Сейчас время служить

Просмотров: 19035

Олег Леонов – создатель первой цивилизованной розничной сети в России. Несколько лет назад он продал торговую компанию "Дикси" за 1 миллиард 200 миллионов долларов. Сейчас Олег интересуется экотехнологиями и пишет универсальный кодекс чести.

Текстовая версия передачи

Олег Леонов – создатель первой цивилизованной розничной сети в России. Несколько лет назад он продал торговую компанию "Дикси" за 1 миллиард 200 миллионов долларов. Сейчас Олег интересуется экотехнологиями и пишет универсальный кодекс чести.

Олег Анисимов, вице-президент ТКС-банка:

Здравствуйте, уважаемые клиенты розничных магазинов, перед вами сегодня создатель компании «Юнилэнд» и сети магазинов «Дикси» Олег Леонов, который около двух лет назад продал свой бизнес. И, наверное, удачно продал, потому что кризиса еще не было, и потом о нем мало что было известно. И сегодня мы в программе «Бизнес-секреты» выведаем у Олега, чем он занимался последние два года. Олег, приветствуем.

Олег Леонов, основатель компаний «Юнилэнд» и «Дикси»:

Здравствуйте. В последние два года мы начали новый проект. Он не связан с ритейлом, потому что ритейл – это фактор времени, надо вовремя выйти на рынок. Сейчас рынок уже несколько другой. Мы пошли чуть-чуть больше в инновационную часть, в управление инфраструктурой, недвижимостью, новыми технологиями, связанными с энергосбережением, т.е. всем тем, что является новой западной модой.

Олег Тиньков, бизнесмен:

Как российская мода сейчас – модернизация, инновация.

Олег Леонов:

Изначально была идея green-технологии, потихонечку это стало превращаться в улучшение инфраструктуры в целом. Если вы видите, когда строят самолеты, те технологии, которые используются при проектировании и подгонке всех элементов, расчете стоимости всех материалов, они в десятки раз выше, чем если вы строите любое здание. Хотя объемы инвестиций, если сравните самолетостроение и строение жилья, сопоставимы. И это удивительно. Почему до сих пор эта отрасль не имела некоторого инновационного подхода? Эта ниша достаточно новая. Мы с большим удивлением узнали об этом, когда стали работать с институтами американскими и российскими. Кто занимался внедрением новых технологий, столкнулись с тем, что такое системная интеграция в строительстве. Например, компьютерную систему вы никогда сами не поставите, у вас всегда должен быть интегратор, который много разных систем соединяет воедино. А в инфраструктуре есть люди, которые могут административно решить, – одни люди, недвижимость – другие люди, архитектуру – третьи и т.д. И нет единого заказчика, который бы грамотно и правильно к этому подходил.

Олег Тиньков:

Это же называется генеральный подрядчик, по-моему?

Олег Леонов:

Ты можешь назваться как хочешь, но от этого ничего не изменится.

Олег Тиньков:

Генподрядчик есть в строительстве?

Олег Леонов:

Генподрядчик есть как функция, но нет его как результата. Я могу назвать оператора какого угодно. Они берут на себя эту функцию, но реально ее не делают, потому что требуется предварительная работа по интеграции многих систем и многих элементов, по созданию моделей, которые были бы уже готовы, которые можно было бы ставить на конвейер. Вот такая область.

Олег Анисимов:

И как называется бизнес?

Олег Леонов:

Компания называется GIP-групп, т..е. Global infrastructure project.

Олег Анисимов:

И какой объем инвестиций?

Олег Леонов:

Интересно, что на первом этапе там никакие большие деньги не нужны, потому что формально мы сейчас инвестируем в то, что мы создаем команду, разрабатываем модели, работаем со всеми подрядчиками, которые сейчас находятся в Америке, в Японии. Занимаемся тем, что собираем идеальные прототипы и модели различных зданий, т.е. будет офисное здание, жилое, промышленное, складское, розничное и т.д. Поэтому начальный объем порядка 10 млн долларов в течение года – это не такие уж большие деньги, так скажем.

Олег Анисимов:

А кто будет нанимать компанию GIP-групп для своего проекта? Инвестор или кто?

