Рынок SEO - $ 200.000.000

Просмотров: 11071

Вывести сайт компании в первую десятку результатов поиска Яндекса - заветная мечта любого предпринимателя. Этого можно добиться, обратившись к SEO-специалистам - оптимизаторам машинного поиска в интернете. В гостях у Олега Тинькова руководитель крупнейшей компании на этом рынке.

Текстовая версия передачи

Вывести сайт компании в первую десятку результатов поиска Яндекса - заветная мечта любого предпринимателя. Этого можно добиться, обратившись к SEO-специалистам - оптимизаторам машинного поиска в интернете. В гостях у Олега Тинькова руководитель крупнейшей компании на этом рынке.

Олег Анисимов, вице-президент ТКС-банка:

Здравствуйте, сегодня у нас в гостях один из самых известных деятелей российского Интернета Игорь Ашманов, который занимается одной из самых таких скользких, можно сказать, сфер Рунета, как поисковая оптимизация, а также другими вещами в Интернете и сейчас, мы надеемся, расскажет нам поподробнее о том, что там происходит.

Олег Тиньков, бизнесмен [lj user=olegtinkov]:

Здравствуйте Игорь!

Игорь Ашманов, основатель «Ашманов и партнеры»:

Добрый день!

Олег Тиньков:

Насколько я слышал, расскажите, если это правда, что Игорь – это вообще гуру Рунета, что российский Рунет, он стоял у истоков, и что Игорь Ашманов – это чуть ли не человек, который создал русский Рунет. Во всяком случае то, что вы вместе были и вы вперед знаменитого нашего Воложа, Воложа все знают - «Яндекс», а Игорь еще до Воложа придумал какие-то системы и у него был поисковик и т.д. Т.е. я понял, что вы такой «неандерталец Рунета». Расскажите.

Игорь Ашманов:

Может неандерталец, но все остальное неправда. Волож – это Волож, он придумал, не весь «Яндекс» -это конечно дело не Воложа , а…есть мистер Яндекс

Олег Тиньков:

Группа товарищей.

Игорь Ашманов:

Нет, ну есть там мистер «Яндекс» - Илюша Сегалович, который там сначала сделал поисковик, продавал его на дисках, библию заиндексировал, еще что-то, и потом сделал поиск. Вот в 1997 году я был на выставке софтов, где Илья разрезал ленточку перед монитором и запускал «Яндекс». У меня тоже тогда был поисковик, но другой, метапоиск. Но я не стоял у истоков Рунета и я не гуру.

Олег Тиньков:

Но у истоков, получается, поисковиков в России вы стояли.

Игорь Ашманов:

Нет, но я не сделал свой поисковик. В 2000 году мы сделали новую версию «Рамблера», когда я пришел в «Рамблер», но «Рамблер» уже к этому моменту был Димой Крюковым сделан и был лидером. Так что это все неправда, Рунет все-таки строили другие люди, я в него пришел году в 1998-1999. А до этого я занимался всяким программным обеспечением, искусственным интеллектом, вот что я действительно сделал, что всем известно, это вот когда в Word подчеркивает волнистой чертой – это вот я подчеркиваю. В 1994 году мы это продали Microsoft компании «Информатик» и с тех пор «Информатик», вот уже 16 лет поддерживает, выпускает новые версии и т.д.

Олег Тиньков:

По Microsoft? Они не на лицензионной основе?

Игорь Ашманов:

Почему? Нет, они лицензировали.

Олег Тиньков:

Т.е. они вам платят постоянно?

Игорь Ашманов:

Нет, мне нет, я ушел из этой компании, открыл свою. Но дело в том, что «Информатик» я на прошлой неделе купил обратно, так что сейчас опять буду отвечать за грамотность. А вот Рунет я как раз не строил, я пришел, когда он уже начал бурлить, поэтому гуру или экспертом я себя тоже не назову.

Олег Тиньков:

Ты больше в поисковой, в оптимизационной части.

