович, он был организатором нескольких суббизнесов. Поэтому этот показатель, это, наверное, для России номер один, вообще вне досягаемости. Это, правда, что несколько суббизнесов в них участвует?

Давид Якобашвили, Председатель совета директоров «ВИММ-БИЛЛЬ-ДАНН»:

Ну, в принципе, да. Мы начинали с разных бизнесов, со всего, с чего можно было начать, как в ранние 90-е, даже в поздние 80-е. Так что, это было интересно.

Олег Тиньков, бизнесмен:

Например, я с Давидом пересекся в первый раз в 98 году, или в 97. И я лично пересекся по трем бизнесам. Первый был, это когда я построил пивоварню «Тиньков» в Петербурге, хотел строить в Москве, но приехали смотреть пивоварню и делится опытом, она была у Вас первая. Это в «Метелице» и называлась...

Давид Якобашвили:

«Ангара».

Олег Тиньков:

Да, ресторан «Ангара». Мы смотрели, ходили, помню, нас пивовар встречал, не помню, как парня зовут, такой хороший был пивовар. И он говорит: «А у нас владелец Давид Якобашвили». Это первое пересечение. Второе, – когда я жил еще в Петербурге, я ездил играть в казино «Метелица».

Давид Якобашвили:

В Москву.

Олег Тиньков:

В Москву, да. И это вот. Даже ни сколько играть, а сколько ходить на тусовки. Я игрок, так себе. Это было второе пересечение. Третье пересечение – я покупал автомобиль в «Тринити Моторс», живя в Петербурге, покупал в Москве, потому что было дешевле. Это третье. И четвертое пересечение, про которое, наверное, ты не знаешь, но это я покупал рекламу и дружил с Тони Хейзом. А Тони Хейз ваш федеральный менеджер. Даже я в четырех бизнесах пересекся.

Олег Анисимов:

Ну, и пятая причина – это пил молоко «Домик в деревне».

Давид Якобашвили:

Нет, мы же еще в пивном бизнесе пересекались.

Олег Тиньков:

Там во Владивостоке.

Давид Якобашвили:

И во Владивостоке был, и в Нижнем Новгороде, и в Москве, и в Башкирии.

Олег Тиньков:

Так что, да. Куда не кинься. Что бы вы, ребята, не делали, вы всегда будете конкурировать с Давидом Якобашвили.

Давид Якобашвили:

Сейчас уже нет. Не во всех, я считаю.

Олег Тиньков:

Помимо того, что ты сидишь между двумя петербуржцами, ты еще и сидишь между двумя Олегами Юрьевичами. Так что пользуйся случаем.

Давид Якобашвили:

Так что могу загадать желание.

Олег Тиньков:

Да. Жестко, что Олеги Юрьевичи, не просто два Олега.

Давид Якобашвили:

Могу загадать желание, очень хорошо. Но, кстати, в Петербурге тоже у нас был бизнес, мы занимались, возили в Шереметьево, в аэропорту, вот 87-88, это когда только можно было что-то основывать, автобусы мы брали в аренду и возили туристов, которые сидели в таможенной зоне. За один доллар они ездили, смотрели Москву и, главное, что им делать было нечего.

Олег Тиньков:

То есть они нерастаможенные были?

Давид Якобашвили:

Да, мы с таможней договорились. Таможенник сопровождал, ну, не таможенник, а пограничник сопровождал, и вот они ездили по городу. Даже брали в аренду корабль.

Олег Тиньков:

Почему ты думаешь, что сейчас меньше. Такие времена, надо было додуматься, поехать в Шереметьево, договориться, таможенник. А вот у меня есть ощущение, что наша молодежь сидит в Интернете, и меньше у нее такой вот тяги к этому. Почему?

Давид Якобашвили:

Я думаю, что некоторые барьеры административные, они отбивают всякую охоту.

Олег Тиньков:

А тебе не кажется, что это мифы?

Давид Якобашвили:

О барьерах? Нет, не кажется. Потому что они все-таки существуют. Потому что тогда, если что-то открывал, что-то делал, даже тот же автобус нанимал, тут корабль мы нанимали, гостиницу делали на Москве-реке. Вот и не было проблем. А сегодня, если ты что-то откроешь, значит приедут все инспекции, какие есть, правоохранительные органы, ну, и потом еще бандиты сверху.

