Лучшие чиновники приходят из бизнеса

Просмотров: 10868

В гостях у Олега Тинькова глава российского региона, человек, который в прошлом был предпринимателем, а сегодня он губернатор Пермского края – Олег Чиркунов. Общение бизнеса и госслужащих порой проходит на разных языках. Почему это происходит? Что нужно человеку для комфортной жизни?

Текстовая версия передачи

Олег Анисимов, вице-президент ТКС-банка:
Здравствуйте, сегодня у нас в гостях впервые глава российского региона, один из немногих губернаторов российских, который изначально был предпринимателем. Потом пошел в политику. Можно даже сказать не в политику, а в хозяйство. Олег Анатольевич Чиркунов, губернатор Пермского края, здравствуйте!

Олег Тиньков, бизнесмен [lj user=olegtinkov]:
Три Олега у нас сегодня! Все загадывают желание!

Олег Чиркунов, губернатор Пермского края:
Удача должна сопутствовать!

Олег Анисимов:
С 2005 года вы губернатор Пермского края. Вы себя еще предпринимателем ощущаете или уже за 5 лет перестали?

Олег Чиркунов:
Я иногда с гордостью говорю, что большую часть своей жизни проработал в бизнесе. А вот последнее время почувствовал, что как бы перешел эту грань. И, увы, получается, что большую часть жизни я уже на госслужбе. Не могу прямо ответить на вопрос по ощущениям. Я стараюсь себя чувствовать управленцем. А управленцу, в общем, не важно, каким проектом управлять. Ему важно, чтобы он был сложнее и интереснее, и важно видеть свои результаты. Так что, скорее, я компромиссный вариант выберу: я ощущаю себя управленцем.

Олег Анисимов:
Интересуетесь, что происходит в ваших бизнесах, которые еще остаются действующими и развивающимися?

Олег Чиркунов:
В какой-то мере да, но, честно скажу, очень поверхностно.Я не могу работать в формате «мульти», т.е. и это успевать, и это. Хотелось бы, но сосредоточиться не могу. Мне, я считаю, повезло: у меня очень хорошие, креативные, надежные управленцы в бизнесе. Я могу выбросить это из головы и читать в газетах о том, хвалят их или ругают, ну и смотреть годовые отчеты.

Олег Тиньков:
А вот скажите, на Западе, в моем понимании (я в Америке пожил несколько лет, и в Италии жил), на государственную службу идут уже состоявшиеся богатые бизнесмены, чтобы защитить свой бизнес или пролоббировать, ну, или просто, чтобы помочь обществу. Им это интересно. В России, как мне видится, в государственную службу идут, чтобы стать бизнесменами. По вашему мнению, какая модель лучше всего или правильнее: идти на государственную службу состоявшимся уже человеком или идти туда, чтобы стать состоявшимся человеком?

Олег Чиркунов:
Вы знаете, у каждого своя цель в жизни. Кто-то хочет реализовать себя материально. Это, наверное, негосударственная служба. Но, думаю, что молодому человеку следует небольшой какой-то период поработать на государственной службе, чтобы что-то понять. И после этого уйти в бизнес – неплохой шаг, правда, говорят, это засасывает. Т.е. человек, придя чуть-чуть поработать, привыкает и уже забывает о своей мечте создать бизнес.

Олег Чиркунов:

Бывает. К примеру, Кирилл Андросов в правительстве работал, рядом с Владимиром Владимировичем сидел всегда на совещаниях. А сейчас ушел в свой бизнес. При встрече он мне сказал: «Нет, все! Буду свой бизнес делать».

Олег Чиркунов:
Но это не один день поработал, и не год.

Олег Тиньков:
Года четыре он, по-моему, работал.

