Цены на жильё упали на 10%

Просмотров: 11324

С чего начиналась карьера бизнесмена Эдуарда Тиктинского? Как ведёт себя рынок жилья? Какой сегодня бизнес лучше начинать? Владелец группы компаний, работающих на инвестиционно-строительном рынке, делится пятью секретами современного бизнеса.

Текстовая версия передачи

Олег Анисимов, вице-президент ТКС-банка:

Здравствуйте, люди, мечтающие купить жилье в Москве, Санкт-Петербурге и любом другом российском городе. Перед Вами наш гость Эдуард Тиктинский – глава и владелец петербургской компании RBI и компании «Северный город», одной из немногих, которая в этот кризис оказалась не в плачевном финансовом состоянии, продолжала строить и не имела больших долгов. Как дела, Эдуард? Восстановились продажи?

Эдуард Тиктинский, основатель холдинга RBI:

На самом деле, продажи идут достаточно хорошо, ведь они упали только в конце 2008 года, когда действительно все люди растерялись. Дальше постепенно стали восстанавливаться, сначала в домах высокой степени готовности, а потом люди стали постепенно разбираться. Если раньше они просто покупали в домах высокой степени готовности, потом стали смотреть компании – кто строит, кто не строит. Если компания не строит, у нее прекратили покупать любой степени готовности, а если компания строит, то у нее стали и на нуле покупать. Так что в целом грех жаловаться!

Олег Тиньков:

А как ты вообще стал предпринимателем? Что тебя сподвигло? Это еще студентом, рабочим, инженером - где начало, расскажи! Про мотивацию.

Эдуард Тиктинский:

Интересная история, у меня родители были врачи, социально не очень успешные люди, отец болел очень долго. И у меня с детства было желание быть успешным. Тогда, в советское время было не очень понятно, я мечтал быть адвокатом, потому что других профессий, таких творческих, не было. Тогда я в 5 или 6 классе заявил, что у меня будет свой водитель и домохозяйка, очень всех повеселил, тогда еще гости были.

Олег Тиньков:

Какой год это был?

Эдуард Тиктинский:

Это был 92-й год.

Олег Тиньков:

Пора.

Эдуард Тиктинский:

Да. Первое время был драйв, было желание всем доказать, ведь из условно неблагополучной семьи, у кого-то были кроссовки, а у меня не было. Эта мотивация тянула меня 4-5 лет.

Олег Тиньков:

Т.е. ты студентом уже что-то замутил?

Эдуард Тиктинский:

Да, я на втором курсе.

Олег Тиньков:

Какого института?

Эдуард Тиктинский:

Политеха, я учился на экономическом факультете.

Олег Тиньков:

Что начал делать? Компьютеры?

Эдуард Тиктинский:

Нет, практически сразу я начал заниматься недвижимостью.

Олег Тиньков:

Только маклеры были в это время.

Эдуард Тиктинский:

Я пришел в агентство по недвижимости в 20 лет, и с помощника президента собственника американца за год я стал генеральным директором.

Олег Тиньков:

А как ты сдавал?

Эдуард Тиктинский:

Интерактидентом. Я ушел оттуда через год, он оказался мудрым, когда я полез во все финансовые отчеты и стал спрашивать, где деньги, он сказал, что мне пора делать свой бизнес. Я ушел, и появилась RBI, она была на Восстания, а на канале Грибоедова был «Дом+». Потом появились другие мотивации. Эта мотивация быстро издыхает – кому-то что-то доказать, ты начинаешь искать другие мотивации: оставить что-то после себя. Когда зарабатываешь первые деньги, я искал для себя мотивацию: почему мне надо делать это дальше? Я понимал, что не вижу другого пути для самореализации, бизнес – это моя возможность самореализовываться и делать что-то на самом деле красивое.

Олег Анисимов:

На сколько упали цены на недвижимость в Питере?

Эдуард Тиктинский:

Они упали на 10% в рублях, а в долларах в полтора раза, т.е. то массовое жилье, что стоило 3000, теперь стоит 2000, грубо говоря, 60-70 тысяч рублей.

Олег Тиньков:

А в Москве?

Эдуард Тиктинский:

В Москве примерно такая же ситуация, в полтора раза в долларах, но рынки совсем разные в Питере и в Москве. В Москве совсем другая ситуация.

Олег Тиньков:

Т.е. все-таки галстук есть нужно?