Олег Леонов:

Идея такова: представьте ритейлера, который ближе к понимаю сейчас, открывают люди магазин. Те люди, которые сейчас управляют этим процессом, – по своей природе либо строитель, либо менеджер проекта. А создание модели магазина, который был бы у вас идеален с точки зрения себестоимости, материалов, технологий, систем управления энергией и т.д., мы оцениваем порядка 1 миллиона долларов, просто там должна быть проведена очень большая интеграционная работа исследовательская. Поэтому мы формально выступаем генеральным подрядчиком по управлению всеми проектами открытия всех магазинов для ритейлера. При этом себестоимость данного магазина снижается, затраты времени падают, эффективность растет. Просто потому, что мы до этого очень много поработали над моделью и над интеграцией работы с подрядчиками. У нас есть сейчас разговор с РЖД и с МЧС по поводу управления всей инфраструктурой, которая у них есть. У них огромное количество зданий и сооружений, которые нуждаются в модернизации и улучшении, но найти генерального подрядчика, который бы взялся за это хозяйство, у них сейчас возможности нет.

Олег Анисимов:

Мне кажется, что это очень резкий поворот. Все-таки розница, особенно «Дикси» – магазины брутального характера, а тут высокие технологии, green-technology, экология…

Олег Леонов:

Я согласен. Ритейлер по натуре – это торгаш, который купил колбаску, сделал наценку и продал. Нет, там все то же самое, ведь если вы ездили на одной машине, вы же на другой легко поедете, правда? Там модель машины вообще роли не играет. Я думаю, что любой правильный генеральный директор может управлять любым бизнесом, проблем вообще никаких.

Олег Тиньков:

Уважаемые мои друзья, я продолжаю приглашать на нашу передачу «Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым» петербургскую верхушку. Олег Леонов – это представитель нашей старой, неандертальской питерской школы, все уже здесь побывали: и Олег Жеребцов, и Горов Саша. Наконец-то, с большими трудами, спасибо большое, Олег пришел. Мы выросли все в одном огороде, на одной грядке. И мне-то все понятно, но хотелось бы, чтобы он вам рассказал, как все начиналось. Как ты начинал? Какие были мотивы? Почему предпринимательство? Как ты начал бизнес, вспомни Узбекистан или Петербург 88-го года? Расскажи, как все было.

Олег Леонов:

Я же закончил школу в Магадане, потом переехал в Питер уже на первый курс, даже на второй.

Олег Тиньков:

88-й год?

Олег Леонов:

Да, 88–89. Видимо, отцовские гены узбекские не давали мне спокойно жить. Наследственность очень сильно влияет. Когда часть еврея, а часть узбека – это жесткая комбинация получается. Я начал с того, что родители были на Севере, там оставались. Там очень дешево были всякие шкуры оленьи, какие-то кожаные куртки из местной кожи, они их просто присылали, а я развозил по комиссионным магазинам как студент. Мотивация какая? Тогда ж было какое время? Джинсы – это было вообще! Я помню, как первый раз попробовал батончик «Сникерс», мне казалось, что это рай! Я был на втором курсе института. Тогда вообще были другие ценности, в них был свой кайф, все это малое имело совсем другое воздействие. Хотелось все попробовать в определенном объеме. Потом потихонечку в институте, основной момент у меня начался, когда я сидел в очереди, где комсомольцы сдавали взносы, дело было в медицинском институте. Там стоял шкаф, из него высыпались на пол письма, сидели долго, я посмотрел – а это письма, которые присылали абитуриенты, которые хотели поступить в институт, писали заявки на подготовительные курсы. А в мединститут никаких курсов нет подготовительных. А мы же все прошли, все билеты знали, что не знали – с людьми поговорили, нам эти билеты нашли. Я попросил письма отдать мне, мне их отдали, там было порядка тысячи писем. Мы распечатали все билеты со всеми ответами, сочинения, биология – все полностью, и сделали рассылку, что можем прислать такой комплект. Стоил комплект, по-моему, 17 рублей, а хорошая зарплата тогда была рублей 200. Мы разослали тысячу, из них 600 ответило, это было 8–10 тысяч рублей.

Олег Тиньков:

Хороший отклик, как мы сейчас говорим.