Игорь Ашманов:

Да нет, мы разными вещами занимаемся. На самом деле оптимизация – не очень скользкий бизнес, хотя рисковый, потому что там есть 3 стороны: клиент, оптимизатор, и есть поисковик, от которого очень сильно все зависит и поисковик не считает своим долгом помогать оптимизатору, а иногда считает своим долгом его придушить и т.д. Но ситуация такая, что все равно мест в десятке десять и поэтому кто-то все равно будет на первых местах, и как бы «Яндекс» или «Google» не ранжировал, все равно будут всегда попытки повлиять на это ранжирование. Но у нас вообще весь мир сейчас так устроен, что все решает горячая десятка.

Олег Тиньков:

А как часто они меняют алгоритмы?

Игорь Ашманов:

Они идут к тому, чтобы менять ежесекундно.

Олег Тиньков:

Ежесекундно? Я про ежедневно думал.

Игорь Ашманов:

И ежедневно, и ежесекундно будет, т.е. будет просто непрерывный процесс, потому что они построили систему машинного обучения, которая непрерывно подстраивает этот эквалайзер по многим факторам, по каждой странице и все время эти движки двигают. И сейчас уже, если вы зайдете с разных компьютеров в одном и том же офисе, вы можете увидеть разную выдачу. Поэтому к этому идет, но все равно попытки повлиять и быть как можно выше, пусть интегрально, все равно останутся.

Олег Тиньков:

Т.е. вы с ними боретесь, другими словами.

Игорь Ашманов:

Ну можно так сказать или, что они с нами борются, но они выступают на каждой моей конференции, а у меня их 4, сейчас мы просто проводили такую конференцию закрытую, без оптимизаторов, «Поисковые технологии» в Яхроме, там было 80 человек из поисковиков.

Олег Тиньков:

А чьи алгоритмы круче, «Google» или «Яндекса»?

Игорь Ашманов:

Алгоритмами вообще ничего не решается. Т.е. качество поиска является необходимым условием для успеха, но недостаточным, поэтому качество поиска… У нас есть такой сайт: Analyzethis.ru, где мы меряем качество поисковиков по 12 или 13 параметрам. И большинство сотрудников поисковиков признают эту меру, потому что этот тест независимый, он не зависит ни от «Янекса», ни от «Google». По этому тесту качество «Яндекса» сейчас значительно выше, чем у всех остальных, т.е. «Ядекс» номер один по качеству. Но решает не качество. Если у вас нет этого необходимого условия, вы провалитесь, ничего не поможет, никакой маркетинг, никакое количество денег. Но если у вас качество сравнимо, или вот у «Яндекса» чуть-чуть повыше, а у «Google» чуть-чуть пониже, то если не вкладываться в маркетинг, тоже ничего не будет.

Олег Анисимов:

Владельцы сайтов жалуются, что они довольно много тратят на поисковую оптимизацию, но потом поисковики меняют алгоритмы и они говорят: «Тратим до фига, а эффекта нет». Такое тоже бывает?

Игорь Ашманов:

Да, бывает. Поисковая оптимизация – это область рекламы. Вы точно так же можете на контекст потратить впустую, например, купив самые дорогие слова самого общего типа, от которых…Например вы продаете детскую мебель, а хотите, потому что ваш генеральный считает, что ему круто в бане пацанам показать, что он под словом «мебель» первый, он тратит все на «мебель». В результате он тратит огромные деньги, потому что там огромная конкуренция, конвертации не получает, потому что из тех, кому нужна мебель тех, кому нужна детская мебель очень мало. Ну и он может спалить эти деньги, что в контексте, что на билбордах.

Олег Тиньков:

Здесь проще, нужно быть в первой десятке.

Игорь Ашманов:

Здесь проще, потому что когда вы едете по улице, вы часто можете увидеть билборд, на котором есть какой-нибудь возвышенный лозунг, бессмысленный, очень мелко телефон, и вообще нельзя понять, что компания продает. Что это?

Олег Тиньков:

Нечеткий message!