Эдуард Тиктинский:

Галстук есть нужно, как ни крути. Москва в принципе более жесткая, потому что там колоссальные кредиты и очень большой объем готового жилья, которое просто никто не покупает. Люди ведь на что рассчитывали? Мы будем кредитоваться, готовое жилье растет в цене, рынок растет, готовность растет, на этом наживем. А в Питере практически ни у кого таких мощных кредитов нет и нет нераспроданного такого объема готового жилья, т.е. нулевые циклы не распроданы.

Олег Тиньков:

А почему в мире, в данном случае я подразумеваю Америку, где я прожил 6 лет, там никто не продает на нулевом или на каком-то цикле, а там продают квартиры? Девелопер идет, занимает деньги в банке и т.д. А у нас продают на нулевом цикле, что за абсурд?

Эдуард Тиктинский:

Вопрос к нашей финансовой системе. Если бы у тебя была ипотека под 4%, а строительный кредит ты мог бы взять на 5-7 лет по 6% годовых, тогда власть могла бы ужесточить правила и такого рода. Например, берите 10% предоплату, а остальное, когда дом уже будет готов. Надо начинать с финансовой системы. Но большая же разница в цене, это второе. Все-таки жилье на первичном рынке стоит значительно дешевле, а в третьем – структура финансирования разная. Ведь у нас здесь первым платежом во многом служит приватизированная квартира. Т.е. по сути, это государство и передало в наследство «в новую эпоху со своей квартирой. Люди в основном доплачивают. Меня часто спрашивают, где такие люди, которые могут платить по 2000, где столько зарабатывают? Это все скрытые обмены, не то, что человек заработал на целую квартиру. У него была одна квартира трехкомнатная, он купил двухкомнатную и однокомнатную, что-то накопил, где-то занял. Т.е. речь идет об обменах с доплатой в ту или иную сторону, здесь с финансами становится полегче.

Олег Тиньков:

Расскажи нам, куда сейчас можно пойти, где приложить усилия? Если бы ты был сегодня молодым предпринимателем, видишь ли ты ниши?

Эдуард Тиктинский:

На самом деле ниши есть, кризис – не кризис, очень много возможностей на рынке малого бизнеса, потому что культура сервиса очень низкая. Что ни возьми. Например, мы 3-4 года назад столкнулись с тем, что мы искали компанию, которая бы эксплуатировала наши дома. Даже наш бренд «Северный город», чтобы эксплуатационная компания отвечала тому качеству, которое мы людям даем. Мы не нашли, пришлось создать свою. Слава Богу, я теперь не трачу время, сидит теперь там директор и управляет этим процессом, но мы даем нужный сервис. Идите и делайте эксплуатационную компанию, участвуйте в тендерах и управляйте.

Олег Анисимов:

Это малый бизнес?

Эдуард Тиктинский:

Это малый, но она приносит прибыли 200-300 тысяч долларов в год, малый – не малый. Я считаю, что малый. Народу много, а бизнес малый. Я считаю, что в сервисе очень много возможностей для малого бизнеса.

Олег Анисимов:

Перспективы управления недвижимостью, еще какие?

Эдуард Тиктинский:

Честно говоря, у меня не столь широкий бизнес-кругозор, потому что я сфокусирован на своей деятельности. Если поразмышлять и понять, где плохой сервис, то можно сгенерировать пару-тройку идей. Туристический бизнес. Сколько я сталкивался в городе, я считаю, что нет ни одного турагентства, которое может оказать вменяемые вип-услуги. Но, с другой стороны, ты подумаешь, что человек, который может такие услуги оказать, сам должен быть их потребителем, потому что понимает, что от него хотят. Тем не менее, такие турагентства есть за границей, в России их нет. Надо просто подумать, покопаться в этом.

Олег Тиньков:

В данный момент, ты считаешь, удобное время начать бизнес?

Эдуард Тиктинский:

Вполне. В крупные ниши и вход выше, и в кризис там это важно, а для малого бизнеса нет такой большой разницы - кризис или нет. Сейчас ехал в поезде, прочел программу правительства, там предусмотрено на малый бизнес очень много денег, порядка 200 миллиардов рублей.

Олег Тиньков:

Ты считаешь, это поможет? Или скорее навредит? Мне кажется, что это скорее навредит. Не навредит, но точно не поможет.

Эдуард Тиктинский:

Если у человека будет доступ к этим деньгам, то должно помочь.