Олег Леонов:

Да, уровень покрытия был высокий, но просто услуга была уникальной. Практически затраты никакие, потому что тогда даже компьютеров еще не было, мы все распечатали в какой-то маленькой типографии. Затраты только на бумагу и рассылку. Я помню, что пришел в сбербанк, а мне сказали, что мой счет закрыт, чтобы я ехал в центральное отделение, меня там уже ждут. Я думал, что уже все! А оказалось, что такие большие деньги пришли, что нужно было заплатить сбербанку отдельную комиссию. Вот с этого момента и началось. Потом пошла торговля уже не билетами, а книгами по почте. Потом пошел каталог, где мы торговали и определителями номера, и газовыми пистолетами, и всем таким, что было специфичным, – кухонными комбайнами. А потом пришла компания «Unilever», которая сказала: «Давайте вы будете продавать не по почте, а в магазины со своего склада». А это ведь "Проктер-энд-Гэмбл". Так мы стали дистрибуторами, стали заниматься оптом.

Олег Анисимов:

Компания «Юнилэнд»?

Олег Леонов:

Да, это был 91–92-й год.

Олег Анисимов:

Т.е. Олегу тогда было 19 лет. Господа, которые играют в компьютерные игры в этом возрасте, прекращайте быстро это делать и идите торгуйте чем-нибудь наконец!

Олег Леонов:

Еще неизвестно, что сейчас молодым делать. Я не знаю. То-то время было такое. Представляешь, какая разница между тем временем и сегодняшним? Это вообще катастрофа!

Олег Тиньков:

Мне кажется, что сейчас тоже свои прелести есть.

Олег Леонов:

Не знаю. Я бы сейчас выбирал путь – работать в большой компании, другого пути, видимо, нет.

Олег Анисимов:

В государственной или частной?

Олег Леонов:

Знаете, проблема национальности в чем? Все люди знают, что восточные люди – резкие, но проблема в том, что не все. Если ты говоришь, что все резкие, то обязательно тот, кто не резкий, он обидится. Когда про Россию говорят, что она тяжелая, взяточническая, конечно, она такая больше, чем другая, но сказать, что она вся взяточническая нельзя. Есть же люди честные, что говорить. Не знаю, но у нас так сложилось, что в государственной компании может быть сложнее, мягко сказать, тяжелее что-то сделать. Как я вижу в ресторанах чиновников сейчас и прочих людей – не так они мне близки, как другие люди, я так мягко скажу. Между собой мы другой язык используем. Но обычно они подальше стоят, я бы с государством пока не связывался.

Олег Тиньков:

По моему глубокому суждению и в моей новой книге, которую я сейчас пишу, это там описано более подробно, что Олег Леонов является человеком, который в этой стране первый придумал цивилизованную дистрибуцию и первый, кто сделал цивилизованную розницу. У него магазин был, меня шокировало – все люди ходят в белых рубашках, галстуках и с папочками. Представьте, это 92-й год! Я вообще не понял, куда я попал. Т.е. офис.

Олег Леонов:

Мы же взяли по обучению. Во-первых, я покупал все книги, привозил их и сам читал, переводил. Ты помнишь, сколько книг было, я помню в Лос-Анджелесе нас не сажали в самолет за перегруз, кг 60 я вытащил оттуда тогда.

Олег Тиньков:

Ты перевел все те книги по бизнесу, которые только сейчас переводят.

Олег Леонов:

Я дальше всем давал читать, было удобно. Все было в книгах, с одной стороны, с другой стороны – мы даже брали американцев, которые были отставники, привозили их сюда, чтобы они нам помогали. 2–3 человека приезжали.

Олег Анисимов:

Я помню, мне рассказывали такую историю, что в компании «Юнилэнд» был огромный отдел юристов еще в те времена, когда юристов вообще ни у кого не было.

Олег Леонов:

Юристы имеют своеобразную способность сами плодиться, они размножаются очень быстро. Поэтому эти отделы быстро растут сами по себе.

Олег Анисимов:

А сколько на максимуме было в сети «Дикси» магазинов?

Олег Леонов:

Тогда у нас было порядка 370-400, сейчас где-то к 600 приближается.

Олег Анисимов:

Не жалко?

