Предприниматели – это агенты Бога

Просмотров: 12042

Почему бытует миф о том, что евреи жадные и чересчур предприимчивые? В чем отличие между евреем и русским? Действительно ли секрет богатства заключен в происхождении человека? На эти и многие другие вопросы ответит Дмитрий Агарунов, основатель компании Gаmeland.

Текстовая версия передачи

Олег Анисимов, вице-президент ТКС-банка:

Здравствуйте, уважаемые хакеры, геймеры и хулиганы. Сегодня у нас в гостях Дмитрий Агарунов, издатель одноименных журналов и глава компании «Gameland». Он еще издает более 10-20 (сейчас он расскажет) изданий. Имеет, в том числе, телевидение. Дмитрий, добрый день.

Дмитрий Агарунов, основатель компании «Gameland»:

Здравствуйте.

Олег Тиньков, бизнесмен:

Приветствуем у нас в студии.

Дмитрий Агарунов:

Привет, Олег.

Олег Анисимов:

Как кризис отразился на ваших специализированных проектах?

Дмитрий Агарунов:

В целом, очень серьезно на медиа отразилось. Медиа – вообще одна из самых пострадавших отраслей во всем мире. С другой стороны, мы и росли быстрее всех. Была очень высокая активность, мы росли по 100% в год. Поэтому жаловаться грех на судьбу.

Олег Анисимов:

Но пострадали именно специализированные проекты?

Дмитрий Агарунов:

Пострадали.

Олег Анисимов:

Вот кто больше пострадал: универсальные или специализированные?

Дмитрий Агарунов:

Пострадали все, но меньше пострадали специализированные – это точно. Но у нас других и нет. На 30% примерно в рублях упал общий оборот. Я считаю, что, в принципе, это не трагично. Потеряли нормально денежек. Потому что мы в августе до кризиса поглотили конкурента, соответственно хоть и успешно поглощали, но и кризис одновременно, увольнения. Людей надо увольнять – им надо платить выходное пособие. Соответственно первое полугодие 2009 года (январь-май) – значительные затраты. Т.е. затраты выше, чем расходы. В этом, кстати, минус. И я даже в своей колонке в «Форбсе» написал, что, где справедливость? Когда от меня человек уходит, он мне компенсацию не платит. Когда я увольняю – я должен платить. Почему? Вот это вызвало огромное обвинение в жлобстве, в жадности, в буржуазности и во всем остальном. Но компанию надо спасать, поэтому я вынужден увольнять суперклассных людей и я еще должен нести тройные затраты на сам факт увольнения.

Олег Анисимов:

Это 4-месячная зарплата.

Дмитрий Агарунов:

У меня же одни зарплаты. Это медийный бизнес, кроме людей ничего нет вообще.

Олег Анисимов:

Получается, у вас супер классный состав, если пришлось увольнять таких серьезных людей, которых вы считаете большими профессионалами? Ну, остальные говорят, что все-таки увольняли не самых лучших.

Дмитрий Агарунов:

Ну, и такие были. У меня совпадения: из-за того, что мы сделали поглощение, были разного уровня сотрудники, разумеется, старались самых сильных оставить. Но бывало и такое, что человек-то сильный, но сама бизнес-модель не разрешает ему работать в том же качестве, что и он был вчера. А далеко не все люди настолько гибки, что начинают работать в новом качестве и осваивать новые навыки. Хотя все были приглашены. Всем уволенным я сделал предложение немедленно начать свой бизнес. Я бесплатно даю рабочее место, бесплатно даю рекламу в любых наших медиа, и вообще все, что у меня есть: знакомства, советы.

Олег Тиньков:

Кто-нибудь воспользовался?

Дмитрий Агарунов:

Да. Из 220 уволенных воспользовались 12 человек.

Олег Тиньков:

Вот процент предпринимательства на Руси.