Олег Тиньков:

А мое впечатление, что предприниматель должен сам пробиться. Это как трава растет под асфальтом, в лесу растет, а если культивируешь что-то – оно не растет. В моем понимании предприниматель – это сорняк, а красивые цветочки – это ни о чем.

Эдуард Тиктинский:

У нас нет культуры предпринимательства, у нас много всяких административных барьеров. Может из культивированных цветочков и не много останется, но если 10% свои шансы возьмут, то будет не плохо. Кстати, даже наличие самой идеи, что тебе могут дать деньги… У нас есть стратегическое сотрудничество со Сбербанком, неделю назад подписали соглашение на 4,6 миллиарда рублей, они готовы финансировать всю нашу адресную кредитную программу. Они финансируют, у нас открыта линия на «Наш дом». Что говорят продавцы, когда вы приходите? Если вы будете единственным покупателем, дом все равно будет достроен, потому что есть кредит Сбербанка на весь дом. Но мы из 600 млн на этот дом взяли 20, т.е. важно какое-то ощущение, что что-то есть за плечами.

Олег Тиньков:

А ты с точки зрения предпринимательского таланта и пробивности, мотаешься Москва-Питер, есть ощущения, где люди более предприимчивы, где агрессивнее? Какие вообще ощущения от Москвы и Питера?

Эдуард Тиктинский:

У меня весь бизнес в Питере, и хотя мы открывали перед кризисом офис в Москве, но так счастливо сложилось, что мы ничего не купили в Москве, закрыли офис с минимальными издержками. Конечно, люди более жесткие и более предприимчивые в Москве, мышление быстрее, ритм жизни принципиально другой. В Питере все поспокойнее и помедленнее, иногда уже не понимаешь, что еще надо, надо уже решение принимать, а там все еще «торопиться не надо».

Олег Тиньков:

А ты сам по ментальности ближе к московской или к питерской? Посередине?

Эдуард Тиктинский:

Хочется верить, что по быстроте мышления я ближе к москвичам, но мне в Питере комфортно жить.

Олег Тиньков:

А амбиций нет стать настоящим олигархом? Казалось бы, ты в Питере сейчас один из крупнейших предпринимателей, входишь во все рейтинги, находишься в первой десятке. Но у нормального мужчины всегда есть амбиции. Не хочется стать федеральным игроком? А без Москвы это невозможно.

Эдуард Тиктинский:

Я много поездил по миру, посмотрел, где и как строят. Видение компании – быть способной и реализовывать проекты в любой точке мира, почему я должен в Москву идти? Я посмотрел регионы перед кризисом, мы были в тихом ужасе. Я не знаю, мне пока не очень комфортно. Был в Нью-Йорке, там мне комфортно, там я бы делал бизнес.

Олег Тиньков:

Я помню, все полезли в Майами, тот же ваш Паша Андреев, питерский, он потерял деньги. Другой питерский, который галстук должен жевать, он полез в Черногорию, там потерял деньги.

Эдуард Тиктинский:

Так они и здесь теряют деньги.

Олег Тиньков:

За границей все потеряли деньги.

Эдуард Тиктинский:

Это не значит, что кто пойдет следующий, тоже потеряет, просто торопиться не надо и думать надо. Я из чего исхожу? Я приехал в Чикаго, у нас там член совета директоров, он принял меня, показал, что строит Трамп, показал лучшие жилые дома. Это очень далеко от «Новой звезды», которую мы построили в Питере, т.е. «Новая звезда» принципиально более высокого качества продукт. Надо ремесло знать, надо не на понтах и не на деньгах. Мне очень нравится то, что делает Capital N в Сингапуре, такие сложные проекты, где есть и отельная составляющая, там виден интеллект. Там видно, как это все умно скомбинировано, что имеет такой синергетический эффект и пользуется спросом. Амбиции хотят создавать такие продукты. Не мерится, у кого длиннее, в Москве или не в Москве, а просто есть вещи, от которых ты испытываешь удовольствие. Я верю, что в данном случае деньги вторичны, т.е. делая красивый, правильный, хороший бизнес, не стоя на месте, не обязательно Москва, Нью-Йорк или Сингапур, ты должен расти.

Олег Тиньков:

Понятно, значит, у тебя международные амбиции, а не российские. А какие ты видишь вокруг даже вашего бизнеса возможности, которые можно было бы предлагать делать ребятам?

Эдуард Тиктинский:

Я думаю, что мы активно работаем и с внешними агентствами по продажам, они 30% нашего объема продаж делают. Но человек вполне может создать агентство по продажам и первичного, и вторичного жилья. Я думаю, что это вполне реализуемый проект.