Олег Чиркунов:
По-моему, он полжизни отдал тому, чтобы здесь работать. Такое возможно. Приведу такой пример: человек окончил Университет, и ему надо сделать выбор. Я считаю, что возможны разные пути. Мне, конечно, больше нравится, когда человек, учась в университете, уже что-то придумал, что-то хочет реализовать, какой-то проект, и он этот проект реализует. Даже если неуспешный, даже если не получилось. Он, по крайней мере, приобрел опыт, а в нашей жизни главное – это опыт. Вы знаете, я чиновником случайно стал. Возникла ситуация, когда ближайший товарищ избрался губернатором, и ему надо было решить, кто будет представлять его интересы в Совете Федерации.

Олег Анисимов:
Юрий Трутнев.

Олег Чиркунов:
Совершенно точно. Когда он мне сделал это предложение, я ему сказал: «Знаешь, Юр, я занимаюсь бизнесом, и все ваши чиновничьи вещи я не понимаю и боюсь. Мне это в принципе не интересно. Нет-нет, это исключено». Он говорит: «Подумай». Я подумал ночь, задал себе вопрос: с точки зрения моего кругозора, вот здесь я что-то знаю, что-то понимаю, чувствую себя уверенно, там – не знаю вообще. Может попробовать? И я принял это решение. Три года был сенатором, в общем, поставил себе задачу разобраться в налоговом законодательстве уже не с той стороны баррикад, а с этой, почувствовать себя профессионалом с точки зрения принятия налогового законодательства. Думаю, что в тот период в десятку людей, которые этим занимаются, вошел. Т.е. человек принимает решение исходя из какой-то линейки: заработать много денег – одна линейка. Я не говорю, что она плохая, хорошая. Другая линейка: самореализоваться. Я не знаю, смог бы я себе поставить задачу самореализоваться, если бы у меня не была решена задача с материальным благополучием семьи.

Олег Тиньков:
Мы, бизнесмены, всегда думаем, и вы, наверное, так думали, что «чиновники все тупые, уроды, и ничего не понимают. Вот мы точно знаем, как надо сделать, вот если бы мы туда попали». Вот вы сейчас туда попали и уже там пять лет, расскажите, как вы увидели нас?

Олег Чиркунов:
Я так же думаю: какие же уроды в бизнесе, ничего не понимают. Почему так?

Олег Тиньков:
А мне кажется, если бы мне сейчас дали Краем управлять, я бы там Америку сделал, я бы все разрулил, все было бы хорошо, все бы жили. Вот у меня же в компании все высокую зарплату получают. Почему я не могу сделать, чтобы все хорошо жили? Вот что мешает все-таки вам? Вы пришли из бизнеса во власть. Что вам мешает сейчас сделать маленькую Америку в Пермском крае? Америку – образно. Высокий уровень жизни обеспечить, автострады красивые построить, со съездами.

Олег Чиркунов:
Построили со съездами. Представляете? В Перми появились первые, как вы показываете, штуковины, которых можно сказать не было. Построили объездную дорогу вокруг города Перми, транспорт перестал заходить в город Пермь. Соединили несколько микрорайонов трассами. Но больше я горжусь не этим, а тем, что в Перми появилась полоса движения общественного транспорта, по которой ходят трамваи, на которую никто не выезжает из автолюбителей. Но вы задали гораздо более важный вопрос: уровень жизни. А производительность труда у нас какая? Это только одна власть должна решить- чтобы у нас были передовые предприятия? Это мы должны решить? Или это вы должны решить, пока находитесь по другую сторону баррикад? Где-то совместно задачу не решаем. Наша роль на мировом рынке разделения труда какова? Мы что, вообще, все вместе производим? Если вы рыночник, то вы мне это не должны предъявлять в качестве недоработки, это вы должны сделать, рынок должен сработать, и вы должны завоевать эти рынки, поднять производительность труда за счет того, что вы их завоевали, и решить проблему благосостояния. Почему власть должна решать проблему благосостояния? Власть должна честно поработать на вас.

Олег Анисимов:
Создать условия для конкуренции.

Олег Чиркунов:
Честно поработать на вас, на те налоги, которые вы заработали. Вы их заработали? Нет.

Олег Анисимов:
Олег Анатольевич, у нас проблема в том, что конкуренция отсутствует в стране.