Олег Тиньков:

В наше время бандиты? Серьезно?

Давид Якобашвили:

Легко. «Вы работаете на нашей территории».

Олег Тиньков:

Фантастика, просто.

Давид Якобашвили:

Я говорю про малые предприятия. Я не говорю про большие. Для малых предприятий легко, особенно в малых городах каких-то. Так что это все существует, к сожалению. Вот это и отбивает всякую охоту. Молодежь, видишь как, я ходил, лекции давал, ну, даже не лекцию читал, мастер-классы просто проводил у студентов «Кем хотите быть?». Прокурором. Газпром. Таможенники.

Олег Анисимов:

Гаишниками.

Давид Якобашвили:

Гаишниками меньше. Газпром, в основном. Я говорю: «Вы же не у потоков стоять будете, даже если в Газпроме работать будете». А вот там, где поток, они считают.

Олег Анисимов:

Они ошибаются, мне кажется.

Давид Якобашвили:

Я-то понимаю, я объяснял им, что это ошибка. Это большая ошибка, ребят, страну вы так не поднимите. Одними проверками вы не поднимите страну. Вы можете загрести деньги сейчас и убежать, но надо же думать, что в этой стране будут дети ваши жить. Надо строить страну, если не строить, ничего не получится. Одним мытарством ее не построишь.

Олег Анисимов:

Давид Михайлович, если бы у Вас было около трехсот бизнесов. А сейчас, сколько?

Давид Якобашвили:

Ну, сейчас может быть десятка два-три.

Олег Анисимов:

Вы даже не помните?

Давид Якобашвили:

Ну, да. Разные бывают. Некоторые там замороженные, некоторые движущиеся вперед, некоторые что-то делают. Есть, да, такие.

Олег Анисимов:

Самые важные с точки зрения финансов какие, кроме «ВИММ-БИЛЛЬ-ДАНН»?

Давид Якобашвили:

С точки зрения финансов, сегодня ничего не важно, потому что под способности нет, и даже если что-то иметь и говорить, там, завод один-два-три, сотня, десятки тысяч коров или что-то. Это ничего не стоит, к сожалению, потому что если хотите пойти в банк, то банк это оценит раза в 4, разделив на какую-то реальную цену, потом еще разделив вдвое, тогда одолжит вам деньги. Так что это и имеет сегодня самое определенное. А с денежной стороны, я не знаю, любой бизнес мне очень важен, я к нему подхожу с душой. Ведь нельзя так, что у вас есть свои дети или чужие дети. Все свои. И надо об этом заботиться. И подходить ко всему ровно и одинаково. Есть бизнес, которому больше надо внимания уделять, где меньше нужно внимания уделять.

Олег Анисимов:

Как можно уделять внимание двадцати пяти бизнесам?

Давид Якобашвили:

Можно уделить внимание, никакой сложности нет. Главное, у вас есть люди надежные, нормальные, с которыми вы общаетесь, которые работают, которые вам докладывают как-то или вы что-то делаете. Если вы со своей стороны помогаете, вмешиваетесь в нужное время.

Олег Тиньков:

А вообще в кризис много потерял бизнес? Просто все разные цифры называют и, мне кажется, что многие просто лукавят.

Давид Якобашвили:

Потери как? Частный отдельный бизнес, сколько потеряли в кризис. Во-первых, потеряли сами мы морально, в первую очередь. Материально, конечно, потому что расходы остаются, а доходная часть падает и достаточно здорово падает. Если взять вот «ВИММ-БИЛЛЬ-ДАНН», просто до кризиса мы котировались где-то 120-125, до 145 долларов доходила цена на акцию, а в какой-то момент вот 8 долларов. Но сейчас мы поднялись, сейчас смотрю, обрадовался, где-то в районе 95-96.

Олег Тиньков:

Надо было Вам звонить, когда я покупал.

Давид Якобашвили:

Так и делали. Чуть-чуть скупили. Вот такая вещь. Мы себя показали с хорошей стороны, смогли восстановить, во всяком случае, большой объем восстановили.