Олег Тиньков:

Подвоз какого-нибудь кирпича?

Эдуард Тиктинский:

Да, мы аутсорсинговая компания, поскольку мы выполняем функции заказчика.

Олег Тиньков:

Т.е. вы нанимаете строителей, у вас нет своих?

Эдуард Тиктинский:

Да, в этом-то все и дело.

Олег Тиньков:

Как вы тогда добились такого качества «Новой звезды»?

Эдуард Тиктинский:

Там была интересная схема, мы наняли «Бовис»-компанию (?), вместе с Бовисом мы создали совместную управляющую команду. Бовис – это известный констракшн-менеджеры, они построили известные башни-близнецы Куала-Лумпур, да и по всему миру, они опытные в этом деле. Конррлль качества приезжали из Польши смотреть. Я удивился, что этот человек тут делает, а мне сказали, что он качество контролирует. Им надо 3 раза с линейкой выходить и что-то мерить, они выходят и 3 раза замеряют, жестко следуют процедурам. Их порядок и наш класс в результате дали хорошее качество объекта, но ключевой была идея. Мы просто открыли это место – Песочную набережную, там ничего не было вокруг. Мы сказали, что хотим построить там объект, где будет очень насыщенная социальная инфраструктура. Там ведь всего 78 квартир, на них трехдорожечный бассейн 25-метровый, солярии, косметологи, музыкальные салоны, парикмахерские, игровые залы, мне даже все не перечислить, что там есть. Люди с удовольствием этим пользуются, это только для жильцов.

Олег Тиньков:

А музыкальные салоны – это что?

Эдуард Тиктинский:

Зимний сад, рояль, там люди проводят всякие праздники, мероприятия, вечеринки. Я делал это как для себя, что бы я хотел иметь. Есть объекты «Северного города», где я откровенно ни разу еще не был. А на этом объекте я на стройке вел оперативки раз в две недели лично, все проверял, смотрел.

Олег Анисимов:

Интересно, что Эдуард разделил два бренда. В строительстве редко бывает, есть бренд массовый - «Северный город», и есть бренд более дорогой RBI. Все стремятся один бренд использовать в строительстве.

Эдуард Тиктинский:

Мы первые, кто это сделал. Мы посчитали, что строя элитное жилье и для человека, который покупает доступное жилье, ему будет некомфортно. У него будет ощущение, что будет наверняка дороговато. И наоборот, для человека, который покупает элитное жилье, будет ощущение, что там будут те же строители, которые строят массовое, ему тоже будет некомфортно. Мы разделили бренд, это очень хорошо. Родился очень удачный бренд «Северный город», товарный бренд квартир среднего класса, где мы сказали человеку, наконец, что будет в его доме. Когда человек покупал на нуле, особенно 7 лет назад, он вообще не понимал, что будет. Ему говорили, что будут элитные дома на Каменке, такую лапшу вешали! А мы сказали, что у него будет 13 конкретных опций – там будет фильтр очистки, домофон, спутниковое ТВ, Интернет и т.д., т.е. человек четко знал, что он покупает, что ему обещают, а что не обещают.

Олег Анисимов:

А есть шанс у начинающих предпринимателей сейчас стать девелоперами?

Эдуард Тиктинский:

Шанс всегда есть, только нужно сначала учиться ремеслу, идти наемным работником. Это очень сложный бизнес, и порог входа сейчас очень высокий. Сейчас тяжело состояться как личность, как профессионал, чтобы в тебя вложили деньги.

Олег Тиньков:

Государство мешает девелоперам?

Эдуард Тиктинский:

В Питере полегче с государством, это прозрачный город, без «долбанного пиара», тут понятно, что можно, а что нельзя.

Олег Тиньков:

Спасибо, что ты это сказал, потому что я книгу выпускаю через пару месяцев, я там описываю роман с автобиографией, свою эпопею с продажей завода. Действительно, когда власти помогали – и Юрий Молчанов, и Валентина Матвиенко, все это описывая, я уже знал, что начнут, что дружки, запиарил, отлизал, денег им дал. Я ни копейки не заплатил, а главное – не попросил никто! Просто это делалось, потому что рабочие места, просто в Питере я вижу инвестиционную политику, не вижу этого в Москве совершенно.

Эдуард Тиктинский:

Понимаешь, если люди никогда так не работали, они никогда не поверят. Они будут подмигивать, ухмыляться и т.д. Им даже не представить, что есть люди, которые просто делают свое дело.