Олег Чиркунов:
С этим согласен.

Олег Анисимов:
У нас в стране подкрышный бизнес, который зажимает, не дает пробиться нормальному бизнесу, он устанавливает свои правила и дает плохую производительность.

Олег Чиркунов:
Слышу, и разовью тему, вот только точку поставлю здесь, если можно? Просто сформулирую: проблема низкой производительности и нашей неуверенности на рынках внешних, куда мы поставляем сырье, что-то другое, и не можем поставить – это наша общая проблема. Теперь то, что вы сформулировали: отсутствие конкуренции. Только давайте чуть шире посмотрим, не только кто-то кого-то зажимает, а давайте более глобально. Мы говорим: у нас страна с рыночной экономикой. Говорим? А реально в рыночной экономике что у нас? Товары народного потребления. Значит, здравоохранение не в рыночной сфере, оно осталось в государственной. ЖКХ - чего-то там тихонько выползает только в рыночную сферу, но совсем недавно. Дальше. Давайте по отраслям пройдемся.

Олег Анисимов:
«Газпром», энергетики.

Олег Чиркунов:
«Газпром» - без комментариев. Энергетики – нет, энергетики у нас выползли отчасти, еще не монополисты, но они хотя бы структурировались с точки зрения того, что у них хоть какая-то конкуренция зарождается, и сильно они отличаются от «Газпрома». Это, скорее, в плюс, но это тоже начало процессов. Машиностроение: даже если там нет государства, то организованы они как? Как государство. Во-первых, они сидят на государственных заказах, в основном: обороны, «Газпрома», еще чего-то. Они огромны, они не структурируются, они ничего не отдают по кооперации малому бизнесу. Так вот почему у нас не развивается конкуренция и малый бизнес? У нас нет рынков сбыта: либо государство это забрало, либо монополии, либо неструктурированные крупные предприятия, которые работают. Вот эту задачу действительно надо как-то решать. Но и другая тема. Захожу в магазин, какие-нибудь примитивнейшие товары на полках, навскидку можно продукты питания какие-то взять. Вот в Москве, например, помидоры – Франция, Голландия, картофель – Бельгия, и прочее. Только одна мысль: а ведь кто-то должен из бизнеса взять это, увидеть там цифру, сколько это стоит, и сказать: «я вот на этом буду богатым, сейчас пойду растить и т.д.» Но этого не происходит. Скорее, проблема не только бизнеса, а наша совместная, т.е. нет мотива заниматься предпринимательством. Может быть, просто потому, что легче заработать где-то в другом месте – на природных ресурсах и на власти. Мотива сейчас «взять и поработать» немного, на мой взгляд, и это напрягает.

Олег Анисимов:
Олег Анатольевич, как Вы относитесь к ситуациям, когда есть глава региона, не вашего, других регионов, и он занимается управлением? И его родственники показывают талант в каком-то бизнесе, причем, в этом же регионе. Не в других регионах, не в других странах, а именно в этом регионе у них вдруг просыпается талант к бизнесу.

Олег Чиркунов:
Не хочу говорить про других. Я считаю, что ключевой вопрос: если ты руководишь процессом, то ты можешь быть только по одну сторону баррикад. Скажем, если у меня есть бизнес, то он не может работать с бюджетом ни в чем. Если я что-то покупаю с одной стороны как бюджет, я не могу продавать с другой стороны или должен задекларировать конфликт интересов. Очень тонкая вещь. Но ведь это один минус. Есть другой: когда нет бизнеса у человека и ненавидит он этот бизнес. Честно говоря, чтобы на власти зарабатывать, лучше бизнес не иметь. Бизнес - это проблемы, расходы, заботы. Но уж если говорить про нечестное зарабатывание денег, то можно заниматься без расходов, одними доходами.

Олег Анисимов:
Т.е. взяточничеством по сути.

Олег Чиркунов:
Конечно.