Олег Тиньков:

А вот, если посмотреть назад, не было ошибкой продажа «Danone» все-таки в свое время?

Давид Якобашвили:

Я думаю, что не было ошибкой. Совершенно нет. Во-первых, кто мог тогда сказать, что сегодняшняя цена, сегодня она стоит 4 миллиарда компания, тогда это был разговор о копейках каких-то, ну не копейках, но несравнимой ценой.

Олег Тиньков:

А сегодня теоретически могу купить или монопольный комитет не позволяет?

Давид Якобашвили:

Нет, нет. Конечно, любой может купить, просто никому не нужно и нам не надо продавать. Это наше детище. Мне приятно работать в «ВИММ-БИЛЛЬ-ДАНН», сегодня мы получили такие рейтинги со всех сторон, и, в общем-то, компания, как корпоративное управление, и как компания. Получили то ли 36-oe, то ли 37-oe место. Интересные вещи, просто.

Я хочу сказать, мой первый бизнес был, может быть, вообще даже не из этих вещей, даже в советское время у меня был бизнес, такой интересный очень. Я об этом рассказывал, он связан с сельским хозяйством. Я работал в Ведомственной охране, я не аттестованным был, тогда Федорчук пришел и стал Министром внутренних дел, он дал распоряжение, что можно было брать на откорм поросят. Давали на откорм поросят, я взял пару сотен поросят, и мы начали их откармливать, вырастили их и сдали государству. Конечно, там много было всяких таких моментов и смешных, и каверзных. Сдали государству по 3 рубля 50 копеек за живой вес порося. Уже большие борова были, по 100 килограмм. Уже хорошо получалось. Так что это был бизнес такой, предпринимательство.

Олег Тиньков:

В советское время это было. А где ты тогда находился?

Давид Якобашвили:

Я в Тбилиси тогда находился.

Олег Тиньков:

Ну, там знаменитые все цеховики были.

Давид Якобашвили:

Ну, это не цех был, это же официальное предпринимательство было, потому что мне заплатили 3 рубля 50 копеек за живой вес свиньи, так что это было хорошее дело. Так что в цехах нет, я не работал.

Олег Тиньков:

Давид еще советский предприниматель, не то, что российский, советский даже.

Давид Якобашвили:

Советский, да. Конечно, я тоже занимался, ну можно назвать это предпринимательством, но это была нормальная работа. Я чинил радиотехнику, магнитофоны, потом были видеомагнитофоны, ну так, починкой занимался. Это было, конечно, приработком определенным, предпринимательство такого плана. Потом пришли такие интересные годы, как 87 год, 88 год, столько всего можно было сделать, я даже занимался деревом. Значит, покупали дерево, перерабатывали его под Ленинградом, как раз на заводах, перерабатывали деловую древесину и продавали финнам. И делали детали для европоддонов. Хороший был бизнес. Заработал я тогда 22 тысячи марок немецких, такие деньги были. Купил сразу же себе "Мерседес" за 3,5 тысячи.

Олег Тиньков:

Я приезжал в Москву, а здесь ездили на "Мерседесах". На не очень новых, но тем не менее.

Давид Якобашвили:

"Мерседес" туда-сюда, это было очень интересно. Питерский товарищ все время вспоминает, он опаздывал в аэропорт, мы по Тверской объехали все машины, и выбегает гаишник с жезлом: «Стоп! Куда летишь?!» А у нас в салоне такая пачка денег лежит. Мы ему даем и просим открыть светофор. Открыл. Интересное время было, 88 год – это время вообще, конечно, такое шальное, но интересное.

Олег Тиньков:

А вот сейчас мы беседовали с предыдущем гостем неделю назад, про дизайн там разговор был. Это был Андрей Коркунов. Мы говорили про дизайн, я привел ему 2 примера плохого дизайна, есть такой, который мне не нравится, он такой синий «Рузское» что ли.

«Рузское».

Олег Тиньков:

Я не понимаю, как они вообще, такой ужасный дизайн, как они вообще выживают.

Давид Якобашвили:

Есть удачные упаковки, есть неудачные. У нас встречаются удачные упаковки.

Олег Тиньков:

У вас нормальная упаковка.