Олег Анисимов:

Т.е. то, что люди говорят, что бизнес не сделать, т.к. им мешают, это все надумано?

Эдуард Тиктинский:

Нельзя обобщать. Есть же малый бизнес, там СЭС, пожарные, я не знаю, уверен, что там сложностей масса. Наш опыт такой, что основные чиновники, которые очень хорошо понимают проблему, кто работает на результат – это высший менеджмент, но как сказала Валентина Ивановна: «А где найти линейных?» С линейными тяжелее. Честно надо признать, квалификация там оставляет желать лучшего.

Олег Анисимов:

Что было с менеджментом в январе, когда все улицы были в снегу?

Эдуард Тиктинский:

Я не специалист по снегу, ничего не могу сказать.

Олег Тиньков:

Кстати, здесь я могу Москву защитить, Москву расчищают четко. В Питере я был неделю назад, до сих пор канал Грибоедова завален – это абсурд, а за Казанским собором огромные горы. Валентина Ивановна, за это Вам порицание!

Эдуард Тиктинский:

Я не знаю, почему это, не понимаю.

Олег Тиньков:

Ты себя богатым человеком ощущаешь?

Эдуард Тиктинский:

Я ощущаю себя состоятельным человеком в бытовом плане. Я практически не пользуюсь частными самолетами, летаю обычными.

Олег Тиньков:

Много у тебя детей? Семья большая?

Эдуард Тиктинский:

Двое у меня детей.

Олег Тиньков:

А если с детьми какая-то сложная поездка, в город, куда самолеты не летают?

Эдуард Тиктинский:

Иногда брал частный, иногда с друзьями вместе, но как правило не использую.

Олег Тиньков:

Т.е. в быту неприхотлив?

Эдуард Тиктинский:

Да. По нормативам «новых русских» - да. А остальное, что мне надо, я могу себе позволить.

Олег Тиньков:

Как настоящего петербургского интеллигента оценил журнал «Финансы»?

Олег Анисимов:

По-моему, в 300 млн долларов.

Олег Тиньков:

Ты считаешь, что они тебя оскорбили, или эта оценка близка к твоим ощущениям?

Эдуард Тиктинский:

Я с тобой согласен в определенной мере. Думаю, что цифра великовата, в нынешних временах несколько меньше, но я стараюсь вообще это никак не комментировать и никак на это не реагировать.

Олег Тиньков:

Но у нас такая передача, «Бизнес-секрет», нам нужно что-нибудь такое секретное, жареное с фактом.

Олег Анисимов:

А сколько в 2009 году был объем продаж?

Эдуард Тиктинский:

Под сотню миллионов, не так много. Амбиции есть, маленькая компания, но сейчас настало время расти, потому что у компании было 13 млн долга и 14 млн лежало на счету на конец года, т.е. у компании открытые кредитные линии, поддержка Сбербанка. У нас вес есть, чтобы вырасти. Я считаю, что сейчас как раз время это делать.

Олег Тиньков:

Сейчас 5 проектов в стройке находятся? Сколько еще готовится?

Эдуард Тиктинский:

У нас 7 проектов находятся в стадии подготовительной, а пару-тройку проектов в хорошей стадии, дай Бог, купим в ближайшие 3-4 месяца.

Олег Тиньков:

Ты в правильном месте и в правильном времени находишься для такого глобального роста.

Эдуард Тиктинский:

Спасибо, я тоже в это верю. Сейчас надо фокусироваться на своем рынке, для нас это жилье Санкт-Петербурга. Через 3-4 года, если мы все делаем правильно, возможна уже международная экспансия.

Олег Тиньков:

Эдуард, расскажи, пожалуйста, нам всем, какие у тебя были ошибки в бизнесе, если можно, с цифрами и датами, что ты делал неправильно, за что тебе обидно, что бы ты сейчас сделал не так? А мы на этом научимся с ребятами.

Эдуард Тиктинский:

Я не делал ничего, за что было бы стыдно. Назвать это шибкой? Недостатки – это ведь продолжение достоинств. Я помню, как мы кусали локти, когда мы не покупали эти земельные участки, взять 2002 год. Ты считаешь, и у тебя никак не проходит, просыпаешься через полгода, а цена уже не полторы тысячи, а две. Люди купили, и сейчас у них все хорошо, получается, что купили за бесценок. Такое ощущение все время гнетет, что ты такой финансовый червь, все время считаешь, а люди раз – и в дамках, растут и развиваются.