Олег Тиньков:
А вот еще скажите, опять же, как переходник между бизнесом и властью, я хочу от вас услышать: а почему вы, власть, нас так ненавидите? Вы считаете, что мы все ворюги бизнесмены, хапуги. А мы соответственным образом считаем, понятно, что у вас тоже зашоренность есть. В чем? Мне кажется, вы нас должны любить, взращивать, мы - налоги, и т.д. А к нам отношение какое: посадить, расстрелять, козлы. Вот почему такое отношение у власти к нам? Или это все-таки советские люди еще уходят? У них отношение, как у советской власти, помните, как к цеховикам каким-то. Или в чем тут проблема?

Олег Чиркунов:
Сам задаю себе вопрос этот. Ответа, наверное, нет. Причем и в ту, и в другую сторону. Я ведь вижу честных, работающих по 14 часов бизнесменов.

Олег Тиньков:
А я вижу честно работающих чиновников.

Олег Чиркунов:
Поймите, и там, и там - масса честных, порядочных людей. При этом одни не любят других. Почему не любит бизнес чиновников? Это вы говорите. Хотя, когда я работал в бизнесе, я тоже считал всех чиновников уродами.

Олег Тиньков:
Но я не всех.

Олег Чиркунов:
Я утрирую, но ощущение такое было. Когда я начал работать на другой стороне баррикад, как мы говорим, отношение изменилось.

Олег Тиньков:
У Земфиры, помните, есть фраза «эти серые лица не внушают доверия, теперь я знаю, кому поет певица Валерия».

Олег Чиркунов:
Это эмоции. Но в обратной ситуации, наверное, есть зависть у любого человека.

Олег Тиньков:
Вот он - мотив!

Олег Чиркунов:
Да, я слышал разговоры среди чиновников, которые говорили…

Олег Тиньков:
«Он не может заработать, значит, что-то украл!»

Олег Чиркунов:
Нет, подожди. «Сколько он заработал? Давай поделим на его жизнь, на количество его лет, на количество часов. Это сколько он в час заработал?» Т.е. понимаете ситуацию, да? Зависть – это такая штука, которая толкает человека к этим вещам.

Олег Тиньков:
Это хороший ответ, спасибо. Да, по тому, какие риски он брал, спал или не спал - это никого не волнует. 12 часов в сутки работал или 50, главное: сколько он заработал?

Олег Чиркунов:
Я Вам в оправдание бизнеса, как адвокат бизнеса, скажу. А Вы почему его состояние считаете его личными доходами? Это ведь по сути дела активы, которые находятся у него в управлении. Он никогда все это не проест. Вот судьба уполномочила его управлять активами, и она создала для него эффект, что все это его. На самом деле, в могилу он с собой все это не унесет, детишки его это не истратят, а если истратят, то растранжирят, и он от этого счастлив не будет. Бизнесмен – это тот, кто управляет огромным состоянием и никогда его не себя не истратит. Как только он истратил на себя, это не бизнесмен - это транжира.

Олег Тиньков:
Зачастую монетизировать бизнес не очень просто. Вот сейчас ваш земляк, насколько мы из прессы видим, пытается монетизировать «Уралкалий». Там суммы звучат феноменальные, и мне кажется, что он не сможет его продать, потому что никто столько не сможет заплатить.

Олег Чиркунов:
Хорошо, но вопрос не в этом. Продал, взял эти деньги. Дальше что?

Олег Анисимов:
Роман Абрамович покупает все больше яхт, например.

Олег Тиньков:
Но это капитализм уже. Он имеет право.

Олег Чиркунов:
Я не знаю насчет капитализма, это другие мотивы.

