Инвестор - это состояние души

Просмотров: 15606

Глеб Фетисов - один из самых успешных инвесторов в России. Некоторые его сделки стали настоящей легендой в мире финансов. Его личное состояние превышает 2 млрд. долларов.

Текстовая версия передачи

Олег Анисимов, вице-президент ТКС-банка:

Здравствуйте, уважаемые зрители! Сегодня я начну с отрывка из книги патриарха российского бизнеса Дмитрия Борисовича Зимина, который, надеюсь, вскоре тоже будет гостем нашей программы – это основатель компании «ВымпелКом». И он на странице 254 своей книги «От 2 до 72», которая вышла в 2007 году пишет: «Почему-то на этой пресс-конференции нет главного переговорщика от «Альфы». Иметь такого переговорщика по другую сторону стола переговоров могу пожелать только своему врагу. Говорят, что получилась одна из самых выгодных сделок «Альфы», удивительно, но и я доволен. Сделка ознаменовала собой фундаментальные изменения в моей жизни и наступление ее заключительного и, как оказалось, тоже весьма интересного этапа. А с этим переговорщиком, который почему-то предпочитает быть в тени, и форы которого я в последний момент убрал, расстались если не друзьями, то кажется доброжелателями». О ком же пишет Дмитрий Зимин? Это Глеб Фетисов, который действительно вел переговоры от «Альфа-Групп» с Дмитрием Зиминым, когда покупался «ВымпелКом». Чем, Глеб, ты так понравился Дмитрию Борисовичу? Сделка, как мы знаем, оказалась выгодной и для «Альфы».

Глеб Фетисов, председатель совета директоров «Мой банк»:

Здравствуйте, уважаемые зрители! Я думаю, что сделка была выгодна обеим сторонам. Если бы мы не пришли, то «ВымпелКом» еще долго не развивался бы в регионах, и то, что мы привнесли - это инвестиции именно в региональное развитие. И второе: я считаю, что эта сделка была выгодна и для наших граждан, которые проживают в регионах. Потому что, к сожалению, на тот момент у главного стратегического партнера Дмитрия Борисовича в компании «ВымпелКом», у компании «Теленор», было глубокое убеждение, что российские граждане в регионах не являются платежеспособными и что в регионы надо идти лет через 5, и все инвестиции в региональное развитие обречены на то, чтобы быть неэффективными в течение этого пятилетнего периода. С этим был не согласен Дмитрий Борисович, у них на этой почве разразился очень глубокий конфликт. Плюс обстановка была не самая благоприятная вокруг «ВымпелКома», об этом тоже очень много в книге Дмитрия Борисовича написано, прежде всего административное давление на эту компанию оказывалось серьезное, не предоставлялись частоты или даже там, где они были предоставлены, использование их было затруднено. И поэтому Дмитрий Борисович принял очень мудрое решение, он к тому времени был очень мудрый человек, и по возрасту, и по жизни, и он понял, что без сильной динамичной группы, команды, которая могла бы стать также партнером, компания «ВымпелКом» не получила бы того импульса, который позволил ей стать несомненно лидером на рынке связи. А почему она выгодна для него? Потому что Дмитрий Борисович не продал весь свой пакет, он остался очень большим акционером. При этом, как и многие осторожные мудрые люди, сумел на этой сделке получить cash и остаться в значительном пакете акций – у него было 10% акций по завершению этой сделки. Т.е. он де-факто оставался третьим акционером в компании. Насколько я понимаю, Дмитрий Борисович никогда не жалел об этой сделке, всегда с благодарностью вспоминал то время, когда мы вели с ним переговоры. А переговоры мы с ним вели ровно 9 месяцев, т.е. ровно столько, сколько нужно, чтобы произвести ребенка.

Олег Тиньков, предприниматель:

И какова была сумма сделки?

Глеб Фетисов:

Сумма сделки была больше 250 миллионов долларов.

Олег Тиньков:

А сейчас сколько «ВымпелКом» стоит?

Глеб Фетисов:

Дело в том, что это биржевая компания, цена колеблется.

Олег Тиньков:

А примерно?

Глеб Фетисов:

Где-то 16 миллиардов долларов

Олег Тиньков:

По-моему значительно больше, нет?

Глеб Фетисов:

До кризиса она стоила гораздо больше, цена достигала 45 миллиардов долларов. После кризиса, как известно, все российские активы были сильно обесценены

Олег Тиньков:

Но все равно, 250 миллионов и 16 миллиардов! Вот перед вами человек, который небольшой прирост сделал компании!!

Олег Анисимов:

В 64 раза, если считать по нынешним ценам, а если по тем ценам, то 192!

Олег Тиньков:

Поэтому на нашу юбилейную программу, а у нас сегодня юбилей, нашей программе исполнился ровно год, мы позвали именно Глеба Фетисова, потому что должен быть предприниматель, который в 64 раза вырастил бизнес за несколько лет!