Давид Якобашвили:

Которая хорошо продается. К сожалению, сегодня маленьким заводам конкурировать очень тяжело, потому что, во-первых, в первую очередь, такие все перипетии в сетях, всякие проблемы, потом опять-таки цена на молоко. Разница в цене.

Олег Тиньков:

Ну, скажите, что там происходит? Здесь был Олег Жеребцов, владелец уже бывший «Ленты», ну, «Лента» - это один из крупнейших гипермаркетов в Петербурге, во всяком случае. Он рассказывал, что это вообще придуманная история с законом, что производители, которые в колхозах, которые не хотят помыть картошку. Купить там машинку за 20 тысяч евро, которая моет картошку и упаковывает в сетку, грязную везут. Их никто не берет, они ходят в Кремль, жалуются. И в итоге такой бредовый, никому не нужный закон. Ты что можешь сказать?

Давид Якобашвили:

Я не могу сказать. На самом деле, в одной из стран мира существуют такие межотраслевые договора, потому что потом решили делать закон.

Олег Тиньков:

То есть вот этот закон, который в этом виде сейчас есть?

Давид Якобашвили:

Ну, вот этот закон. Но, к сожалению, решили сделать закон. Сначала закон о торговле, потом сегодня он не имеет ничего общего с торговлей, потому что этот закон касательно продуктов питания. И как ими торговать, и что делать. Значит, сначала были претензии с одной стороны, что сети берут под определенные бонусы, они берут даже не бонусы, в общем, была такая недобросовестная практика, была, существовала. Ты же Тиньков, ты помнишь, о чем мы говорили. Мы сегодня поднимали этот вопрос. И не только сегодня поднимался этот вопрос, когда вам говорят, что если в магазине у них мой товар, значит, я за него отвечаю. Вот это недобросовестно.

Олег Тиньков:

Супервайзеры наши должны быть и так далее. Кассиров еще хотели своих посадить.

Давид Якобашвили:

Если они там допустим не получат какую-то прибыль по товару оговоренную, значит им за это платят. И так далее. Были определенные вещи. К сожалению, не договорились, но и не в этом даже дело. Сейчас уже нет этих самых, но сейчас уже дальше перешло уже совершенно в другое русло. Сейчас уже отстранили, отодвинули в сторону и сетевиков, и производителей. Духа их там уже нет, и решают все депутаты, которые решают за всю страну, значит, нужно проверять каждую цену, как образуется каждая цена.

Олег Тиньков:

Социально значимые товары – это вообще бредовая. Для меня сок, это не социально значимый.

Давид Якобашвили:

Потом начали регулировать цену полностью, потом не более 10% вы можете платить бонусов за сеть, а что такое не более 10%? Значит, нас загоняют опять в серую схему полностью. Опять будет кто-то приходить проверять, новые проверяющие, новые коррупционные связи и так далее, и тому подобное. Технический регламент на молоко, приняли его, конечно, приняли все, хорошо. К сожалению, те поправки, о которых мы сегодня говорим, их ночью, пeред заседанием, внесли дополнительно в список и проголосовали за них. Сегодня уже готовы снять. Все готовы снять, и премьер-министр выступал по этому поводу. Во-первых, там есть технические ошибки, а, во-вторых, полная дискредитация имени сухого молока. Сухим молоком питался весь Советский Союз все годы, потому что не было возможности доставлять на эти дистанции нормальное молоко. И назвали его, почему-то, молочным напитком. И сейчас мы это переживаем, потому что летом мы не покупали молоко и не сушили его, до его полной дискредитации. А сейчас молока нет. И фермеры выливали это молоко, потому что некуда было его девать. И порезали определенное количество скота. И сейчас у нас вообще нет молока, то есть нехватка. Где-то в день не хватает для Москвы 7 тысяч тонн молока..

Олег Тиньков:

А цена растет из-за этого?

Давид Якобашвили:

Цена растет. И будет расти, к сожалению. Вот такие вещи, мы делаем ошибки, потом их долго-долго исправляем и, как всегда, страдает покупатель и страдает страна.

Олег Анисимов:

Давид Михайлович, скажите, пожалуйста, в чем Ваша мотивация заниматься бизнесом? Это потому что Вы бизнесом занимались с утра до вечера.