Олег Тиньков:
Просто налогами его нужно было обложить таким образом, чтобы ему это было не так выгодно. Второй вопрос, что у нас 13% налог – у самой бедной страны Европы - самый низкий налог. Он платит 13%, а дальше он хоть яхты, хоть вертолеты покупает. Как бы он выплатил налоги все…

Олег Чиркунов:
Т.е., по логике, должно быть по-другому. По логике, все, что ты зарабатываешь и вкладываешь в бизнес – налог ноль. Как только ты начал потреблять – налог вырос. Как ты много потребляешь – налог огромен. Наверное, какая-то такая логика должна быть, но, возвращаясь к вашему примеру: продал, получил огромные деньги, дальше что? С этими деньгами все равно надо работать. Если у человека есть деньги, у него есть работа по управлению этими деньгами. Как минимум, он должен найти управленца. Это самая сложная задача всегда, и т.д.

Олег Тиньков:
Сохранить, приумножить.

Олег Чиркунов:
Это работа на всю жизнь по управлению этими активами.

Олег Тиньков:
И все равно в России, в основном, потому что здесь самые выгодные и интересные истории.

Олег Чиркунов:
А потому, что больше вкладывать некуда.

Олег Тиньков:
Да, поэтому тут бояться этого тоже не нужно. Да, зависть, вы мне хорошую штуку подсказали. Говорит ли это о том, что все посредственности идут в политику, а все яркие личности идут в бизнес? Вы согласитесь с этим постулатом или опровергните?

Олег Чиркунов:
Не соглашусь.

Олег Тиньков:
А потом он завидует, эта посредственность, он же не смог заработать.

Олег Чиркунов:
Завидуют друг другу в разных вещах: этот завидует, потому что у него деньги, а тот завидует, потому что у него есть мигалка.

Олег Тиньков:
Да!

Олег Чиркунов:
Понимаете? И он платит деньги, чтобы получить такую мигалку. Т.е. все двусторонне. Кто куда идет? Думаю, в среднем, приблизительно равное число людей идет туда и туда. И туда идут сильные, и туда идут сильные. Но мы с вами заинтересованы, как нация, чтобы сильные шли в бизнес. Чтобы они что-то зарабатывали.

Олег Тиньков:
Но мне кажется, что вот эта ситуация «побыть в бизнесе» и потом прийти, как вот на Западе это больше - это лучше.

Олег Чиркунов:
Да там тоже по-разному.

Олег Тиньков:
Вот Берлускони – он был всю жизнь бизнесменом, сейчас он - политик. Супер! Вот как нужно! А когда ты сразу политик, а потом ищешь, как заработать… Вот тема Берлускони мне более близка – он реализовался, он миллиардер, и теперь он пытается Италию исправить. Хотя там тоже своеобразная страна, я там жил, но он пытается ее поменять.

Олег Чиркунов:
Когда совсем молодые ребята пытаются избраться в молодежный парламент, я пытаюсь им сформулировать, что «знаете, я бы вам не советовал, просто можете испортить себе судьбу. Чем-то надо позаниматься. Нет, - можно и во власть пойти, но куда-то в исполнительную, за что-то отвечать. Пожалуйста, побудьте там, поработайте в каком-то управленческом проекте: директором школы, еще где-то, а потом уже идите голосовать за народные интересы». Но человеку хочется сразу выглядеть: вот он уже народный избранник, он «на белом коне». А это плохо для них. На самом деле, они себя немножко подводят. Что они скажут через 50 лет? «Я всю жизнь работал депутатом»? Но это, наверное, не самая интересная судьба.

Олег Тиньков:
Вот слушайте! Слушайте!

Олег Анисимов:
А расскажите, как вы свой бизнес создавали. В 1991-м году начинали?