Дмитрий Агарунов:

Но это, кстати, неплохой процент. Это не Русь. К сожалению, мои сотрудники – это уже 1% от Руси. Там единственная работа, которой я занимаюсь, отбираю людей. Первичные фильтры – из 100 остаются 10, вторичные – 1. И вот этот 1 только попадает ко мне на собеседование.

Олег Тиньков:

Я знаю, что ты несколько месяцев прожил в Израиле. И там предпринимательский дух. Там есть такое мнение, что самые предприимчивые люди как раз – это евреи и армяне. Что ты хочешь нам сказать? Чем мы отличаемся?

Дмитрий Агарунов:

Вот я как-то армян больше вижу. В меня почему-то евреи не инвестировали, а армяне инвестировали.

Олег Тиньков:

Почему южные люди более предприимчивы?

Дмитрий Агарунов:

Почему же только южные? Это ложь, потому что в меня, например, инвестировали 2 супер предприимчивых шведа, которые сбежали с российской Швеции, чтобы вкладывать в русские предприятия.

Олег Тиньков:

Да, с холода.

Дмитрий Агарунов:

Да, там холодно, все нормально с этим. Уровень, процент предпринимателей, а я очень большой энтузиаст предпринимательства как такового (как образа жизни), я считаю – это ключевой фактор развития страны в целом по всем направлениям, но еще и самого благополучия даже людей на всех уровнях. Так вот я считаю – это немножко миф. Во-первых, когда мы живем в какой-то стране, самым ярким нам видится, что, чем больше отличается, то нам кажется, что все такие.

Олег Анисимов:

Может быть предпринимательский дар связан с тем, что человек должен находиться в меньшинстве национальном в той или иной стране. Например, русские в Латвии очень хороши.

Дмитрий Агарунов:

Абсолютно отличный пример. Вот в Латвии кажется, что все предприниматели русские. Если ты вообще меньшинство – это давит, чтобы пробиваться. Вопрос про евреев – там, то же самое. Нас все время немножко придавливали, в той или иной степени, в России, соответственно нужно было что-то кому-то доказывать. В Израиле в окружении 100 миллионов арабов, вооруженных до зубов и страшно богатых, лопающихся от нефтедолларов, чтобы 6-миллионной нации противостоять, надо быть какими-то супермегакреативными. Это часто от нужды, конечно же. Генетически – полный бред. Никакие евреи не предприниматели. Такие же ленивые социалисты, как и здесь.

Олег Тиньков:

Там влияние кибуцу еще остались, да?

Дмитрий Агарунов:

Кибуцу хотя бы еще работают. А есть вообще шланги: дай им пенсию, дай им то, дай им се.

Олег Анисимов:

А как же долгая европейская история, когда ростовщичеством только евреи и занимались?

Дмитрий Агарунов:

Потому что все остальные профессии были запрещены. Вы думаете, откуда алмазы взялись в еврействе. Это была одна из немногих профессий, которая была разрешена не христианам. Вы думаете потому, что все время алмазы не было куда девать? Евреи – это традиционно нищая, голодная нация, все время убиваемая. Вот этот подъем произошел только в XIX-XX веке в Европе. Так что мифы есть мифы. Давайте не забывать: то, что нам сейчас кажется 100%, 100 лет назад было с точностью до наоборот. Русские – это супер нация, супер сильная, супер мощная.

Олег Тиньков:

Т.е. генетически мы способны быть предпринимателями? Успокоили.

Дмитрий Агарунов:

Генетически… вот этот национальный вопрос, в Израиле тоже все ноют, ноют и ноют. Посмотри, за 20 лет нация сделала колоссальный рывок. Из страшного, аморального, кошмарного устройства общества, унизительного (какие-то коммунисты, партайгеноссы, какие-то "Волги", какие-то разрешения на выезд в Болгарию, после которых ты герой до конца жизни) выросло в принципе нормальное общество. У нас во главе государства стоят нe 80-летние умирающие дедушки, а нормальные живые люди.