Глеб Фетисов:

Олег, это не совсем корректное сравнение, это сумма сделки больше 250 миллионов, а компания в то время стоила уже около 800 миллионов. И компания «ВымпелКом» примечательно тем, что это первая российская компания, которая разместила на нью-йоркской фондовой бирже после 1913 года. До этого ни одна из компаний не размещалась и это действительно легенда российского бизнеса.

Олег Анисимов:

В 1996 году.

Глеб Фетисов:

Да, в 1996 году и вывел ее на биржу именно Дмитрий Борисович, как основатель, и после сделки он остался у нас в звании почетного президента, за ним закрепились другие блага: кабинет. Я считаю, что эта сделка действительно уникальная была и взаимовыгодная.

Олег Тиньков:

А вот эта сделка с WIND будет или не будет? Зрители интересуются! Мы в Италию часто ездим, может у нас роуминг будет подешевле?

Глеб Фетисов:

Дело в том, что сейчас об этом сказать никто не может, корпоративные процедуры во многом завершены и сделка получила одобрение на совете директоров, но, как обычно, такие крупные сделки сопровождаются целым рядом условий. Одно из условий, над которым сейчас работают менеджеры компании, состоит в том, чтобы достигнуть с банками кредиторами всего Weather holdings и в том числе и компания WIND, как одна из составных частей этого холдинга, благоприятных условий по реструктуризации кредиторской задолженности. Потому что кредиторская задолженность значительная, и для того, чтобы сделать комфорт и для акционеров «ВымпелКома», и для того, чтобы вообще дать компании развиваться, особенно в условиях неопределенности, которые есть на рынке телекоммуникаций, связанных с выбором формата, необходимо договориться с банками и достучаться до них, чтобы они услышали, что в компанию приходит новый игрок, значительный, он поглощает эту компанию, этот игрок не обременен долгами, этот игрок имеет очень хорошую репутацию в плане обслуживания кредитов, поэтому банкам целесообразно поступиться своими текущими интересами и предложить этому игроку более благоприятные и взаимовыгодные, в том числе и для банков условия. Т.е. продлить этот долг, уменьшить какие-то процентные ставки, исходя из сегодняшней ситуации с ликвидностью и отсутствия хороших заемщиков на рынке. Вот если это будет достигнуто, тогда можно сказать, что почти на 90% сделка будет завершена. На это отведено чуть больше месяца.

Олег Тиньков:

А как при такой марже в мобильном бизнесе? Вот сегодня только премьер министр какое-то совещание сделал и все сказали, что в полтора раза со следующего года снизят роуминг, в 4 раза стоимость sms. В разы, не в процентах все снижается! Очевидно, все знают, что это наиболее прибыльный бизнес, даже более прибыльный, чем нефтяной. Как при таком маржинальном бизнесе вот этот египтянин столько долгов наделал?

Глеб Фетисов:

Я не буду отрицать, что этот бизнес рентабельный. Есть сомнения, что он более рентабельный, чем нефтяной, поэтому можно поспорить. А наделал он долгов очень просто. Дело в том, что он делал покупку итальянского оператора на заемные средства, он практически ничего не вкладывал своего, либо вкладывал небольшую долю своих средств, т.е. это явно не классическая сделка была. Кроме того, надо понимать, что он захотел не первый на рынок, а те, кто заходят не первыми на рынок, они всегда переплачивают. И ему пришлось больше брать на себя кредитное бремя для того, чтобы отгрызать этот рынок, вгрызаться в него. Это третий оператор, который появился на итальянском рынке.

Олег Анисимов:

Но все-таки не было бы этой покупки «ВымпелКома» и вообще сделки, если бы ты когда-то в свое время не познакомился с Михаилом Фридманом, «Альфа-Групп», потому что ты же интересы «Альфа-Групп» представлял в той сделке. Расскажи, как ты познакомился с Михаилом Маратовичем?

Глеб Фетисов:

Я расскажу об этом, но только надо сказать, что я представлял интересы «Альфа-Групп», акционером которой является Михаил Маратович, и свои интересы, поскольку я был партнером в этой компании, которая покупала «ВымпелКом» - у меня было 30%, а у «Альфа групп» было 70%. Поэтому я вел эту сделку как собственник бизнеса. В этой части важно расставить «точки над и». Хотя без «Альфа-Групп» я бы не смог и финансово не был готов провести эту сделку. А познакомился я с Михаилом Маратовичем очень просто. Это было начало 1990-х годов, я работал в банковской сфере, был председателем правления небольшого банка «Кроссинвестбанка». И как-то в один прекрасный день я получил звонок от своего старого друга Петра Авина, который предложил мне приехать в «Альфа-Банк» и познакомиться с Михаилом Маратовичем Фридманом. С Петром Авиным у нас был один научный руководитель, Станислав Шаталин, и я его еще знаю по научной деятельности. Плотно и близко мы с ним познакомились в Австрии, когда он работал в Институте прикладного системного анализа и занимался экономическими сравнениями, а я в то время работал в энергетическом проекте. И там мы познакомились и подружились, я получал предложения когда-то от Петра Олеговича прийти в правительство, но не в само правительство, а в его министерство, если быть точным, возглавить направление импорта в РФ. Но тогда я отклонил это предложение, потому что выбрал для себя стезю бизнесмена. Вот там и произошло это знакомство. Мне предложили возглавить кредитное управление «Альфа-Банка». Я подумал, предложение было очень лестное, и отказался.