Олег Чиркунов:
В 1994-м даже скорее. Я до этого работал в торговом представительстве Советского Союза, потом Российской Федерации в Швейцарии. Удивительные были времена, надо сказать. Мы в какой-то момент там даже без финансирования оставались, и мы все тоже искали бизнес, который начнет через нас работать, и немного было такого бизнеса. У меня было 2 контракта с двумя фирмами: одна прибалтийская, вторая - из Перми. И вот я по контракту работал. Они оплачивали мой телефон. Чтобы в торгпредстве был телефон, надо было эти деньги заработать торгпредству и вложить. В 1994-м году я закончил работу на госслужбе, приехал в Пермь и в компании своих друзей начал заниматься бизнесом. Мы занимались самым простым из того, что тогда можно было придумать – это оптовые поставки, используя те контакты, связи, возможности, которые там были.
Мы одни из первых привезли сюда шоколад Nestle, Kinder Surprise и т.д. Прошел какой-то период, и все стало очень плохо. Все это связано с таможней. Мы вдруг поняли, где-то на Урале оказались прямые дилеры крупнейших европейских компаний благодаря тому, что мы наработали. И вдруг начали понимать, что наши цены просто непроходные. Вот тогда мы столкнулись с «черной растаможкой». И мы поняли, что самое страшное может делать государство с бизнесом: вот открыть такие вещи. Честным быть уже невозможно, а нечестным - не то, что мораль не позволяет – просто страшно. Сильно мы подсели в какой-то год, еще больше подсели в 1998-м, а дальше я все отношу к чудесам. Я не знаю, почему, меня заинтересовала розничная торговля. Просто пришел в магазин.

Олег Тиньков:
Т.е. не оптом продавать, а непосредственно человеку?

Олег Чиркунов:
Да. Не могу объяснить, почему вдруг появился этот интерес. И начал с маленького магазина, после этого крупный магазин мы начали раскручивать. Помню историю, когда из Объединения Российских Торговых Сетей позвонили нам и сказали: «Вот мы присуждаем премии: «лучшая сеть года», «лучший магазин года». Мы вас приглашаем на номинацию». Я говорю: «Нам тут много, кто звонит, проходимцев, которые предлагают разные премии за деньги». Они говорят: «Да вы не понимаете, вы – первые!» Помню самое главное, когда мы привезли эту премию, люди плакали, потому что они вложили свои силы, и вдруг кто-то неожиданно признал, что они лучшие. Представляете?! Вот это, пожалуй, был мой самый успешный проект. Не мой лично - работала целая команда, я что-то на старте запустил, люди это подхватили. Потом по-тихонечку один проект за другим.

Олег Анисимов:
Сейчас уже 26 магазинов?

Олег Чиркунов:
Да.

Олег Анисимов:
А сколько стоит такая сеть из 26 магазинов?

Олег Чиркунов:
Я могу сказать, что оборот около 5 миллиардов. Посчитайте по обычной схеме, что это?

Олег Тиньков:
У нас ритейлеры тут все побывали: и Галицкий Сергей, и Олег Леонов – это «Дикси», и Олег Жеребцов – это «Лента». У нас только Лев Хасис, он обещает, придет. Т.е. у нас практически здесь все, будем считать, что вы ритейлеров тоже представляете.

Олег Чиркунов:
Посчитайте, сколько людей почему-то ушло в розницу, никакого отношения не имевших к ней до этого?

Олег Тиньков:
Все вот это именно рассказывают – им помогло отсутствие связей в советской торговле.

Олег Чиркунов:
А у меня первая встреча с розницей: я приехал в Москву. Мне сказали, что есть хороший магазин - маленький какой-то магазинчик самообслуживания. Такие примитивные вещи, типа цены на клеящей бумажке, и прочее. Меня водил по магазину человек, у которого значок Академии Наук. Я говорю: «А что это у тебя такое?» - «Я физик ядерщик». Я говорю: «А что ты делаешь здесь?» Он говорит: «Понимаешь, многие ребята уехали, а я вот здесь остался». - «А почему?» - «Ты знаешь, я ученый, вот если ты в рознице сделал какое-то изменение, то вечером, по звуку кассовых аппаратов, ты понимаешь результат. В опте ты изменения оцениваешь через месяц. В промышленности через год, а я - ученый». - К сожалению, я не могу вспомнить, кто это, может, найдется. – «А я ученый, мне это страшно интересно!»

Олег Анисимов:
Какой магазин?

Олег Чиркунов:
Я не могу вспомнить, вообще не сетевой, простой магазинчик микрорайона.