Игорь Ашманов:

Да. Это значит, что вся цепочка, от заказа рекламы, т.е. от отдела маркетинга до исполнителя либо вся коррумпирована, либо все идиоты насквозь, потому что вкладываются большие деньги просто в пустоту. И там можно спалить любые деньги, билбордовские расходы тоже большие. Поэтому будете делать плохо, т.е. заниматься оптимизацией непрофессионально, то конечно будете спаливать деньги. Это обычная история.

Олег Тиньков:

Вот все-таки, где была эта трансформация? Расскажи о себе. Где родился, где учился и как к предпринимательству пришел?

Игорь Ашманов:

Родился в Москве, учился в обычной школе.

Олег Тиньков:

С математическим уклоном?

Игорь Ашманов:

Нет, там был какой-то математический класс, но совершенно никчемный. Поступил на мехмат, но деваться было некуда – у меня бабушка окончила мехмат, отец, мать тоже.

Олег Тиньков:

У нас, кстати, в банке «ТКС» тоже много с мехмата.

Игорь Ашманов:

Закончил мехмат и мне повезло просто, потому что я поступил на работу по блату, потому что с мехмата брали только в армию, в КГБ и в школу.

Олег Тиньков:

В школу учителем?

Игорь Ашманов:

Да. И если ты хотел попасть в академический институт… либо ты попадал в аспирантуру. В аспирантуру сразу я не попал, и мне не очень хотелось, и у меня была тройка по истории партии, которую мне не дали пересдать. Так у меня был красный диплом, кроме этой тройки, в общем, красный диплом мне был не очень нужен. Я попал в ВЦ Академии наук - это такой, как у Стругацких институт, где все кипело.

Олег Тиньков:

Ящик.

Игорь Ашманов:

Это не ящик, это Вычислительный Центр Академии наук и там все кипело. Например, у нас в соседней комнате слева Пажитнов сделал тетрис и он у нас пошел, когда никто его не знал. Рядом делали распознавание голоса и т.д. И там я первый раз попал в оперативную экономику в коммерческую в 1987 году мы, договорившись с кооперативом «Информатик», начали делать проверку правописания для русского языка, вот который мы потом продали.

Олег Тиньков:

Это уже был кооператив, т.е. это уже было предпринимательство.

Игорь Ашманов:

Ну я там не был предпринимателем. Я сначала был главным по лингвистике, потом техническим директором. Потом, когда мы продали это Microsoft, в 1994 году, стало ясно, что здесь бизнеса больше уже не будет, потому что куда приходит Microsoft, там все складывают вещи и расходятся. Правда, с антивирусами было не так. А вот здесь было так, потому что мы продали в Word, ну и если в Word уже стоит наша проверка правописания, то отдельно ее продавать в общем смысла большого нет. И я открыл там с неким партнером свою фирму.

Олег Тиньков:

В 1995-м? В 1994. Это вот первый бизнес-опыт, в 1994-1995?

Игорь Ашманов:

Да, стал генеральным директором, 4 года мы там с ним возились, делали искусственный интеллект, словари, конкурировали с «Lingvo».

Олег Тиньков:

Страшно было свое дело открыть?

Игорь Ашманов:

В этот момент не очень, потому что он меня уговаривал и т.д. Потом я ушел в «Рамблер», мы с ним разругались по поводу дальнейшего хода событий, ушли в «Рамблер» 15 человек.

Олег Тиньков:

Опять работать на зарплату как бы?

Игорь Ашманов:

Да, я там проработал 2 года, и когда мне надоело, потому что «Рамблер» перепродавали, его 3 раза при мне перепродали, было ясно, что он начнет пикировать. Вот тут уже мне нужно было решить: либо я иду куда-нибудь начальником департамента в крупную контору IT-шную и разгребать то, что у них накопилось там за 10 лет, либо сделать то же самое для себя и построить бизнес себе. Тогда был период колебания в 2 недели наверное.

Олег Тиньков:

Это в каком году?

Игорь Ашманов:

В 2001-м. Я хлопнул дверью и ушел, потому что там началась вакханалия в «Рамблере», совсем все стало плохо.

Олег Тиньков:

Это еще до IPO их?