Олег Анисимов:

Т.е. это понижение? Председатель правления – должность более высокая

Глеб Фетисов:

Нет, мне предложил господин Дубинецкий, тогда был «Промышленный строительный банк», он предложил мне более интересную работу в этом банке, более интересные финансовые условия. Тогда «Промстройбанк» был не меньше, а гораздо больше «Альфа-Банка» по размерам, это бывший советский госбанк. И я, уже подумав, отказав Михаилу Маратовичу и Петру Олеговичу, принял предложение Дубинецкого. Но после этого, как только я отказал и собрался выйти, Михаил Маратович позвонил мне и попросил приехать к нему и сделал мне совсем другое предложение, от которого я уже не смог отказаться, но не связанное с работой в «Альфа-Банке». Предложение было сумасшедшим по тем временам.

Олег Анисимов:

А в чем оно заключалось?

Глеб Фетисов:

Я не буду называть конкретные цифры, но скажу, что даже высокооплачиваемые менеджеры в сегодняшних банках не получают таких денег, которые предложил Михаил Маратович, если бы я перешел работать финансовым директором в компанию «Альфа-Эко». И оно отличалось не в 2, не в 3, а в 10 раз от того, что было предложено в «Промстройбанке» и в «Альфа-Банке».

Олег Анисимов:

А должность была финансовый директор «Альфа-Эко»?

Глеб Фетисов:

Да. Он мне предложил сразу войти в состав совета директоров «Альфа-Эко», где был он, Герман Хан, Алексей Кузьмичев, Михаил Безянский, т.е. вся «Альфа-Групп». Он мне сразу предложил место в совете директоров и возглавить финансовую службу всей компании «Альфа-Эко»

Олег Тиньков:

Какие сделки с вашим участием прошли в «Альфа-Эко»? У них много сделок шумных, знаменитых.

Глеб Фетисов:

Во всех сделках шумных «Альфа-Эко» я принимал участие, сначала как финансовый директор, а потом уже как президент компании.

Олег Тиньков:

С какого года президент?

Глеб Фетисов:

Я стал президентом в конце 2000 года.

Олег Тиньков:

Меня конкретно интересует сделка с компанией InBev небезызвестная, потому что мы там параллельно продавали, я и «Альфа-Эко». А вы в тот момент были или эту сделку уже Савин Саша сделал? Кто сделал сделку по пиву? Это гениальная сделка! SUN Interbrew, «Патра», вы понимаете, о чем я говорю?

Глеб Фетисов:

Я понимаю, о чем я говорю! Дело в том, что если говорить объективно, сделку придумали и сделали мы с Леонидом Рожецким. Сделка действительно была очень интересная, она состояла в том, что мы купили 15% акций на Люксембургской фондовой бирже, понимая, что заканчивается через полтора года соглашение, запрещающее двум крупнейшим акционерам российской дочки докупать акции до контрольного пакета. У них было по 35%. Соответственно мы купили 15% и сделали каждому из них предложение. После этого, как я уже подчеркивал, я всегда был акционером в компании, уже в этом статусе я передал ее на исполнение Александру Савину. И Александр Савин блестяще справился с тем, что купил эти акции на бирже. Это было сложно, Люксембургская биржа имеет достаточно низкий free float и гениальность Саши в этой сделке состоит в том, что утечки не произошло. Т.е. так было куплено, это наверное его опыт работы в Ренессансе сказался, потому что за все время пока мы скупали - в течение 6 месяцев - утечки не произошло и мы не получили какого-то всплеска в цене на акции. Вот история этой сделки. После этого мы ее продали и заработали от 160 до 220 миллионов долларов чистой прибыли.

Олег Тиньков:

На вложенные миллионов 15?

Глеб Фетисов:

Нет, мы вложили в сделку от 30 до 60 миллионов.

Олег Тиньков:

Это получается одна из самых успешных сделок «Альфа-Эко»? Или были еще лучше?

Глеб Фетисов:

Конечно.

Олег Тиньков:

Были лучше?

Глеб Фетисов:

Да.

Олег Анисимов:

Какая самая успешная?