Олег Тиньков:

А цена сделки какая? Ты никогда не открывал, в программе «Бизнес-секреты» скажешь цену?

Олег Леонов:

Она всегда была известна, по-моему. 500 млн долларов.

Олег Тиньков:

Там промелькнули какие-то суммы непонятные.

Олег Анисимов:

Кстати, цифры, которые звучат официально, они обычно не совпадают.

Олег Тиньков:

Там же какие-то отложенные платежи есть как правило и т.д. А у нас люди любят покопаться в чужом кармане, поэтому расскажи: сколько конкретно тебе денег попало?

Олег Леонов:

Знаешь, как говорят в России, «в России все секретно и ничего не тайна». Нет, сделка была 600 млн.

Олег Тиньков:

Это вся сделка наличными?

Олег Леонов:

В сумке.

Олег Анисимов:

Господин Кисаев купил, компания «Мегаполис», которая занимается оптовыми поставками табачных изделий.

Олег Тиньков:

В 600 млн компания была оценена или это твоя доля?

Олег Леонов:

Нет, компания была 1 200 млн.

Олег Тиньков:

А сейчас какая капитализация?

Олег Леонов:

По-моему, совокупно сейчас компания стоит 400 млн.

Олег Тиньков:

400? Так упала сильно?

Олег Леонов:

Так и упала, как рынок упал. Но на момент сделки компания стоила около 900 млн, там была премия за контроль, поэтому сейчас цена компании изменяется полностью в соответствии с индексами. Сейчас индекс у нас 1500, а был 2400, поэтому все пропорции сохранились.

Олег Тиньков:

У тебя нет акций «Дикси»?

Олег Леонов:

Нет.

Олег Тиньков:

Понятно. А какой оборот был у «Юнилэнда» в 92-м году, в 95-м?

Олег Леонов:

В 95-м примерно 400 млн долларов.

Олег Тиньков:

Чтобы вам было понятно, кто здесь сидит. Тебе было 22 года, а оборот был 400 млн долларов? Круто! Смотри, ты получил очень большие деньги по любым масштабам – по российским, по американским, по японским, по марсианским. А каков мотив вернуться и что-то делать?

Олег Леонов:

А я особо-то и не вернулся. Есть команда, которая ведет проект, у меня такой бизнес-мотивации сейчас нет.

Олег Тиньков:

Пенсионером себя ощущаешь?

Олег Леонов:

Нет, у меня есть другой проект, не связанный с бизнесом.

Олег Анисимов:

Можно подробнее?

Олег Леонов:

Ты никогда не писал кодекс поведения для сотрудников?

Олег Тиньков:

Нет, это Рогачев любил.

Олег Леонов:

Любил, да. У меня не хватило сил в свое время, потому что написать человеку – что такое быть правильным, написать, что это такое. Там сразу все сводится к тому, что это – мыть руки, приходить вовремя, бред какой-то – гигиена с основами этикета. Но вопрос того, что такое правильное поведение, а что неправильное, – все равно остался, он все равно открыт. В итоге все то, что я собрал, я собрал в документ, который называю "Личный кодекс" – это большая вещь, большая штука. Но мне нужно года 2–3, чтобы его закончить. Я вижу, как у меня сейчас растет сын, я знаю, что я делаю и что я не делаю и почему, но ему передать это я не могу. Просто не могу взять и начать рассказывать какие-то абстрактные вещи без какой-то логики. Поэтому задача именно в том, чтобы я мог отдать это ребенку, и мне больше не нужно было что-то еще.

Олег Анисимов:

Только ребенку?

Олег Леонов:

Конечно, нет. Просто это для меня стало понятно сейчас. Если бы мне в свое время, в те же самые 20 лет, кто-то дал модель правильного поведения в жизни, я бы десятки ошибок не сделал.

Олег Тиньков:

Три самые страшные ошибки по бизнесу?