Игорь Ашманов:

Да. И я довольно быстро, сходил буквально в пару мест, я понял, что на серьезные деньги могу уйти в любой момент менеджером, понял, что мне это не надо, у меня было в кармане 2 тысячи долларов, оставшихся с «Рамблера», никакого начального капитала. Там просто все взлетело, потому что как только я ушел и как только я переборол вот этот страх начать свое дело без копейки в кармане, в Word сформировал страничку для сайта «Ашманов и партнеры» написал, консалтинг. Мне тут же оборвали телефон, сказав, что когда ты был директором в «Рамблере», мы не могли у тебя спросить, как продвигаться в поисковиках, но сейчас-то ты можешь, ты же консультант, объясни! И бизнес просто взорвался. Но тогда никакой оптимизации, такой отрасли не было, поэтому я написал там, я выдернул из Казани одного парня, который умел замусоривать поисковики и мешался мне в «Рамблере» довольно сильно, когда я там работал, Андрея Иванова, он совершенно гениальный парень. Он приехал, мы с ним вместе написали глоссарий предметной области, т.е. все слова придумали, тематическое ядро, написали методику, написали формат отчета для клиента, и бизнес просто взлетел.

Олег Анисимов:

А как пришла идея включить свою фамилию в название?

Игорь Ашманов:

Это способ строить бренд такой, личный бренд всегда вызывает доверие. Я пишу книжку, если она успешная, она поднимает компанию, компания делает какой-то хороший проект, она поднимает меня. Т.е. это чисто механический эффект и тот, у кого личный бизнес, он подвергается опасности поверить в то, что он действительно великий. Вот я не верю, что я великий, я как-то избежал этого пока.

Олег Тиньков:

Везет, а я вот как раз убежден… Глубоко!

Мы все тут знаем, ни для кого не секрет, хотя я узнал это буквально после передачи с Евгением Касперским, который здесь был, что твоя супруга - Наталья Касперская, т.е. генеральный директор «Лаборатории Касперского»

Игорь Ашманов:

Бывший. Сейчас там Женя генеральный директор, там была корпоративная война…

Олег Тиньков:

А в вашей сети интернетовской все как у физиков-ядерщиков или это как-то случайно?

Игорь Ашманов:

Они просто разошлись в 1997-м году. И все. И где-то года через 3 мы с ней поженились.

Олег Тиньков:

Я вот к чему: ты какое-то отношение к Касперскому имел или просто мир Интернета так тесен?

Игорь Ашманов:

Нет, мы конечно там все знакомы, это не Интернет же, это был мир софтверного бизнеса. Мы стояли много лет на одном и том же стенде в Ганновере на выставке Cebit, самой крупной мировой, у нас были какие-то совместные дела. Я, по-моему, для «Лаборатории Касперского» даже дважды делал сайт в разные периоды времени. Я сделал антиспам, который фильтрует, я думаю, половину Рунета сейчас, сейчас он называется антиспам Касперского, я его им продал. Я успел его поставить на Mail.ru, в Билайн, в МТС.

Олег Тиньков:

Не жалеешь?

Игорь Ашманов:

Нет, это было таким бизнес решением. Нам нужно было идти либо на Запад с ним, а потом через год оказалось, что практически все антиспамерские компании были куплены антивирусниками. Т.е. это был такой тренд просто в мире, не осталось отдельно стоящих антиспамерских компаний. С Натальей мы были давно знакомы, я всю эту историю наблюдал, и как там строился бизнес, и т.д.

Олег Анисимов:

У Натальи Касперской InfoWatch компания, а какие у вас совместные start-up?

Игорь Ашманов:

«Наносемантика», например.

Олег Тиньков:

Я думаю? с таким интеллектуальным воссоединением сейчас вы просто должны всех разорвать.

Игорь Ашманов:

Ну попробуем, да. Но мы еще детей делаем.

Олег Тиньков:

Параллельно!

Игорь Ашманов:

У нее четверо детей, двое от Касперского с нами живут и двое наших совместных. У нас на двоих: у меня четверо детей и у нее четверо, двое общих, в сумме шестеро детей.

Олег Анисимов:

Игорь, сколько у вас сейчас компаний в холдинге?