Глеб Фетисов:

Дело в том, что «Альфа-Эко» - уникальная компания в составе «Альфа-Групп» - практически все бизнесы, которыми сейчас гордится «Альфа-Групп» рождались в «Альфа-Эко». В частности X5 Retail group. Первая идея возникла в недрах «Альфа-Эко», «Альфа-Эко» купило 8 магазинов на окраинах Москвы, коробок недостроенных. Александр Касьяненко, первый генеральный директор «Перекрестка», был начальником отдела в «Альфа-Эко». «Альфа-Эко» достраивала эти магазины, запускала их, и когда было запущено 3 магазина, тогда уже выделили это в отдельную компанию «Перекресток» и она уже перестала принадлежать «Альфа-Эко», а уже стала работать как независимая компания. Сейчас эта компания выросла, по-моему, оборот превысил 10 миллиардов долларов, капитализация тоже превысила 10 миллиардов долларов.

Олег Тиньков:

16, по-моему.

Глеб Фетисов:

Да. Успешные сделки у «Альфа-Эко» были и на металлургическом рынке. Это и Западно-сибирский металлургический комбинат, когда он попал в банкротное состояние и «Альфа-Эко» скупила долги, зашла на это предприятие и стала заниматься его оздоровлением, после этого продала Абрамову. Орско-халиловский металлургический комбинат – та же самая история. Коршуновский горно-обогатительный комбинат. Ачинский глиноземный комбинат - там сделка была прекрасная. В результате этой сделки удалось создать ситуацию дефицита глинозема, в стране родилась такая компания как РУСАЛ. Я думаю, что Олег Дерипаска должен быть признателен в том числе «Альфа-Эко» и мне в том, что такого рода компания родилась и существует.

Олег Анисимов:

Олег Владимирович!

Олег Тиньков:

Пришлите денег!!

Глеб Фетисов:

Нет, Олег был партнером в той сделке и выполнил все условия этой сделки. Дело в том, что тогда был осознанный выбор. Михаил Маратович как раз хотел оставаться в этом бизнесе и если бы мы обменяли тогда нашу долю в этом бизнесе – у нас было порядка 9% акций в РУСАЛе. Но Михаил Маратович, за что я ему признателен, тогда прислушался к моему мнению, как младшего партнера. У Михаила Маратовича есть очень важное качество – он умеет слушать. Я в своей жизни прочитал самую гениальную книжку по управлению, она называется «Я вас слушаю», где было доказано, что любой успешный предприниматель должен обладать качеством не говорить, не убеждать, а именно слушать. И мы тогда продали альянсу Абрамовича и Дерипаско нашу долю, но зато у нас появились деньги и мы их вложили в «ВымпелКом». Если посмотреть, то де-факто мы в разы получили больше эффективности от этой инвестиции.

Олег Тиньков:

Создается впечатление, что последние несколько лет «Альфа-Эко» ничего интересного не сделала, да и вообще «Альфа-Групп». Понятно, что свои стратегические направления у Михаила: ритейл, телефония и нефтяная история. И как-то нет ничего нового. А почему некий такой кажущийся застой есть в «Альфа-Групп» и «Альфа-Эко»? Где громкие сделки? Казалось бы такой кризис, такие возможности для вас знакомые, т.е. скупить долги, забрать за долги - 2008, 2009, 2010 годы – это же все. И ничего такого не было из того, что мы только что называли: пиво, сахалинское золото, много сделок, которые действительно гениальные, Коршуновский ГОК.

Глеб Фетисов:

«Петросах» - хорошая была компания вместе с лицензией нефтяной на Сахалине.

Олег Тиньков:

Я это и имел ввиду. Что произошло? Или это в связи с вашим уходом так получается, что ничего там нет сейчас такого яркого.

Глеб Фетисов:

Я продал свою долю в компании в 2003 году, и я не считаю, что только мой уход сказался. Надо понимать, что где-то с 2005 по 2008 ситуация в стране была другая: экономика росла, все удваивалось, и тех оппортунистических ситуаций, когда предприятия были либо аккредитованы, либо неэффективная работа менеджмента сразу находила проявление в неэффективной работе предприятия.

Олег Тиньков:

Понятно, т.е. вот этот тренд все покрывал.

Глеб Фетисов:

Конечно. Ты мог вообще ничего не делать, лежать на диване и тем не менее твои акции приносили прибыль

Олег Тиньков:

А 2008-2010?

Глеб Фетисов:

2008-2010.. Дело в том, что после моего ухода радикально поменялся профиль компании, компания стала классическим инвестиционным фондом, который искал возможности, больше связанные не с эффективным управлением внутри компании, а связанные с перспективами рынка. Олег, ты сам предприниматель и понимаешь, что ты анализируешь тот или иной сегмент и тебе закрадывается какая-то надежда на то, что он может быть перспективным и интересным. Часто приходится сталкиваться с жесткими реалиями, что этот сегмент, этот рынок так не растет, как ты ожидал, что спрос на эти услуги потребителя не такой большой, и в этом, я думаю, основная проблема. Плюс была сохранена команда, которая была заточена совсем не на это. Потому что в «Альфа-Эко» всегда работали профессионалы и люди, которые были заточены работать в экстремальных ситуациях. Я, например, заявлял и на советах директоров что в «Альфа-Эко» работали команды, которые могут решать проблемы и находить пути в самых экстремальных ситуациях. А вот управлять в текущем режиме они не могли, они не управленцы были по своей сути. Тем не менее, на них делался упор в том, чтобы управлять каким-то бизнесом, который стабильно развивался или рос, где требовались другие знания – знания маркетинга, психологии людей, другие менеджерские качества. Что касается самой «Альфа-Групп», я совершенно не согласен, я наоборот считаю, что это один из самых правильно выстроенных холдингов. Я не являюсь акционером «Альфа-Групп», поэтому вы должны понимать.