Олег Тиньков:

А с другой стороны, трудно спорить со статистикой, особенно если это статистика журнала «Финанс». Когда смотришь рейтинг миллиардеров, то там Потанин навскидку есть, я есть там в четвертом десятке, русские фамилии я имею в виду…

Дмитрий Агарунов:

Ты смотришь рейтинг Топ-100?

Олег Тиньков:

Ну, Топ-10 – там вообще русских нет.

Дмитрий Агарунов:

Дам тебе один комментарий. Когда Великобритания оккупировала Гонконг, наверное, до 60-х годов, половину экспорта держала индийская община. Их там всего, по-моему, было несколько тысяч человек, в основном Синди в Гонконге. Ничего, китайцы научились и начали действовать. Потому что…

Олег Тиньков:

Индусы в Сингапур ушли.

Дмитрий Агарунов:

Они многие уехали, многие остались. Но китайцы научились не хуже. Но тогда культура экспорта: они не говорили по-английски. В основном половина экспорта была в индийских руках. И это нормально. Когда государство, нация (особенно большая), резко преобразовывается, разумеется, маленькие нации (особенно приезжие) видят больше для себя возможностей. Потому что они привыкли кататься, путешествовать, все видят свежим взглядом. Но пройдет 10-20 лет, и ты увидишь, что русские заберут все ведущие позиции. Даже не думай.

Олег Анисимов:

Ваня 33 года сначала будет лежать, потом встанет и все-таки сделает, да?

Дмитрий Агарунов:

Да не надо себя недооценивать! Повторю, за 20 лет нация сделала колоссальный рывок. Мы живем в капиталистической, рыночной, справедливой экономике. Нация жива, здорова, слава Богу.

Олег Тиньков:

Да, мы себя в другой раз слишком бичуем.

Дмитрий Агарунов:

Все у нас есть, все нормально. Для 20 лет сделать такой переход, да еще и без крови, без ничего пройти 98-ой год, неплохо пройти сейчас этот кризис. Посмотрите, как неплохо себя ведет правительство. Посмотрите, как народ себя неплохо ведет. Работают!

Олег Анисимов:

Почему же тогда так мало людей идут в предпринимательство?

Дмитрий Агарунов:

Две вещи. Во-первых, чтобы сказать, как мало, надо сказать, как должно быть. Давайте, я вам предоставлю статистику, которую я привез из Соединенных Штатов. На 300 миллионов населения Америки зарегистрировано 24 миллиона предприятий. Только 4% – больше миллиона долларов в год оборот. Только 0,4% – выше 10 миллионов долларов оборот. Т.е. с одной стороны, огромное количество предприятий. С другой стороны мы видим, что то, что мы называем бизнесом здесь в России (хотя бы 10 миллионов долларов) – это всего лишь буквально 200 000 предприятий. Проблема в том, что когда простой или не простой инженер, изобретатель, дворник хочет сделать свое небольшое дворническое предприятие по чистке, он это может сделать в Америке без проблем. У нас он это не может сделать. Хотя, в принципе, сантехник, дворник может обслуживать целый район, имея пару машин. Спокойно придя, взяв в лизинг хорошие машины, наняв 2-3 человек – проблем-то нет.

Олег Тиньков:

У них это садовник называется.

Дмитрий Агарунов:

Часто они де-факто и существуют. Например, вот мой дом (я живу вот в этом районе) обслуживает киргизское село (бригада), вот в какой-то форме. Но это трудно сделать официально. И это невыгодно делать официально. И поэтому нас отсечено именно малое количество. Этот «геморрой», который мы вот испытываем с тобой, в принципе не нужен вот таким вот людям, которые способны сделать небольшое хорошее предприятие, заменяющее им зарплату. Вместо зарплаты в 100-200 тысяч долларов делает бизнес, делает свои 300, надеется на 500-600. Вот этого у нас действительно нет. Но это, наверное, формат государства, формат общества. Но предприятия средние и большие – ты не можешь по-другому. Тебе хоть какие препятствия дай, тебе хоть гвозди в голову вбей – ты, все равно, будешь делать свой бизнес. И я тоже. Поэтому надо разделять: «предприниматели – предприниматели» и просто предпринимательство (инженер с предпринимательской жилкой).