Игорь Ашманов:

У меня нет холдинга, холдинг - это все-таки такое понятие юридически правильной структуры, у нас некий конгломерат компаний, штук 6, наверное.

Олег Анисимов:

«Ашманов и партнеры» - это одна компания.

Игорь Ашманов:

Есть «Поисковые технологии» компания, есть »Наносемантика» компания, которая делает этих виртуальных человечков говорящих, есть компания «Диктон» в Новгороде. Сейчас вот купили «Информатик», но я все даже не вспомню.

Олег Тиньков:

Совокупный оборот компаний?

Игорь Ашманов:

Маленький. Оборот, если считать с деньгами клиентов, наверное 20 миллионов долларов в год.

Олег Тиньков:

А чистая прибыль?

Игорь Ашманов:

Не знаю такого.

Олег Тиньков:

Ты у меня спросил сразу, как только увидел, какая чистая прибыль у банка, я назвал.

Игорь Ашманов:

Дело в том, что я не понимаю что такое чистая прибыль.

Олег Тиньков:

У нас тут был Давид Ян, мне понравилось его определение очень странное на мой взгляд, но зацепило: «чистая прибыль к распределению».

Игорь Ашманов:

Конечно, потому что Давид Ян, как мне кажется, почти все свои свободные деньги вбивает в свой проект машинного переводчика эпохальный и делает это уже не меньше 12 лет. Я думаю, что они вложили от 20 до 30 миллионов долларов в него. Поэтому, возможно, они что-то оставляют, чтобы раздать акционерам, а так они все вбивают в разработку. У меня то же самое.

Олег Тиньков:

Что у вас с распределением?

Игорь Ашманов:

То же самое, у меня немножко такая долбанутая программистская компания, поэтому как только заводятся свободные деньги, мы тут же начинаем новый проект или новую компанию, поэтому все, что мы зарабатываем, мы спускаем на разработку.

Олег Тиньков:

К распределению ничего. Понял.

Игорь Ашманов:

Да. У меня партнеры, совладельцы компании, они просто получают зарплаты и понимают, что капитализация компании растет и т.д.

Олег Анисимов:

Сколько стоит компания сейчас?

Игорь Ашманов:

У нас было предложение о покупке, мы выставили цену в 50 миллионов долларов и продолжаем припираться.

Олег Тиньков:

У нас еще были вопросы из блога, Олег, ты их, пожалуйста, озвучь. А я пока спросить еще хотел. Что нужно сделать для того, чтобы я был в десятке по слову «депозиты и вклад»?

Игорь Ашманов:

Надо стать клиентом и посмотреть. Не понравится – перестать быть клиентом.

Олег Тиньков:

А сколько нужно потратить банку «Тиньков», чтобы попасть в десятку?

Игорь Ашманов:

Я не знаю.

Олег Тиньков:

Может прямо сейчас сделку сделаем on-line?!

Игорь Ашманов:

Ты же капризный клиент. Потом скажешь: «Нет, там что-то не пошло».

Олег Тиньков:

Почему? Вот всегда мифы! Про меня столько мифов. Нормальный я клиент.

Игорь Ашманов:

Но ты же мне тоже рассказывал мифы, что у нас якобы слишком крупная компания, что она с презрением к клиентам относится, а это все неправда.

Олег Тиньков:

Так же неправда, что я капризный.

Игорь Ашманов:

Ну хорошо. Тогда давай поговорим. Там, понимаешь, нужно провести анализ, сколько на самом деле вбухивают денег те, кто вокруг тебя. Потому что там, в десятке по слову «депозиты», условно говоря, естественных результатов практически нет.

Олег Тиньков:

Там пару левых банков есть, если честно, не будем называть их имена в эфире.

Игорь Ашманов:

Короче там очень много денег и в контекст и т.д. Это как со словом «пластиковые окна», как со словом «мебель», там идет рубка, у них реально большие бюджеты. Поэтому может быть не надо за слово депозит бороться? Надо бороться за низкочастотное ядро, но длинное, за длинный хвост.