Олег Тиньков:

Как когда правительство ввело торги в Петербурге. На первых торгах вообще все думали, что только идиоты покупают.

Эдуард Тиктинский:

Цены сильно загнали под конец, но тем не менее. Я скажу, что в силу того, что я человек консервативный и осторожный, предпочитаю всегда шагать в зону ближайшего развития. Сейчас есть чувство, есть уверенность в себе, есть ощущение, ты это не только считаешь, ты это чувствуешь. Я говорю, давайте посчитаем, 200 долларов с метра, я это куплю, это пройдет. Раньше такого не было, интуиция притапливалась, еще не было чувства внутренней силы и внутренней уверенности. Хорошо, когда эта вещь появляется, это дает определенный драйв. Правильный баланс между расчетами и драйвом - к этому должен стремиться начинающий предприниматель. Не приходит в голову рассказать что-то детальное. Если вообще людям сказать, то человек должен начинать с создания своего собственного мировоззрения, это его стержень, он должен ходить на курсы, читать книги, думать, общаться с друзьями, потому что на этот стержень все нанизывается. Второе, он должен стараться заниматься только любимым делом, т.е. не важно что это, но он должен любить то, чем он занимается. Он не должен идти с собой на компромиссы по ключевым вопросам, и уж ни в коем случае не из-за денег, потому что не в деньгах счастье. Если ты идешь на какие-то компромиссы, ты просто помножаешь себя на ноль. А если уж человек дошел до этого, то он дальше должен думать, что он после себя оставит в этом мире. Такой короткий рецепт для предпринимателей, которые только совершают первые шаги.

Олег Анисимов:

Как же совмещать предпринимательство, т.е. что-то, чтобы заработать, с тем, что нельзя делать ради денег?

Эдуард Тиктинский:

Надо делать хороший продукт или хорошую услугу, а деньги придут сами за этим. Если ты в правильном месте делаешь хороший продукт, деньги придут – никуда не денешься!

Олег Тиньков:

Удовлетвори потребителя!

Эдуард Тиктинский:

Да, он тебе сторицей заплатит. А если ты нацелен его развести, то он тебе плюнет в спину и больше никогда не придет. Насколько ты бежишь – это ключевой вопрос. Я не знаю, откуда это идет, не думал об этом, явно это имеет какие-то исторические корни, но в современной России отношение к потребителю именно такое – развести, втюхать, засадить, впарить. Какие-то краткосрочные результаты, это фундаментальная проблема. На Западе есть такие слова, как удовлетворить услужить, крайне неуважительно – просто продать. Там действительно хотят что-то сделать, а потом за это получить, а у нас просто засадить. Завтра нет.

Олег Анисимов:

Эдуард, там сидит и смотрит нас молодой парень 16лет из Санкт-Петербурга, возможно, он учится в Политехническом институте, можешь сказать ему напутственные слова.

Эдуард Тиктинский:

Я уже сказал. Я считаю 5 принципов, могу их только повторить, если это необходимо.

Олег Тиньков:

Да, повтори, пожалуйста, я не уловил.

Эдуард Тиктинский:

Первый. Сформировать свое мировоззрение, тот стержень, та система ценностей, с которой ты будешь жить, т.е. надо читать книги, ходить на тренинги, беседовать с друзьями, думать об этом, тратить время, размышлять. Второе. Нужно стремиться к тому, чтобы заниматься любимым делом. Третье – нужно не изменять себе и этому кодексу, и уж точно не делать этого ради денег, потому что не в деньгах счастье, а в их количестве. Изменяя, ты помножаешь себя на ноль, перестаешь быть тем человеком, который ты был. Если ты этого достиг, нужно думать о следующей задаче – что ты после себя оставишь в этом мире.

Олег Анисимов:

Четыре.

Эдуард Тиктинский:

Значит, четыре. Пятое – удачи всем, как без удачи-то?

Олег Тиньков:

Очень приятно было с тобой пообщаться, как шампанское такое – легкое, игристое. Хороший такой разговор. Спасибо, что приехал так далеко. На Сапсане ехал?

Эдуард Тиктинский:

Да, на Сапсане. Спасибо, очень приятная атмосфера, приятно пообщались.

Комментарии (5)




Другие выпуски "Бизнес-секретов"

Если
нужны деньги.
Кредитная карта
«Тинькофф Платинум»
Если деньги
нужно приумножить.
Вклады и счета
?? ? Google+