Олег Тиньков:

В этом мы не сомневаемся. И последнее выступление Михаила Маратовича во Львове, если вы видели, а оно есть в Интернете, я советую вам посмотреть, я у себя в блоге выложил сегодня. Он во Львове выступал, в своем родном городе, и там очень впечатляющая речь его на час. И я могу смело сказать, что он один из самых умнейших предпринимателей России и сколько «Альфа-Групп» сгенерила мультимиллионеров, миллиардеров - ни один олигарх не сделал, кроме Фридмана. Т.е. он реально машина по производству долларовых миллионеров, он делится, он гениален и стратегия отличная. Вопрос был в том, что есть ощущение, что ничего нового нет в последние годы.

Глеб Фетисов:

Дело в том, что очень сложно говорить за человека, которого нет в студии, я думаю вы его пригласите и он сам расскажет.

Олег Тиньков:

Приглашаем постоянно!

Глеб Фетисов:

Если высказывать мнение со стороны, то я считаю, что Михаил Маратович не хочет ничего нового, он действительно обладает уникальной экспертизой. Я как-то сам считал, сколько я сделок сделал в партнерстве с ним, без других партнеров, не сделок, а в скольких отраслях – четырнадцать отраслей! И то, что он сократил все это до четырех – пяти направлений, я думаю, что это сознательный выбор. У него 4 направления: финансовое направление, ритейл, нефть и телекоммуникации.

Олег Анисимов:

Телевидение еще немножко.

Глеб Фетисов:

Да, медийные какие-то активы.

Олег Анисимов:

На самом деле все основные вещи есть: деньги, телевизор, связь, бензин. Все есть! А куда еще?

Олег Тиньков:

Я считаю, что DST сейчас 5 миллиардов капитализация, это Mail Group – вот где opportunity для него!

Олег Анисимов:

Пожалуйста, СТС-медиа есть, где можно развиваться в Интернет спокойно.

Олег Тиньков:

Нет, это не то. DST – онлайновая история и тоже впечатляющая! Там инвестиций никаких особо не было по сути. Компания стоит 5 миллиардов сегодня, а что в нее вложено?

Глеб Фетисов:

Если говорить о феномене Фридмана, я думаю, что он такой гениальный инвестор еще и потому, что он находит время заниматься не только бизнесом, а еще и заниматься образованием, культурой, он много читает и это, несомненно, расширяет его кругозор и позволяет ему делать умные сделки, и делать умные инвестиции. С другой стороны надо понимать, что в этих 4-5 направлениях, сколько мы посчитали, заложен такой огромный потенциал. Да, можно сделать сделку с InBev и заработать еще 220 миллионов. Но дело в том, что можно убрать 1% воровства, который есть в X5, то будет миллионов тоже 200. А если там выбрать правильный формат и реализовать этот формат, то это будет приростом в несколько десятков миллиардов.

Олег Тиньков:

Мне очевидно, что капитализация X5 может 20 и 30 миллиардов, это совершенно обозримая цифра.

Глеб Фетисов:

Если вы хотите знать мое мнение, то я думаю, что у них обозримые перспективы 80-100.

Олег Тиньков:

А как вы считаете, будет ли конвергенция в горизонте 5-10 лет мобильного телефона и банка вообще. Возможен ли такой вариант, что «Альфа-Банк» и «ВымпелКом» - это одна команда? Звучит фантастически, но насколько?

Глеб Фетисов:

У нас был спор с Михаилом Маратовичем в 2001 году, тогда обсуждалась покупка Golden Telecom. А я как раз убеждал и представлял концепцию о том, что нужно заходить именно в сотовую связь. Я считаю, что пол человеческой жизни будет в сотовом телефоне. Это будут не только банки, это будут и магазины, и телевидение, и библиотека, это будет все. Это мое глубокое убеждение. Это будет и прибор для измерения давления, управления собственным домом, даже сложно вообразить, что будет в этой технологии. Я это очень хорошо понимал, а вот Дмитрий Борисович нет

Олег Тиньков:

Но они будут владельцы сетей, операторы, давать кредиты? Они станут банками или они просто будут аутсорсить на банки?