Олег Тиньков:
А как случается, что таких, как Вы, очень мало, ярких руководителей – бог ведет? Меня, кстати, пару раз звали в Пермь - я не приехал, извиняюсь. Вот сейчас уже, наверное, приеду, на экономический форум, на какие-то события, связанные с культурной жизнью, артистической. Там постоянно происходят какие-то вещи, связанные с музыкой. И вот я знаю, что у вас сейчас еще какой-то креативный есть фестиваль, Артем Лебедев что-то там разрабатывает. Вы про это, если хотите, расскажите. А основной вопрос: почему есть люди, которые во власти могут быть такими яркими, харизматичными и креативными, и есть вот такие серенькие?

Олег Чиркунов:
А люди все разные.

Олег Тиньков:
Но нам всем хочется, чтобы наши руководители были все такие. Зачем нам серость?

Олег Чиркунов:
Не так. Вот есть человек, к которому я отношусь с глубоким уважением, и который, наверное, - прямая противоположность мне. Шаймиев.

Олег Тиньков:
Но он мудрый.

Олег Чиркунов:
Дело не в этом. Люди все разные: и здесь, и в бизнесе. Что, в бизнесе все яркие? Все одинаковые, все такие, как вы?

Олег Тиньков:
Нет.

Олег Чиркунов:
Точно так же и в государстве. Я не пытаюсь уйти от ответа, я действительно так считаю. Люди самые разные. Многие из них в чем-то другом сильнее. Т.е. каждый в чем-то пытается реализоваться, каждый что-то пытается сделать. Ключевой вопрос: будет конкуренция реальная между регионами, между городами?

Олег Тиньков:
Но она есть все-таки. К вам вот инвесторы, я знаю, хорошо едут. Всегда к хорошим, харизматичным лидерам шли инвестиции: Матвиенко много притащила, потом, раньше был Прусак в Нижнем Новгороде – туда все открывали СП. Как где хороший лидер – туда сразу идут.

Олег Чиркунов:
По разным критериям.

Олег Тиньков:
Они давали, конечно, какие-то налоговые вещи и т.д. Но, тем не менее, они их выбивали. К вам тоже, я знаю, постоянно идут, предприятия какие-то открываются.

Олег Чиркунов:
К кому-то идут больше.

Олег Тиньков:
А к кому больше?

Олег Чиркунов:
Наверное, Татария, возможно, Калуга, в силу другой специфики, конечно, Питер. В каждой сфере можно назвать своего лидера. В высшем образовании – Томск, Новосибирск. И надо конкурировать с ними в этой сфере. Где-то в другом - другие регионы.

Олег Тиньков:
Мне, например, очень нравится, что репер Сява из Перми! Миллион просмотров – не просто так, все-таки, это талант!

Олег Чиркунов:
Лично знаком!

Олег Тиньков:
Привет ему от меня, большой поклон! Я считаю, хорошее дело сделал парень.

Олег Чиркунов:
Мы с ним познакомились в книжном магазине.

Олег Тиньков:
Кстати, расскажите про ваши проекты, про культурные. Помимо репера Сявы, там еще что-то постоянно происходит. Прорекламируйте ваш регион.

Олег Чиркунов:
Наверное, я скажу, почему мы это делаем. Я как-то посетил (есть такой город в Бразилии – Куритиба) известный город, он растущий был, когда многие бразильские города теряли население, он набирал. В общем, такое чудо какое-то. Там познакомился с губернатором, мэром этого города, до этого он архитектором был, Жайме Лернер. Он человек в возрасте, такой глубокий пенсионер, и многие вещи мы с ним обсуждали: про культуру, про какие-то другие вещи. Больше всего меня впечатлил разговор с ним про парки. Этот город известен тем, что там лучшие парки. Вот мы ходим с ним по этим паркам, смотрим: они действительно красивые! И я ему все время говорю: «А люди-то где?» Он молчит. Какое-то время проходит, я говорю: «Суббота, вторая половина дня, люди где в парке?» Он меня за локоть берет, в сторону отводит и говорит: «Олег, парки не для того, чтобы люди в них гуляли. Парки для того, чтобы люди ими гордились!» Задумайтесь.
Большой театр для москвича. Как часто он там бывает? Но он знает, что он может туда пойти. Так вот: человеку любому важно знать, что у него есть выбор. Любой город должен дать возможность человеку как-то разнообразить свою жизнь. Человек может не пойти в театр, не пойти в музей, он может вообще не интересоваться этим. Ему крайне важно знать, что это есть. Вот наша задача: создать в Перми такую культурную жизнь, чтобы человек понимал, что жизнь не проходит зря, что он не обделен, что если у него будет такой выбор, он может себе позволить это, другое, третье. Мне кажется, что-то у нас в этой сфере удается.