Олег Анисимов:

Селф-имплоймент это называется, да?

Дмитрий Агарунов:

"Селф-имплоймент" можно назвать. Половина из этих – это "селф-имплоймент". Т.е. там нет таких, кто отдыхает с миллиондолларовым предприятием. Ты не можешь себе этого позволить.

Олег Тиньков:

У нас это «buy you» тоже началось.

Дмитрий Агарунов:

Да, и у нас уже, - это неплохо. Упрощенка, очень неплохие условия созданы.

Олег Тиньков:

Вот Олег может рассказать. Он недавно зарегистрировал, месяц назад сам пошел в мэрию. Расскажи нам, как там происходят дела. Очередь была?

Олег Анисимов:

Была. Но она очень быстро прошла. И все довольно таки быстро я зарегистрировал за полдня.

Олег Тиньков:

Сколько человек было перед тобой?

Олег Анисимов:

Человек 300.

Олег Тиньков:

300?!

Олег Анисимов:

Да.

Дмитрий Агарунов:

Полдня. Знаешь, сколько я в Гонконге регистрировал предприятие?

Олег Анисимов:

Сколько?

Олег Тиньков:

1,5-2 часа.

Дмитрий Агарунов:

Да какое там 2 часа! 30 минут.

Олег Тиньков:

Ну, 30 минут.

Дмитрий Агарунов:

Здрасьте, и до свидания.

Олег Тиньков:

Не, но 300 человек в очереди – это уже ой-ой-ой. А вы еще не в очереди! Ну что такое?

Олег Анисимов:

Зато меня удивила еще такая вещь: они сказали прийти за документами через неделю, но у меня было очень много дел, большая загрузка, и я не смог прийти через неделю. Еще дней 7 прошло рабочих, и мне все прислали по почте, хотя об этом нигде, в принципе, не было сказано.

Дмитрий Агарунов:

Вот, пожалуйста, пример. Хватит ругать Россию, себя. Прекрасная нация, богатая, умная, здоровая. Чудесная, экзотическая столица среди снегов. Мы же самая северная столица.

Олег Тиньков:

Нам еще в программу ребята часто пишут. И я вот решил теперь у каждого гостя спрашивать и у тебя спрошу. Ты первый, эксклюзив. Они говорят: вот они все сидят, приходят такие умные, миллионщики все там.

Дмитрий Агарунов:

У меня IQ ниже среднего в моей компании.

Олег Тиньков:

Кстати, сколько денег у тебя? Расскажи.

Дмитрий Агарунов:

Денег… У меня на счету миллион рублей. Больше нет.

Олег Анисимов:

А бизнес сколько стоит?

Дмитрий Агарунов:

Я надеюсь, десятки миллионов долларов.

Олег Тиньков:

Вот они говорят: такие приходят. Мы вот тупые, мы сидим у компьютера и смотрим вас. Хоть бы один сказал: ребята, пойдите туда-то, возьмите то-то, вот такая-то тема. Вот конкретно: купи пельменную машину, производи пельмени (себестоимость в 2 раза) – продавай. Можешь что-то конкретно назвать, какую-то в идеале сферу, хоть что-то?

Дмитрий Агарунов:

Я считаю, что надо делать то, что где ты: А – разбираешься, Б – что ты любишь.

Олег Тиньков:

Ну, наш целевой зритель – это где-то 18-22 года. И они не особо в чем-то, где-то, пока, разбираются.

Дмитрий Агарунов:

Олег, если ты с 18 лет мужик. Я работаю с 14 лет на заводе. Если ты в 18 лет не работаешь – подумай вообще, зачем тебе бизнес, если тебе деньги не нужны. Правильно? У меня работают люди с 11 лет. У меня есть ребята, которые работают с 11 лет! В 25 лет он уже миллионными оборотами руководит. И я жду на днях, когда он уйдет, чтобы основать свой бизнес, где я буду очень хотеть там участвовать. Если в 18 лет мужик не работает, не служил в армии, то, во-первых, я ему даю совет: работать и отслужить в Российской армии. А во-вторых, надо спросить: если деньги не нужны, зачем весь этот огород городить? Это не эта передача.