Глеб Фетисов:

Здесь многое зависит, в том числе, и от регуляторов, не только от желания. Захотят компаниям, у которых есть лицензия на связь, давать еще и банковскую лицензию? Захотят ли эти компании выполнять эти нормы, которые сегодня есть на банках или им проще будет использовать банковскую сеть? Техническая возможность для этого есть. Все остальное.. Захотят ли они идти в этот бизнес или захотят быть просто трубой, которая предоставляет обмен данными, уже даже не голосом, а данными, это будет тоже зависеть от акционеров, от менеджмента компании. Но технически, конечно, такая возможность есть.

Олег Анисимов:

Глеб является владельцем банка с говорящим названием «Мой банк»

Олег Тиньков:

Т.е. он наш конкурент?!?

Олег Анисимов:

Ну в каком-то смысле

Олег Тиньков:

Как это в каком-то? Сейчас расспросим!

Олег Анисимов:

Глеб, почему и зачем ты купил банк? Как это произошло?

Глеб Фетисов:

Банк – это обычный проект инвестиционный. Я шел сознательно в этот проект, потому что я сделал эту инвестицию в середине 2004 года – купил небольшой банк «Губернский» с активом всего 300 миллионов рублей. И считал, что есть хорошие возможности и перспективы вырасти эту инвестицию и из 3-х миллионной сделать ее 100 или 200 миллионной. И наверное, если бы не кризис, то это бы уже было реализовано. Потому что удалось нарастить активы почти до 700 миллионов.

Олег Тиньков:

Долларов?

Глеб Фетисов:

Да. Велись переговоры перед кризисом с двумя западными стратегами, даже не финансовыми инвесторами, а стратегами, которые проявляли интерес к покупке банка. Но кризис зачеркнул эти планы, поэтому сейчас инвестиции в кредитные учреждения – не самые благоприятные. Я думаю, что в течение ближайших 5 лет таких громких сделок с интересными коэффициентами не будет. Но это мой прогноз.

Олег Тиньков:

А этот банк какого рода больше? Это коммерческий банк?

Глеб Фетисов:

Да, коммерческий, универсальный банк.

Олег Тиньков:

Т.е. все есть.

Глеб Фетисов:

Да. Изначально он строился как универсальный коммерческий банк и мы шли стандартным путем, открывали офисы в регионах. У нас было открыто 10 допофисов в Москве. Начинали всего с одного допофиса. После этого пошли в регионы, открыли еще в 14 регионах. Купили еще несколько банков в регионах, предоставляли весь спектр услуг, привлекали клиентов физических лиц их уже почти под 100 тысяч, привлекали корпоративных клиентов. Т.е. не шли ни в какую узкую специализацию. Было убеждение такое, что банк с капиталом в 80-100 миллионов, представленный в 15 субъектах, вполне является интересной мишенью или целью для поглощения каким-то стратегом. Сейчас ситуация резко поменялась на банковском рынке, мы много внимания уделяем ритейлу и вышли на рынок потребительского кредитования, ипотечного кредитования, автокредитования, кредитования с помощью кредитных карт. И большую часть своих ресурсов, которые в банке, а банк еще и принимает депозиты, я думаю, что пришло уже время обновить стратегию. Стратегия, как меня заверяет менеджмент, будет подготовлена к концу этого года, не просто подготовлена, а уже утверждена. Подготовлена уже будет в ноябре, а до конца года мы утвердим новую стратегию этого института.

Олег Тиньков:

Но основная дистрибуция в допофисах, в филиалах, да?

Глеб Фетисов:

Была, да. У нас достаточно широкая, как я уже сказал, была сеть, вместе с двумя банками, которые мы приобрели, у нас было больше 120 точек продаж. Сейчас мы неэффективные офисы порезали, закрыли, но все равно осталось почти 50 офисов. Но нам очень интересна ваша модель и мы в этом плане изучаем, присматриваемся. Конечно, будем развивать и каналы дистанционных продаж и в том числе будем пользоваться сетями дистрибуции.

Олег Тиньков:

Спасибо за комплимент!

Глеб Фетисов:

В этом бизнесе очень сложно что-то придумать креативное, как придумали вы. Я думаю, такие придумки - 2 за десятилетие.

Олег Тиньков:

Спасибо большое! Из ваших уст мне очень почетно это слышать! А какой минус вы видите в нашей модели?

Глеб Фетисов:

Честно говоря, я не изучал подробно ваш бизнес и я не могу сейчас говорить о минусах. Мне кажется, так человеческое сознание устроено, у нормальных людей, особенно предпринимателей, которые в первую очередь подсматривают плюсы, а не минусы. Я так понимаю, одна из целей передачи – поделиться какими-то секретами с уважаемой зрительской аудиторией, а не с итальянский обед, где надо минусы других людей отметить.

Олег Анисимов:

Глеб, а последняя сделка, очень любопытно – инвестиция в китайскую розничную сеть. Можно о ней поподробнее рассказать? Какая цель? Почему в Китай? Не слишком ли это непонятно для нас? И вообще, почему возникла такая идея?