Олег Тиньков:
По-моему, да.

Олег Чиркунов:
Конечно, есть, и это, наверное хорошо, проблемы, столкновения, конкуренция. Люди искусства точно так же относятся друг к другу, как власть и бизнес. Современное искусство не нравится одним, другим не нравится традиционное. Хорошо, когда во время кризиса люди спорят на тему культуры.

Олег Тиньков:
Я, помимо того, что предприниматель, я еще и блогер, я писатель. На этой неделе только получил из типографии из Чехии свежую ограниченную серию книги «Я такой как все» - тысяча штук, она выйдет тиражом только в сентябре.

Олег Чиркунов:
Уже завидую!

Олег Тиньков:
Не может быть. Тут все про меня написано: что я на самом деле делал и делаю. Пользуясь случаем, я хотел бы ее вам сейчас подписать. А в этот момент, у нас есть традиционная рубрика, пока я буду сочинять вам подпись к моей книге, я с удовольствием ее дарю.

Олег Анисимов:
Традиционная рубрика заключается в том, что вы должны посмотреть в ту камеру и увидеть там молодого парня, 20-30 лет из Перми, и сказать ему какие-то слова.

Олег Чиркунов:
Главное в жизни – это труд. Надо работать, даже тогда, когда кажется, что что-то не получается, тяжело, что что-то не так. И удача должна рано или поздно прийти. Я не знаю тех людей, которые стремились к какой-то цели, которые трудились, которые вкладывали свою душу в какое-то дело и были бы не успешны. Старайтесь свою судьбу сделать сами, и удача придет!

Олег Анисимов:
Хорошие слова, что Олег Анатольевич не знает людей, которые бы хорошо трудились и были не успешны – это такая мудрая мысль.

Олег Тиньков:
Последний вопрос: какой-то свет в тоннеле есть? Мы все-таки выходим? Вы встречаетесь на другом уровне, мы только видим по телевизору урезки, а вот вы как считаете?

Олег Чиркунов:
Вам должно быть виднее. Вы же говорите: вы база, вы основа, мы бизнес, мы все чувствуем.

Олег Тиньков:
При всем при том, что мне телевизионная картинка крайне не нравится, мне нравится экономическая ситуация в стране. Т.е. экономически у меня никаких проблем нет к властям, т.е. мне кажется, что все достаточно грамотно, трезво, выверено, по взрослому происходит, даже вот этот кризис показал.

Олег Чиркунов:
Приезжайте чаще, давайте вместе делать что-то.

Олег Тиньков:
Приглашайте, с удовольствием в Пермь приеду. Вот наша книга. Олег, кстати, мне тоже помогал: был соавтором.

Олег Чиркунов:
Спасибо!

Олег Тиньков:
Очень приятно вас видеть, спасибо за время, я знаю как вы заняты. Потому что мы пытаемся выходить на людей такого ранга, они все время отговариваются. Вот берите пример. Никаких отговорок, приехал, четко и ясно выразил свою позицию. Спасибо вам большое!

Комментарии (3)




Другие выпуски "Бизнес-секретов"

Если
нужны деньги.
Кредитная карта
«Тинькофф Платинум»
Если деньги
нужно приумножить.
Вклады и счета
?? ? Google+