Олег Тиньков:

«Самый выгодный депозит»!

Игорь Ашманов:

Например, да. Есть куча людей, которые задают очень странный длинный запрос. Я тебе приведу пример из другой области. Если ты продаешь мобильники или там телевизоры или стиральные машины, то можно биться за слово «стиральная машина». Но если ты возьмешь 300 словосочетаний, которые означают конкретную модель, то там конкуренция будет гораздо меньше, потому что под каждое такое слово еще надо сделать страничку. Но человек, который ввел конкретную модель, он покупает, ты понимаешь?

Олег Тиньков:

Это покупатель конкретный.

Игорь Ашманов:

Конечно, и поэтому это гораздо выгоднее. Сейчас, конечно, это уже многие сообразили. Т.е. понятен подход, да? Надо взять длинное слово, словосочетание, которое четко специфицирует интерес. Может быть там нужен депозит с какими-то характеристиками, которые ты как раз и предлагаешь. И если человек понимает что это, в чем разница, он, наверное, охотнее купит.

Олег Тиньков:

«Депозит с ежемесячной капитализацией». Но это есть уже, это уже частое слово.

Олег Анисимов:

Игорь, есть вопросы с блога Олега Тинькова. Первый вопрос: во сколько вы оцениваете рынок SEO услуг СНГ? Почему-то СНГ, а не России.

Игорь Ашманов:

Я думаю, что в СНГ маленький хвост, т.е. там 20%, наверное, от России. Но были всякие оценки в 200 миллионов долларов примерно за прошлый год. Это похоже на правду, там есть способ расчета, можно посчитать оборот ссылочных бирж, накинуть к ним известный коэффициент, т.е. я думаю, что порядок такой.

Олег Тиньков:

Получается, что ваша доля – 10% на рынке СНГ в поисковиках?

Игорь Ашманов:

Думаю, что не больше.

Олег Тиньков:

Казалось бы больше, про вас всегда все говорят, вы на слуху.

Игорь Ашманов:

Мы лидеры – естественно. А там просто очень много мелочи. У нашей рассылки по оптимизации примерно 80 тысяч подписчиков. Сайт «Аудитор» - такая программа для самостоятельной оценки видимости, там что-то типа 250 тысяч закачек. Т.е. куча народу, которая этим занимается либо самостоятельно, либо это фрилансеры, либо еще кто-то.

Олег Анисимов:

А зачем вы даете информацию, т.е. инструменты конкурентам?

Игорь Ашманов:

Нам не жалко.

Олег Анисимов:

В каком направлении будет двигаться рынок оптимизации? Будет ли он консолидироваться?

Игорь Ашманов:

Обязательно. Сейчас происходит следующее.

Олег Тиньков:

А что в США сейчас происходит? Можешь нам рассказать про рынок?

Игорь Ашманов:

Не очень знаю. К нам приезжают люди, которые докладывают на наших конференциях, причем приезжает глава «Ассоциации оптимизаторов» или вообще Search&Engine Marketing, но то, что он рассказывает очень не похоже на то, что у нас. Например, там нет ссылочных бирж, там вообще все другое, там за другое берут деньги. Похоже, мы от них отстаем на 2-3 года минимум. Можно смотреть, что там будет, но я этой ситуацией не очень сильно владею. Известно уже, что там оптимизаторы и те, кто продает контекст, пошли в очень технологическую сферу, например, строят большие корпоративные системы, которые одновременно следят за позициями в поисковиках, за лотами на e-bay, все это соединяют с бухгалтерией, со складом. Вот это все связывают между собой, чтобы продавать только то, что есть на складе и т.д. То же самое с оптимизацией. У нас рынок оптимизации сейчас испытывает резкий стресс, потому что «Яндекс», который является основным игроком на рынке, начал очень быстро менять алгоритмы и мелким оптимизаторам не хватает оборотных средств и не хватает аналитической мощи, возможности экспериментировать и т.д., чтобы подстраиваться. У них начинают падать позиции их клиентов, и если оптимизатор выбрал модель работы с гарантиями, он может просто вылетать из бизнеса. Т.е. разоряться, потому что он не выполняет гарантии.