Давид Якобашвили:

Это образ жизни. Это моя жизнь, это дает мне силы.

Олег Анисимов:

То есть интересно, да?

Давид Якобашвили:

Да. Это очень интересно. В любом случае, когда ты много печали всякой, проблем, каждый день какие-то потрясения, но это очень интересно.

Олег Тиньков:

То есть ни нули, ни Форбс там.

Давид Якобашвили:

Да какая там. Ни "Форбс", ни нули. Нули, знаешь, иногда счастлив бываешь от полкопейки. Миллиарды, не в этом же счастье. Счастье в том, что ты делаешь, в том, что ты достигаешь. И когда ты можешь сказать окружающим: «Вот я сделал».

Олег Тиньков:

А семья, у тебя сколько детей?

Давид Якобашвили:

Один.

Олег Тиньков:

Ну, ребенок – это тоже счастье, жена. Это важно.

Давид Якобашвили:

Да, это важно. Деньги они приходят и уходят так быстро. Знаешь, некоторых отравляет это все, и сразу падение такое.

Олег Анисимов:

А были случаи, когда Вы находились на грани разорения?

Давид Якобашвили:

Разорения. Нет, были случаи, когда и на картошку не было денег. Легко. Ну и что? Разорение, что такое разорение? Это же не страшно, оно приходящее и уходящее. Мы сами приходящее и уходящее. О чем тут говорить. Мы с вами здесь гости, нам должны как-то не нахамить. Уйти с достоинством, правда?

Олег Тиньков:

В данный момент еще какие-то планируешь новые бизнесы, новые сектора пройти? Или сейчас такая пауза?

Давид Якобашвили:

Знаешь, нет. На самом деле все время думаю об этом, все время есть такие мысли – сюда пойти, туда пойти. Вот инновации какие-то, есть мысли. Опять-таки все зависит.

Олег Тиньков:

Интернет, вот.

Давид Якобашвили:

Опять-таки, кто в этом разбирается. Умные люди, которые тебя не подведут. К сожалению, очень много потерпел от того, что люди, в общем-то, тебя подводили и были бизнесы, из которых уходили из-за партнеров, управленцев, потому что воровали, в общем-то, считали, что им нужнее, допустим, эти деньги нужнее. Или считали, что можно все делать. Дали денег, и вы, что? Вы хотите за это что-то получить? Мне так странно, они даже не понимают, что за этими деньгами, они же эти деньги могут использовать совсем в других целях, и чтобы заработать, надо было что-то сделать, надо было трудится, не додавать другим. А потом они считают, «ну и что?».

Олег Тиньков:

Да, воровство. Это бич.

Давид Якобашвили:

Это большая проблема, к сожалению. На всех уровнях. Один приятель есть, имя не хочу называть, все его знают, у него был бизнес в Питере. Товарищ, он вроде партнером его взял поработать, и вдруг приезжает через 2 месяца, а тот на "Фантоме" едет. А бизнес уже взят, каюк бизнесу. А сам едет на "Фантоме". Что сделаешь? Ничего не сделаешь. Во-первых, нет механизма, чтобы что-то сделать. Ничего не сделаешь.

Олег Анисимов:

А сказать?

Давид Якобашвили:

Ну, сказать, какие строгости?

Олег Тиньков:

Я как-то раз сказал в своем блоге, в Интернете у меня свой блог есть, я там пишу. Надо законодательную инициативу просто запретить выплаты дивидендов, если есть долг, просто запретить. Потому что абсурд – люди занимают, "Фантомы" покупают, а потом, вот я себя чувствую просто идиотом. Я вот пашу-пашу, а фамилии не будем называть, мы их все знаем. Банки, которые часто покупали и бизнесы, под шумок там, а у них, у всех виллы в Монако, они все хорошо себя чувствуют, банки эти сейчас все спасают. А думаешь «e-мое», то вот как?

Давид Якобашвили:

Ну, вот так, к сожалению.