Олег Леонов:

Первая моя ошибка была – слишком сильно я, конечно, ставил дело выше человека. Был момент, если человек был не прав по делу, я мог взять и лично давать оценку, причем в такой жесткой форме, что… Ко мне потом, в 25 лет, я помню, подошел человек и сказал: «Олег, так делать не надо». И объяснил почему, за что я ему очень благодарен. У меня реально поменялось ощущение, я стал понимать, что все эти вещи нужно делать совсем другими способами. Не обязательно отрезать человеку клок волос, чтобы объяснить, что он не прав. Второй был момент, когда мы медлили с розницей. Такой бизнес был большой, что очень тяжело было от него отказаться. Искусство отказаться – это сверхспособность. Все, начинаем новое. В рознице только кризис нас заставил. Надо подумать. Только пока по голове не ударило в 98-м году. Надо было раньше это делать, у нас же розница была до кризиса. У нас же гипермаркет был в 96-м году. Мне бы кто подсказал тогда, конечно, стал бы партнером. Это была большая проблема. Третья проблема – это была суперошибка, до сих пор не могу понять, как я ее сделал. У нас была автоколонна Scania, мы взяли в лизинг автомашины, было 25 машин, 3 млн долларов у нас был контракт, мы платили частями. После кризиса, понятно, платить мы уже не могли, перевозки себя не окупали. У нас было предприятие, там было много народа – водители, транспортная служба. Приехала Scania и сказала: «Вот вы не можете платить, давайте мы у вас заберем грузовики». И мы тянули и тянули, потому что закрыть эту компанию – это значило уволить людей. Для нас это было вообще, мы так долго ее вынашивали, для нас это был такой серьезный момент. В итоге мы до того это дотянули, эти переговоры, что у нас человек, который работал в безопасности, просто пришел (а вы знаете всех этих деятелей, которые занимались отъемом предприятий в Питере, – целая команда), он пришел в эту компанию и им передал. Описали ее, целая история была, они поменяли охрану, сделали договор купли-продажи, где суд в Париже. А этот человек, где он сейчас, я не знаю и знать не хочу.

Олег Анисимов:

Т.е. предатель оказался в компании?

Олег Леонов:

Ну, как предатель. Он посчитал, когда мы свели все долги, у нас был долг и обязательства, которые магазины перед нами имеют, у нас получилась дыра в 60 млн долларов в 98-м году. Он посчитал, что это деньги, которые я украл, которые я вывел за рубеж, это была его ошибка. Он был бывший сотрудник ФСБ. Потом, когда мы уже слушали записи, он говорит: «Да какая разница? Мы сейчас предприятие заберем, заведем уголовное дело и он сам из страны сбежит, он же столько денег украл». Ошибка в том, что у меня ничего не было вообще, вообще ни копейки, поэтому никуда я не мог сбежать. И даже если бы было, не сбежал бы. Когда они эту комбинацию сделали, возбудили уголовное дело параллельно по мошенничеству, тогда все грамотно делали, я практически сидел под арестом 1 день. Не смогли они арестовать меня тогда. Это целая машина! У нас там стреляли, одного человека юриста подрывали, мы бились с ними тои года, по всем судам их победили, по милиции все закрыли, все грузовики обратно забрали. Scania отдала нам заплаченные деньги, но для этого нам потребовалось 3 года. Ошибка была в том, что надо было ничего не выдумывать, надо было сесть со Scania и все вопросы решить. Не отдать, но можно было по-другому сконструировать договор, можно было найти решение.

Олег Анисимов:

А бизнесмену обязательно пройти через такое дно, которое никому не пожелаешь, чтобы он стал по-настоящему закален? Или это все-таки личное?

Олег Леонов:

Я хотел сыну тоже сделать такую программу, чтобы он попадал в такие ситуации, но только постановочные, потому что только тогда, когда ты оказываешься в камере на ночь, ты начинаешь переоценивать проблему того, что тебе в "МакДональдсе" сдачу неправильно дали.

Олег Тиньков:

Скажи, нас часто спрашивают, какие ниши свободны. Поскольку ты последние два года так или иначе был на рынке, так это назовем. Ты не пошел куда-то, где мелкий для тебя бизнес, но мы рассуждаем более тривиально, сайт просматривают десятки тысяч простых ребят, которые думают, что им начать. Ты бы рекомендовал какие-то конкретные вещи?

Олег Леонов:

Я бы служил сейчас. То, чего я никогда не делал.

Олег Тиньков:

Отечеству?

Олег Леонов:

Нет, менеджером.