Олег Тиньков:

Тем более, что, если он настоящий мужик, он должен вывезти бабу в Геленджик. Правильно? Иначе нет.

Дмитрий Агарунов:

Абсолютно верно. Нельзя быть смотивированным. Нужно быть только самомотивированным – я что-то хочу. Потому что, чем хороша Россия? Мы преодолели 20-летний период преобразований. Я надеюсь, теперь начался 300-летний период строительства. Т.е. вчера вот ты был инженером и надо было иметь смелость, чтоб все бросить, поехать в Китай – все, ты миллионер. Все, что привозишь – все продается, 300% прибыли.

Олег Тиньков:

Челнок в смысле, да?

Дмитрий Агарунов:

Да. Но на первых этапах (в 90-ых годах) нужна была смелость. Потом смелость и какая-то последовательность. И кстати, челноки зарабатывали нормально, по 50-100 тысяч долларов в месяц.

Олег Тиньков:

Ну, я был челноком. Столько, наверное, нет. Но 50 можно было.

Дмитрий Агарунов:

50, 100 – разницы нет. Просто ты уже начал тяготеть к более цивилизованной форме. Но если бы ты остался – ты бы заработал больше и исчез бы. Потому что наступила вторая формация: например, небольшое производство. А сейчас наступает третья формация. Вот просто производя пиво и делая вызывающую рекламу – этого мало. Нужно полную дистрибьюцию, маркетинг, то, се делать и каждый день добавлять улучшения. И так 100, 200, 300 лет. Поэтому сейчас надо перестраиваться. Не все это быстро поймут. Поэтому я обращаюсь к телезрителям:

1. Абсолютно отбросить надежду быстро заработать. Эти времена прошли. Ну, был такой период в России. Все.

2. Понять, что ежедневно спокойно работать днями, месяцами, годами – это самый быстрый путь к богатству.

3. Какие сферы. Сферы любые, по причинам, которые изложил выше. В России еще нет наполненности, есть некие рамки бизнеса, но наполненности каждой ниши еще нет тем разнообразием, которое мы видим, например, в развитых странах. Поэтому не надо говорить: «Ой, как же я пиццу открою, если вот за углом еще есть пицца? Как же я шаурму открою, если за углом есть шаурма?». 99% процентов шаурма – это гавно. 99% пиццы – гавно. Открывайте нормальную пиццерию с нормальным сыром. Сами лично контролируйте, чтобы никто не воровал. Будете в шоколаде. Может, не завтра. Может, не послезавтра. Ну, месяц, год.

Олег Анисимов:

Дмитрий, мне кажется, все-таки есть сектора, которые находятся в худшем положении. На мой взгляд, печатные СМИ: новые открывать сейчас крайне рискованно. Наверное, вы, как издатель, согласитесь?

Дмитрий Агарунов:

Нет, я не соглашусь. Если вы журналист, есть что сказать. Не то, что там Бритни Спирс купила новые трусы – вот это не надо печатать, это уже никому не нужно. Это бесплатно полно везде. Я это называю «комоди ньюс». Если есть интервью с Олегом Тиньковым, с Димой Агаруновым, глубокие вопросы – проблем нет. Задорого может продавать и надо продавать. Журналисты так опустились, что журнализм воспринимается как некий набор слов. А где анализ, где понимание? Я за всю жизнь, включая международный журнализм, встретил 2-3 журналистов, которые понимают бизнес и задают мне вопросы, понимая, о чем они спрашивают. Сегодня я вот убежал от журналиста очень большого известного американского издания. Я ему говорю: «Я вот уже тебе 5 раз повторяю одно и то же, а ты не понимаешь, о чем я даже говорю! Чего ты сюда приехал?!». Просто разозлился. И вот эта халява не работает. Все. Если это глубокое правильное интервью, анализ, решение… Покажите мне, где дается инструкция, как делать деньги в Фейсбуке или как продвигать свой товар в социальной сети. Покажите, релевантную правильную статью, которая сделана на основе успешного кейса. Нету, лень!