Олег Тиньков:

Да, экзотически выглядит для нас.

Глеб Фетисов:

Я бы сказал, что она выглядит экзотически для любого нормального человека, но это не совсем правильное представление. Я Китаем занимаюсь 6 лет и когда я продал свою долю в «Альфа-Эко», я как раз в 2004 году стал заниматься Китаем. Открыл офис в Пекине, полноценный офис, мы работаем как инвестиционный банк в Китае и оказываем услуги для многих российских, американских и китайских предпринимателей. Основная страна – это Китай, где мы оказываем услуги. А почему Америка? Потому что мои два партнера по этому бизнесу – они американцы по гражданству, хотя по происхождению один из них китаец. Помимо того, что мы оказываем услуги, мы еще и занимаемся private equity инвестициями. Рынок ритейловый в Китае очень активно развивается, уже порядка 12 компаний китайских находятся на бирже. Уровень жизни, особенно в восточных регионах очень сильно растет. И вы даже видели, что уже делают заявление мировые конгломераты о том, что они хотят переносить производство во внутренний Китай с восточного побережья, потому что там зарплата уже достигает 700-800 тысяч долларов.

Олег Тиньков:

А с чем связано развитие восточного? Ближе к портам?

Глеб Фетисов:

Да, ближе к портам плюс там экономические зоны создавались свободные, где налогообложение было льготным. Плюс импортный таможенный тариф не платили за комплектующие. Там фабрика китайская изначально развивалась. И соответственно очень быстрыми темпами растет сегмент организованной торговли. Нам показалось, что вот эта компания может быть очень интересной, потому что это холдинг потребкооперации, который владеет десятками тысяч магазинов, имеет десятки тысяч франшиз по всей территории Китая. Все они находятся в разном состоянии экономическом, поэтому мы договорились вот с этой потребкооперацией. Если вспомнить, эта модель у них была перенята из Советского Союза, только они ее не развалили, а оставили эту потребкооперацию со всеми этими активами. И мы договорились, что мы создаем совместное предприятие с ними. У них 60% инвесторов, которые зашли через фонд, которым управляет моя компания. 40% они передали туда самые эффективные свои предприятия, которые мы отобрали на этот момент. Мы дали им денег для того, чтобы иметь возможность обновить информационные системы на этих предприятиях, докупить какие-то предприятия, которые возможно не входят в эту сеть, и иметь возможность еще право первой руки, если какие-то предприятия выходят на показатели эффективности, дальше докупать. После этого мы выведем это предприятие на биржу.

Олег Анисимов:

Какого размера инвестиции?

Глеб Фетисов:

Сейчас инвестиция в это предприятие составила 100 миллионов долларов.

Олег Тиньков:

Глеб, а что главное для умного человека, для перехода его в предприниматели? Потому что нас сейчас смотрят десятки тысяч умных людей, многие из них себя таковыми не считают, но на самом деле они таковыми являются. Как им стать предпринимателями? Не пойти работать за зарплату. Что нужно для вот этой тонкой грани, что вы думаете, им не хватает?

Глеб Фетисов:

Во-первых, надо исходить из того, что нужно реально оценивать свои конкурентные преимущества. Потому что во всем мире всего 8% людей с предпринимательским характером и с предпринимательской жилкой. И если ты человек свободной профессии и понимаешь, что к этому у тебя лежит душа, тебе может и не обязательно быть предпринимателем. Я бы даже сказал, что нет какого-то одного качества. Все-таки предприниматель – это человек, у которого сгусток качеств. Первое – это у тебя должно быть желание что-то созидать, оно должно просто над всем давлеть. Потому что если ты не хочешь чего-то созидать, а хочешь потреблять, т.е. у тебя больше склонность использовать те альтернативы, которые уже даются рынком. Но надо понимать, что предприниматель – это тот, кто создает эти альтернативы, а не тот, кто выбирает. Вот как менеджер – выбирает работу между различными предложениями. Предприниматель сам создает себе работу. Второе – это, конечно, действовать. У тебя должен быть просто зуд на действие. И ты должен понимать, что ты можешь совершить ошибку, провалиться, обанкротиться, но ничего страшного в этом нет. Если ты хочешь добиться успеха, ты все равно должен сделать этот шаг, даже если он приведет тебя к неудаче. Многие не знают, по крайней мере в России, что такая легендарная личность, Дональд Трамп, четыре раза был банкротом. Следующее очень важное качество – это умение вести переговоры. У нас, к сожалению, культура ведения переговорного процесса очень слабо развита. У нас люди садятся за стол переговоров в виде исключительно своей цели.

Олег Тиньков:

Win-win! Про это надо помнить!