Олег Тиньков:

Т.е. все-таки менеджером быть?

Олег Леонов:

Ну, уж на что сгодишься. Не знаю.

Олег Тиньков:

А ты бы смог сам, с твоими знаниями?

Олег Леонов:

От хозяина зависит. Хорошему хозяину – мог бы. Я просто не представляю, как сейчас бизнес начать. Потому что сейчас, обладая опытом, возможностями, средствами, всем чем хочешь, ни в один бизнес идти не хочется, страшно везде. Кроме чего-то такого, где требуется совсем другой уровень понимания и управления, контактов, знакомств и т.д.

Олег Анисимов:

Например, нанять финнов и построить такой же целлюлозно-бумажный комбинат, только в 10 раз современнее, чем в Финляндии?

Олег Леонов:

Чем старше становишься, проблем всегда видишь больше, чем возможностей. Поэтому любой проект всегда имеет минусы, тем более, кто будет такие деньги вкладывать в этот комбинат? У кого они есть? Только у тех, у кого такой комбинат уже есть.

Олег Тиньков:

Мне кажется, что есть экспертиза розничная, «Home di pod» – мы с Галицким про это говорили, и он сказал, что это тема. Я со стороны смотрю, как потенциальный инвестор…

Олег Леонов:

Хорошая тема.

Олег Тиньков:

«Home di pod», я тебе скажу, не намного меньше Wallmarta, это огромнейший бизнес!

Олег Леонов:

Я знаю.

Олег Тиньков:

У нас по карточкам в ТКС-банке 30% людей тратит на стройматериалы, я замерил. Это второй, первая история связана с продуктами, а вторая – это стройматериалы. И у нас нет ни одной национальной сети. Кто первый эти коробки «Home di pod» поставит. Нужно назвать их не так, но под них строить и им же продать потом.

Олег Леонов:

Надо к ним ехать, с ними разговаривать, чтобы выводить их сюда. Так даже легче будет, нет?

Олег Тиньков:

Сейчас как раз все в пике, все дешево стоит.

Олег Леонов:

Но эта история не для молодых предпринимателей, согласись?

Олег Тиньков:

Да, это скорее для тебя.

Олег Леонов:

Неохота заниматься коробками, душа не поет.

Олег Тиньков:

Я Галицкому предложил, он сказал, что 90% на..? У тебя нет? Давай сделаем с тобой «Home di pod»!

Олег Леонов:

Не хочется коробками заниматься, не поет душа.

Олег Тиньков:

Коробки – да, как-то несексуально.

Олег Анисимов:

А что же делать-то ребятам молодым? Только служить?

Олег Леонов:

Я бы так сделал. На самом деле, сколько может получать хороший топ-менеджер крупной, серьезной компании? Полмиллиона – миллион долларов в год может, настоящий, способный парень с хорошим образованием и уровнем. А почему нет?

Олег Анисимов:

Нобтаких мест не так много.

Олег Леонов:

Таких компаний в Москве, я думаю, штук 50, там есть по 5 позиций, 250 позиций – это хорошо, это большой результат. А под ними еще 10 позиций, т.е. 2500, а в 3000 попасть в принципе реально. А сам я даже не знаю, куда бы я сейчас пошел, бог его знает.

Олег Тиньков:

Я тебя давно не видел, ты, наверное, поздно к религии пришел? Чувствую, что ты с религией познакомился? Как-то образ твоих мыслей, я ж тебя помню агрессивного, напористого парня, а сейчас ты…

Олег Леонов:

А где агрессию применять? На кого напирать? Кому что доказывать?

Олег Тиньков:

Или ты сходил на курсы развития личности?

Олег Леонов:

Да, наконец выделил время на тренинг сходить.

Олег Тиньков:

Или в горы съездил во время каникул?

Олег Леонов:

Нет, просто когда у тебя какие-то текущие препятствия уходят, ты очень быстро начинаешь видеть свой конец, сразу – раз, и ты уже в конце. Когда у тебя какие-то переговоры, совещания, ты копаешься, что-то делаешь, потом это все у тебя убрали, ты взгляд поднял – а там пусто.

Олег Тиньков:

Лет в 50?