Олег Тиньков:

Самая большая факторинговая компания, росла, ходил парень молодой, все про него писали, и "Форбс" и "Финанс", вот он звезда. Зовут его там Григорий, эта звезда сейчас миллиард долларов должна. А когда ко мне приходили инвесторы, я помню, банк не дал мне деньги, а сказал: «Я лучше дам в факторинговую компанию самую большую, в «ЕвроКоммерц», потому что они поинтереснее». И они им дали 100 миллионов, а нам не дали. И тут действительно руки даже опускаются. Вот планируешь, что-то строишь. А люди БАМ! Миллиард. Что ты думаешь по этому поводу?

Давид Якобашвили:

Я думаю, не надо по этому поводу. Пусть они там делают свое, знаешь, жить надо так, чтобы ты мог свободно ходить, вышел на улицу, пошел сам, без охраны, чтобы ты не боялся, что тебя сзади всегда кто-то подстерегает. В страхе жить – на фиг нужно! Главное, твоя порядочность – это твоя защита. А все остальное.

Олег Анисимов:

Давид Михайлович, а сейчас какие перспективные виды бизнеса?

Давид Якобашвили:

Перспективные. Тяжело сейчас сказать про перспективные. Любое производство, конечно, я какой-то оптимист, я всех агитирую, надо развивать производство, поднимать экономику, надо строить дороги, надо производить что-то на территории страны. Это все надо. Магазины строить, инфраструктуру создавать, все надо делать. Никто же за нас этого не сделает. А так сказать, вот быстро сейчас заработать деньги, даже не знаю. Даже банки сегодня в тяжелом состоянии. Большие банки, если была помощь государства, а так все это достаточно в тяжелом состоянии. Если вы берете, даже бизнес развиваете, сегодняшние проценты, ставки, они высоки, очень высоки. Даже спустили там до 12%, многие получили кредиты, но еще как-то прожить можно. Но я знаю, что у меня есть бизнес, и где у меня там 20-25%. Совсем недавно брали 35%. Возможно развивать бизнес, это до первого поворота, чтобы успеть его продать, чтобы совсем не потерять его.

Олег Анисимов:

Сейчас имеет смысл молодым ребятам начинать свой бизнес?

Давид Якобашвили:

Знаете, как оптимист и как предприниматель, я скажу «Да», ничего еще не началось и ничего еще не закончилось. Жизнь, она все время идет, каждый этап имеет своих героев, но возможности все равно огромнейшие. И много их, возможностей, можно их сделать, смотря, как приспособиться. Можно приспособиться, можно что-то делать, значит нужно что-то делать, нужно идти вперед. Ничего же еще не закончилось, ничего же еще не определилось.

Олег Тиньков:

Москва - это целое государство, по сути.

Давид Якобашвили:

Абсолютно, да.

Олег Тиньков:

Новая эра начнется.

Давид Якобашвили:

Ну, да. Все может быть. Там новые какие-то. Вот был Черкизовский рынок, его сейчас нет, но будут другие рынки. Пошли один, второй, третий.

Олег Тиньков:

Рынок пустоты не любит.

Давид Якобашвили:

Ничего не вечно под Луной.

Олег Анисимов:

Давид Михайлович, у нас традиционная рубрика, в конце передачи мы просим гостя посмотреть в камеру, представить там молодого парня 18 лет из глубинки и сказать ему напутственные слова.

Олег Тиньков:

Или москвича. Но молодого.

Давид Якобашвили:

Молодого, да. Конечно. На самом деле, в первую очередь, это не лениться. Хочу вас казать, что надо всегда идти вперед, надо грызть до конца. Потому что жизнь, она настолько интересна, вы сюда пришли гостем, но вы сюда пришли, чтобы что-то показать, что-то сделать, чего-то достичь. Да, вам это интересно, вы можете своим детям рассказать, чего вы достигли, когда-то сделали, и ваши достойны жить в хорошей стране. Я так считаю, от вас тут много чего зависит, в этом плане. Так что не стесняйтесь, идите вперед.

Олег Анисимов:

Спасибо большое.

Олег Тиньков:

Спасибо за время и за то, что поддержали нашу молодую передачу.

Давид Якобашвили:

Спасибо.

Комментарии (1)




Другие выпуски "Бизнес-секретов"

Если
нужны деньги.
Кредитная карта
«Тинькофф Платинум»
Если деньги
нужно приумножить.
Вклады и счета
?? ? Google+