Олег Тиньков:

А вы делаете гарантии?

Игорь Ашманов:

Практически нет. У нас есть сервис автоматического продвижения, который просто списывает деньги только в том случае, если сайт попал в десятку по данному запросу, т.е. это как бы гарантия, что денег не возьмут, пока он уже не там.

Олег Анисимов:

Интернет-магазины с каким видом товаров сейчас самые перспективные?

Игорь Ашманов:

Не могу сказать, я в электронной коммерции не очень понимаю. Наверное надо I-phone продавать или игры.

Олег Тиньков:

i-pod уже.

Олег Анисимов:

Насколько реально человеку сделать Интернет-магазин в одиночку и достичь прибыли в 50-100 тысяч рублей в месяц?

Игорь Ашманов:

Я еще раз скажу, не люблю давать советы, где не разбираюсь. В электронной коммерции не очень понимаю. Я думаю, что это вполне реально, но с нуля этот человек Интернет-магазин сделает, а что он будет делать с логистикой и доставкой? Это же основная проблема Интернет-магазинов - как доставить. Вот вы если попадаете в Интернет-магазин, когда что-то хотите купить, там не берут трубку, не могут ответить, когда доставят, у них же в этом проблема.

Олег Тиньков:

Более прикладной вопрос для наших зрителей, которые меня критикуют на моем блоге все время, что я мало спрашиваю. Какие ниши ты видишь on-line? Я понимаю, что электронная коммерция – убираем, ты не специалист. Вот on-line, возьмем шире – Рунет, потому что это самая дешевая вещь для start-up, мало денег нужно, быстро вот ребятам подскажи, куда пойти.

Игорь Ашманов:

Сейчас есть даже такая хорошая книжка Джефри Мура о развитии hi-tech бизнесов, называется «Перепрыгивая пропасть» и еще «Внутри Торнадо».

Олег Тиньков:

Я ее кстати сейчас читаю.

Игорь Ашманов:

Да, хорошая книжка. В частности он говорит, что после эпохи приложений возникает эпоха платформ. Вот сейчас мы это видим: возникло несколько платформ могучих, на которых бурно вскипела жизнь, такие материки в океане, поднялись: «В контакте», «Facebook», «I-phone» и т.д.

Олег Тиньков:

Google.

Игорь Ашманов:

Google – это такая вершина, на которой почти ничего не растет. Надо понимать, что «Facebook» - это то, где выросло 1,5 миллиона приложений.

Олег Тиньков:

Twitter, кстати, активно.

Игорь Ашманов:

Это все одинокие вершины. А это материки и сейчас там происходит просто чудовищный рост, люди зарабатывают бешеные деньги на играх. Причем вот я разговаривал с ребятами, которые это делают из «Моего мира». Была компания «Аструм» куплена «Mail.ru» и сейчас они влились в «Mail.ru» и занимаются как раз играми на этих платформах. В частности в «Моем мире» на «Mail.ru». Так вот они говорят, что сейчас start-up надо делать только на платформах, не нужно придумывать собственные технологии, потому что плескаться в этом свободном океане могут только те, у кого большой запас плавучести, у кого много энергии. А молодой человек, который знает html и php, ему гораздо проще делать приложения под «Facebook» или под «В контакте», причем делать быстро, не особо заморачиваясь вбрасывать, если не пошло делать следующее. Потому что очень много историй успеха сейчас, там все кипит, там почва чрезвычайно удобренная и там все произрастает.

Олег Тиньков:

А почему ты так про Twitter сказал? Вокруг Twitter такое количество приложений невероятное, я просто Twitter пользуюсь, там полно.

Игорь Ашманов:

Ну, может быть, не буду спорить, просто я его не очень читаю, он такой какой-то шумный.

Олег Тиньков:

Там ты делаешь ссылку, и там чего уже только не понапридумывали.