Глеб Фетисов:

Последняя сделка, с тем же Дмитрием Борисовичем Зиминым, началась в 12 часов дня и закончилась в 4 утра. Не выходя из кабинета мы вели переговоры. И в течение всех этих 16 часов я убеждал Дмитрия Борисовича, почему эта сделка выгодна ему. Я очень рад, что он это услышал, а мне удалось его убедить. И вообще я, например, не сажусь за стол переговоров, если не понимаю, почему эта сделка выгодна моему контрагенту. А у нас часто ведутся переговоры с одной целью – обмануть, схитрить, еще что-то сделать.

Олег Тиньков:

Традиционно на Западе это называется win-win situation. У них это просто основной постулат переговоров. Я сегодня в 3 ночи закончил переговоры с одним из людей которого вы сегодня называли, не будем уточнять, его фамилия прозвучала в эфире. Сделка была действительно интересная и мы друг друга убеждали что это выгодно и не более того.

Глеб Фетисов:

Еще очень важно не считаться со временем, т.е. ты должен понимать, что если ты предприниматель, то у тебя нет никаких ограничений на твое время. Твое время принадлежит бизнесу, но, несмотря на то, что ты можешь любить свою семью, своих друзей, бизнес превыше всего. И твои близкие и родные должны это понимать, что для тебя это на первом месте и разделять эту страсть. Вообще – это страсть, конечно.

Олег Анисимов:

Твоя доля в «Алтима» - 14%, сколько она стоит?

Глеб Фетисов:

В «Алтима» есть один актив, он непубличный – это мегафон – 25% мегафона. Поэтому дать точную оценку сложно. Но если исходить из того, что «Алтима» из разброса некого без премий за блокирующий пакет и без премий за значительную долю, потому что они тоже разные бывают – 25%, 50%, 75%. Просто без премий – наверное где-то 12-15 миллиардов «Алтима» стоит сейчас, то соответственно мой пакет – 14% от этой цифры.

Олег Анисимов:

Т.е. два миллиарда долларов примерно.

Глеб Фетисов:

Наверное так, да.

Олег Анисимов:

А не сложно обладать таким активом, который никак нельзя использовать. Просто акции непубличной компании даже продать довольно сложно.

Глеб Фетисов:

Не сложно. Но дело в том, что есть время собирать камни, а есть время их разбрасывать. Войдя в бизнес в 2001 году мы де-факто собирали. Потому что, если посмотреть, что мы собрали, помимо «ВымпелКома» и региональной сети, которая охватывает всю страну сейчас, мы зашли в Казахстан, в Узбекистан, в Грузию, на Украину, во Вьетнам, в Камбоджу, в Лаос, Киргизию. Если вспомнить, какие сделки мы делали в этих странах, то я вам скажу – это время, когда мы не задумывались. Сейчас, когда образовалась компания «ВымпелКом» и она уже будет делать другого плана сделки, я думаю, что теперь надо задуматься над тем, как сделать эту нашу долю ликвидной. И многое уже было сделано. Потому что у нас компания «Киевстар» была не ликвидная, где мы сидели с «Теленором», теперь она ликвидная. У нас там де-факто остался только один неликвидный актив. А после того как мы добьемся этого, я думаю, что должен наступить в этом бизнесе момент расставания. Но это расставание для того, чтобы встретиться заново в других бизнесах, и я думаю, нам судьба и жизнь подарит эти бизнесы. И то, что мы уже 20 лет со многими из акционеров вместе инвестируем – это вселяет надежду, что и мы дальше это будем делать вместе.

Олег Тиньков:

У нас есть традиционная рубрика, гость обращается к молодому начинающему предпринимателю и что-то желает. Можете?

Глеб Фетисов:

Самое страшное в жизни – это пожалеть о том, что ты что-то не сделал. Пожалеть о том, что ты допустил какую-то ошибку – это не так страшно, чем просто пожалеть о том, что ты что-то не сделал. Поэтому главное – действовать! И главное не программировать себя на неудачу и на неуспех и не расстраиваться, если эта неудача будет. Надо помнить: любой путь к успеху, для того, чтобы его совершить, надо сделать шаг. Не гадать на ромашке и не мечтать, а думать о движении, выверять этот шаг и делать его рациональным. И очень хотеть и желать этого успеха. Если вспомнить, например, путь того же Уолтона - который начал заниматься бизнесом не в 18 лет, а в 42 года, а в 45 лет у него отняли первый его магазин и он начал заново, и его семья стала самой богатой в мире через 30 лет - это вселяет надежду для тебя, что у тебя еще большой промежуток времени, когда ты можешь совершать ошибки. Но если удача будет тебе благоволить, то ты можешь достигнуть этого успеха в предпринимательской среде гораздо быстрее, чем несомненные лидеры из толпы этого предпринимательского движения.

Олег Тиньков:

Спасибо большое! Хотел бы в конце подарить от предпринимателя предпринимателю книгу, которую написал.

Глеб Фетисов:

Спасибо!

Комментарии (12)




Другие выпуски "Бизнес-секретов"

Если
нужны деньги.
Кредитная карта
«Тинькофф Платинум»
Если деньги
нужно приумножить.
Вклады и счета
?? ? Google+