Олег Анисимов:

Дмитрий, 3 мотиватора у тебя какие? Первое, наверное, это одежда. Вот ты красиво одет.

Дмитрий Агарунов:

Во-первых, вот это 300 долларов. Я все обожаю покупать с огромными скидками. Вот я, прям, кайфую, когда у меня ничего нет из ритейла. Я считаю, вот в западло пойти в магазин и купить.

Олег Тиньков:

Экономить – это правильно.

Олег Анисимов:

А где можно за 300 долларов купить такое?

Дмитрий Агарунов:

Это в Соединенных Штатах, но не в простом магазине. Еще я купон распечатываю на день раньше, 5 минут траты. Так вот я делаю шопинг один раз в год. Один день я трачу, все – больше дальше не смотрю на шопинг.

Олег Тиньков:

Да, если вернуться к 18-летним, я с тобой согласен. Был в Петербурге на той неделе, пришел к старшему родному брату. Племянник, 19 лет, учится в Горном институте, там же, где и я учился. Зашел, время, час дня, понедельник. Сидит и играет в игрушки, Интернет включен, игрушки он-лайн. Такой вот двухметровый дылда выше меня ростом. Поздоровались. В контексте разговора, но там тема всегда одна (парадигма) – младший брат богатый, старший бедный, дай денег, так или иначе все в это попадаем.

Дмитрий Агарунов:

У меня старший брат.

Олег Тиньков:

Все, у кого есть деньги, все меня понимают. Ну, мы там с братом поговорили. И мой племянник, его сын, говорит мне: «Олег, ну вы помогите папе, ну что такое». Извиняюсь, я просто обалдел. Я ему говорю: «Слышишь, тебе 19 лет, ты сидишь играешь на компьютере на Васильевском острове с видом на залив в квартире, которую я купил за полмиллиона долларов». Смотрит на меня и говорит мне, чтобы я помог папе. Тебе 19 лет, подними жопу, прекрати играть на компьютере (это я к тебе, Игорь, обращаюсь) и иди что-то сделай. Т.е. это нонсенс просто. Вот молодежь.

Дмитрий Агарунов:

Олег, во-первых, молодежь разная. Я тебе приведу пример. Вот этот 11-летний парень, у него умер папа. Ну, живет с мамой, надо кормить. Парень бросает школу, москвич, и вот такой у него бизнес. Он берет в рент большие хабы (дисковое пространство в Штатах) и здесь сдает в розницу, в основном порногалереям. Не то, чтобы это порнобизнес, но они просто потребители.

Олег Тиньков:

Понятно. Сервера эти, да?

Дмитрий Агарунов:

Т.е. он не работал по найму ни одного дня. Не то, чтобы огромные деньги, но в свои где-то 14, когда я с ним познакомился, 5-6 штук он зарабатывал. Извини меня, после этого мне рассказывать какие-то сказки дедушки Пыхто – это полная чушь. Сейчас ему 25 – уже четвертое предприятие. Вот сейчас они строят микрогостиницы здесь в Москве дешевенькие, как у вас в Питере.

Олег Тиньков:

Тоже для девушек?

Дмитрий Агарунов:

Не, да он не занимался этим, это не порнобизнес.

Олег Тиньков:

Шутка, шутка.

Дмитрий Агарунов:

Это считай опт-розница по сравнению с Соединенными Штатами.

Олег Анисимов:

Какие же мотиваторы, кроме одежды?