Игорь Ашманов:

Значит Twitter – это тоже платформа. Короче говоря, всплыло довольно много вот этих материков, между которыми все равно я думаю можно плескаться. Более того, в этих разрывах как раз снова появятся какие-то еще материки через некоторое время, которые растолкают эти, но на этих материках сейчас бурная жизнь. И вот тем, кто хочет быстро стартовать в Интернете, надо, мне кажется, смотреть в эту сторону.

Олег Тиньков:

Кто, думаешь, победит Google или Microsoft?

Игорь Ашманов:

Я бы поставил на Microsoft.

Олег Анисимов:

А Facebook их не победит всех?

Олег Тиньков:

А Facebook или «В контакте»?

Игорь Ашманов:

Я думаю «В контакте», но у нас в стране, конечно.

Олег Тиньков:

Я про Россию, да, сейчас.

Олег Анисимов:

Кстати, а игры?

Игорь Ашманов:

Предсказывать будущее это задача стремная.

Олег Анисимов:

А компьютерные игры – это не зло типа сигарет, казино, наркотиков?

Игорь Ашманов:

Я не думаю, там конечно есть и нехороший край, всегда есть шкала, но в принципе игры – это в общем вещь более или менее знакомая, позволяет человеку в игровой форме всем овладевать, есть, конечно, одержимость, зависимость, но это везде бывает.

Олег Анисимов:

Нужно посмотреть в камеру и сказать, там сидит молодой парень 15-16 лет, он из Москвы

Олег Тиньков:

Да, меня на блоге тебе просили передать, чтобы ты не акцентировал, что он молодой, просто «будущий предприниматель».

Олег Анисимов:

Хорошо, 48 лет парню

Олег Тиньков:

Старый еврей.

Олег Анисимов:

В общем нужно ему сказать, если он хочет стать предпринимателем, что-то такое важное.

Игорь Ашманов:

Первое: нужно перебороть страх к свободному плаванию, потому что этот страх сидит и он устроен так, что это такая скорлупа, которая тебя защищает от мира, который тебе готов что-то дать, а ты от него защищаешься. Вот если ты хочешь стать предпринимателем, не у всех это получается, но за это никто не убьет, не накажет, можно потом его бросить, поэтому эту скорлупу надо убрать и мир сразу к тебе подойдет, вот как в моем случае это произошло, и что-то тебе начнет давать. Второе: в одиночку очень трудно, нужны обязательно друзья, команда и т.д. Вот в одиночку начинать почти невозможно. Надо готовиться к лишениям, потому что для того чтобы стартовать, наверное где-то в Калифорнии есть эскалатор, на который ты встал, т.е. сумел правильно сплясать перед инвестором, произнести «речь в лифте – elevator speech» и т.д., может быть там такой эскалатор есть. Но у нас этого нет. Какое-то время придется себе, как многие американские авторы пишут, во многом отказывать.

Не нужно думать, что start-up - это то, что позволит тебе купить квартиру и машину почти сразу. И очень много start-up завалилось, потому что людям от потребления на какое-то время придется отказаться. И надо помнить, что надо сразу выстраивать отношения на берегу с теми, кого ты берешь в бизнес: тех, кто существенный вклад вносит надо обязательно брать, тех, кто случайный и типа возит тебя на своей машине - вот таких брать наоборот не надо. Не надо брать в бизнес чиновников, потому что они много обещают, а потом становятся очень проблемными пассажирами. И надо знать, что start-up - это не баллистическая ракета, которую ты направил один раз, все рассчитал и она точно придет в заданную точку. Это такой управляемый полет, который очень много раз вильнет, и чем ты будешь заниматься через 3 года неизвестно. Главное - упираться, «толкать свой моховик», как пишет Коллинз в своей книге «От хорошего к великому». Т.е. нельзя останавливать, условно говоря, выкапывать картошку и смотреть, проросла или нет, это не стоит делать, надо пихать и пихать колесо в одну сторону, чтобы оно, наконец, набрало большой ход.

Олег Тиньков:

Спасибо большое!

Комментарии (4)




Другие выпуски "Бизнес-секретов"

Если
нужны деньги.
Кредитная карта
«Тинькофф Платинум»
Если деньги
нужно приумножить.
Вклады и счета
?? ? Google+