Олег Леонов:

И что? И ты все равно будешь в этих переговорах, и все равно придешь туда с чем? С бизнес-стандартами или долей рынка?

Олег Анисимов:

Олег, а стало хорошо после продажи «Дикси» на душе?

Олег Леонов:

Ничего глобально не поменялось, не скажу, чтобы что-то такое изменилось, просто стал как-то потерянно себя чувствовать немного, сейчас возвращаюсь.

Олег Тиньков:

Может, девушка какая-то добавилась?

Олег Леонов:

Может, наоборот, потерялась? Не знаю. Один человек говорит: «Я продал банк, сейчас обратно хочу купить». Его спрашивают: «Почему?» Он отвечает: «Раньше я приходил с девушкой, спрашивают – вы кто? Отвечаю – владелец банка. А сейчас я так сказать не могу».

Олег Анисимов:

А владельцу розничной сети в 400 магазинов девушки повышенное внимание уделяют?

Олег Леонов:

Девушки вообще сложный механизм, они вообще сложно некоторые вещи понимают. Вообще, никак не влияет. Но в Москве сейчас тяжелая ситуация, сам знаешь, девушки тоже хотят самореализоваться. Говорят, если деньги портят человека, то виноваты не деньги, а люди, в этом. Поэтому деньги на тех людей, которые слабы, оказывают тяжелое влияние. Поэтому девушки, которых я вижу, – там маловато прошлого, скромности и достоинства там мало, мягко говоря.

Олег Тиньков:

Не тургеневские девушки.

Олег Леонов:

Нет, мягко говоря.

Олег Тиньков:

У нас традиционно в конце каждого интервью гость обращается в камеру, которая перед тобой, и, полемизируя и дискутируя, пытается сказать, что он думает. Поскольку смотрят нас 30-летние молодые люди, скажи им что-нибудь. Все-таки от патриарха российской розницы.

Олег Леонов:

Как это можно сказать в коротком таком кусочке весь объем?

Олег Тиньков:

Пожалуйста, 5 минут говори, интернет все стерпит, в этом прелесть интернета, рекламу не нужно ставить.

Олег Анисимов:

"Личный кодекс" за 5 секунд.

Олег Тиньков:

Кстати, молодец, Олег, синопсис из "Личного кодекса"! Пожалуйста.

Олег Леонов:

Синопсис из "Личного кодекса"? Те ценности, которые у меня были, которые я в итоге как-то собрал, свелись к таким моментам, что, если брать ценности для человека, я не знаю, насколько они сейчас будут держаться, в сегодняшнем окружении, но у меня были честность, как первый уровень, скромность и достоинство. Три основных момента, которые тяжело нести, потому что сегодняшний рынок несколько пожестче, он не всегда позволяет быть по-настоящему честным. Самое главное – это правильно служить, это самое тяжелое. Найти свое место и на этом месте служить, не важно чему, это уже другой вопрос, – себе, компании и т.д. Все же мечутся, все же пытаются получить, у всех какая-то установка на «получить» и потом – отдать! Если бы это поменять, не многие могут место свое определить правильно. Это главная проблема. Если он свое место не может найти и пытается желать того, чего не заслуживает, – в итоге всю жизнь несчастлив. Это японская история служения, но найти свое место – вот это главное. Не важно, чем занимаешься, важно, чтобы тебе это подходило.

Олег Тиньков:

Я понял. Я тебя давно не видел, к сожалению, редко встречаемся. Нужно в Сандуны опять сходить срочно. Я одно могу сказать, дорогие наши зрители, что я убежден, что у Олега сейчас просто определенный такой этап философский в жизни, но он еще к нам вернется, потому что это суперталантливый бизнесмен, один из самых талантливых бизнесменов. На пальцах одной руки можно посчитать, которых я знаю. Его состояние совершенно нормальное, кризис середины жизни. Он сейчас себя немножко поищет, и через пару-тройку лет вы про него услышите, он к нам еще вернется. Спасибо тебе большое!

Олег Леонов:

Спасибо, Олег.

Комментарии (6)




Другие выпуски "Бизнес-секретов"

Если
нужны деньги.
Кредитная карта
«Тинькофф Платинум»
Если деньги
нужно приумножить.
Вклады и счета
?? ? Google+