Дмитрий Агарунов:

У меня лично несколько мотиваторов. Первое – это самореализация. Я все-таки рожден строителем. Понятно, что в 11 лет я был неосознанным и чего-то меня колбасило: почему-то все поехали в лагерь, а я хотел на завод. Т.е. тогда я не понимал, что, значит, от Бога у меня есть какой-то огонь, есть какой-то дар строить. Вторая мотивация – это значимость. Наверное, только в 40 с лишним можно признаться себе в таких вещах. Когда я очень устал и уехал в Израиль пожить (6 месяцев), что-то вообще никаких сил не было, и я там понял, насколько мне важно что-то значить для других людей, быть влиятельным, оказывать положительное влияние на них.

Олег Анисимов:

Т.е. тщеславие.

Дмитрий Агарунов:

Значимость, значимость. Тщеславие – это когда все об этом знают. А значимость – это ты пришел и говоришь: «Дим, вот мне важно, вот этот вопрос не могу решить, помоги». Мы только вдвоем об этом знаем. Но я реально помог.

Олег Анисимов:

Амбиции, амбициозность это называется.

Дмитрий Агарунов:

Слушай, зачем ты подбираешь другое слово? Я тебе дал правильное слово – значимость. И третье – это высочайший комфорт для меня и моей семьи, т.е. забота о себе и моей семье. Вот 3, наверное, мотиватора, которые меня ведут.

Олег Тиньков:

С религиозной точки зрения, причем, в любой религии, иметь много денег и все, что ты только что сказал, хорошо жить, обеспеченно и т.д., то это если не грех, то это не поощряется.

Дмитрий Агарунов:

Неправда. Во-первых, еще один миф. Что значит не поощряется? Где написано (даже в христианстве), что нельзя много зарабатывать? Расскажи мне. Вот это про осла или верблюда в угольное ушко? Я сразу скажу, это неправильный перевод и с иврита, и с арабского еще – это двойной неправильный перевод.

Олег Тиньков:

Про мусульман, там вообще темы нет.

Дмитрий Агарунов:

Просто этот перевод попал, насколько я знаю, сначала перевели Тору на арабский неправильно.

Олег Тиньков:

И что сказали, что скорее пройдет?

Дмитрий Агарунов:

Там верблюд, еще шерсть имеет разное значение – это я специально изучал. Гарантирую.

Олег Тиньков:

Нет, прямого запрета в христианстве нет. Но как бы так не поощряется, я б сказал. Во всех притчах мы видим, что богатый, как бы, в негативном свете.

Дмитрий Агарунов:

Неправда. Неправильно ты считаешь. Купи другие какие-то книжки. Давайте я изложу свое понимание. Во-первых, богатство – это благословение. Согласись, ты не особенно умный человек.

Олег Тиньков:

В общем-то, да.

Дмитрий Агарунов:

Есть люди профессора, академики, которые живут намного беднее тебя и делают меньше денег. Нет фактора заслуженности. Деньги не связаны ни с умом, ни с красотой, ни с чем другим. Деньги – это благословение от Бога. Согласен? Ну, с той же работой ты мог заработать 2 миллиарда, а мог 200 миллионов. Ну, согласись.

Олег Анисимов:

За счет труда все-таки.

Дмитрий Агарунов:

Нет. Тяжело потеть, трудиться, можно работать – ноль, тысяча. Да, это труд. Но 10 миллионов и 10 миллиардов – это уже не труд.

Олег Тиньков:

Ну, конечно, Господь дал, что уж там.

Дмитрий Агарунов:

Это благословение. Соответственно тебе дали, самый главный вопрос, зачем? Чтоб купить яхту-шмяхту? Вряд ли у Бога такие простые цели. Соответственно мы, предприниматели, агенты Бога по обустройству Земли. По обустройству, по освоению планеты по материальной части. Я бы предпочел быть с раввинским мозгом и лучше духовно настраивать. Но мне дали материально. Вот я человек с лопатой. И я себя ощущаю, что вот мне дано от природы строить. Эти деньги на строительство.

Олег Тиньков:

Да, я соглашусь. Как раз в христианстве это есть: с дающего спрос, с него спросят.

Дмитрий Агарунов:

Но тот же Бог сказал такие вещи (опять же это я так считаю, чтобы я не был представителем Бога здесь), что отдавать больше 20% не надо, нельзя. Т.е. от 10 до 20% рекомендуется иудаизмом. Почему?

Олег Тиньков:

Так значит процент есть? В Торе что ли это прописано? Вот это рациональный подход к вопросу.

Дмитрий Агарунов:

Да. Ну, не могу сказать, как написано, но наши мудрецы и в наших книгах везде написано: не менее 10, не более 20. На что? На помощь бедным: бедным, как духовно, так и материально. И всегда лучше давать удочку: лучше дать работу, чем деньги. Я считаю, дать деньги – это убить человека, дать работу – это его поднять.

Олег Тиньков:

Ну, конечно.

Олег Анисимов:

Роман Аркадьевич Абрамович 20% отдал кому-нибудь?

Дмитрий Агарунов:

Я думаю, он давал еще со школьной скамьи.

Олег Тиньков:

А почему ты считаешь, что он не давал?

Олег Анисимов:

Но не бедным, видимо.

Дмитрий Агарунов:

Я думаю, что он давал всегда.

Олег Тиньков:

Мне тоже кажется, что он жертвовал.

Дмитрий Агарунов:

И кстати, я не знаю, будет ли ему приятно, если назову имя. Я подошел к одному миллиардеру (еврейскому, религиозному, международно-известному) и сказал: «Можно вы будете моим наставником?». Он мне говорит: «Я тебе что, бизнес-школа, что ли?». – «Хорошо, дайте хотя бы ваш совет». – «Давать за такое, то на иврите- помощь бедным». Я на следующий день начал давать – и благословение пошло. Потому что считается, что нам дают 110%, т.е. ты получил миллион – твои 900, а 100 – ты агент. Вот мой взгляд на богатство. Богатство – это хорошо. С богатством, также как и с другими вещами, надо поступать правильно. Как правильно? Выполняем заповеди – будет хорошо. Не выполняем – будет плохо. Богатство, жена, наше тело, наше здоровье, дома, снег, все, что угодно – принцип один: выполняем заповеди – хорошо, не выполняем – плохо.

Олег Анисимов:

Вот там сейчас сидит человек из Ярославля.

Дмитрий Агарунов:

Серьезно?

Олег Анисимов:

Да.

Дмитрий Агарунов:

Зема?

Олег Анисимов:

Зема. Ему сейчас, наверное, 16 лет. Ему надо дать жизненный совет.

Олег Тиньков:

Или 20 лет.

Дмитрий Агарунов:

Только не совет, а вот просто подележка. Ладно?

Олег Тиньков:

Наставничество.

Дмитрий Агарунов:

Совет не хочу давать. Подележка – это верить в хорошее. Хорошее – это заповеди. Самому поступать хорошо. Насрать на всех остальных. Пусть все остальные, что угодно делают – это не твое дело. Твое дело – отвечать за себя. Поступать хорошо, смотреть вокруг себя, вокруг своей семьи, города, страны, где хватает масштаба, и строить. У нас страна, слава Богу, недостроенная. Строить и строить на поколение. Ценить это счастье жить в нашей стране, в России, в такой момент и возможность самореализоваться и ее построить. Взять любое маленькое дело: начинать с минимума, не страшного шага, и каждый день по чуть-чуть, может быть, добавлять. А, может, и не добавлять. Но главное – делать, вместо болтовни и жалоб.

Олег Тиньков:

Спасибо больше, Дима.

Дмитрий Агарунов:

Спасибо.

Олег Тиньков:

На самом деле очень правильные и очень хорошие слова.

Комментарии (16)




Другие выпуски "Бизнес-секретов"

Если
нужны деньги.
Кредитная карта
«Тинькофф Платинум»
Если деньги
нужно приумножить.
Вклады и счета
?? ? Google+