Лидер мгновенных платежей

Просмотров: 12646

Годовой оборот системы мгновенных платежей «QIWI» превышает 350 миллиардов рублей. Совладелец «QIWI» Борис Ким рассказал, как работает эта система.

Текстовая версия передачи

Олег Анисимов, вице-президент ТКС-банка:

Здравствуйте, уважаемые зрители! Сегодня программа «Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым» выходит без Олега Тинькова и как мне рассказали, он отстранен от эфира. Ну а в гостях у нас сегодня совладелец компании QIWI Борис Ким. Борис, добрый день!

Борис Ким, генеральный директор QIWI:

Добрый день!

Олег Анисимов:

Я на самом деле поражен развитием компании QIWI за последние годы. Если раньше это были, на мой взгляд, единичные точки, терминалы самообслуживания, правильно наверное называть «платежные терминалы», то сейчас, куда не приходишь, там стоит по одному минимум, а то и по два терминала QIWI. Сколько всего сейчас в России у вас сети составляют?

Борис Ким:

У нас порядка 100 тысяч терминалов, но на самом деле QIWI – это не только терминалы самообслуживания, потому что общее число точек приема платежей у нас примерно в 2 раза больше. Мы работаем не только через терминалы, но и через точки, где есть оператор: это салоны сотовой связи, это супермаркеты, многие банки работают через процессинг QIWI. Поэтому у нас более 200 тысяч точек, из которых примерно половина – это терминалы самообслуживания.

Олег Анисимов:

А сколько из этих 200 тысяч точек принадлежит компании?

Борис Ким:

Ни сколько. Мы являемся процессинговой компанией, мы поставляем решения в виде программного обеспечения, мы поставляем шлюзы к операторам, мы обеспечиваем финансовую и правовую модель для функционирования всей этой системы. Но мы сами не владеем этими точками, это одна из причин, почему сеть так быстро развивается. Очень сложно создать собственную сеть, потому что это большие капиталовложения, это нужно очень точно знать, где ходит ваш клиент. И это лучше знают ритейлеры, так вот пусть они решают те вопросы, в которых они компетентны, а мы будем решать те вопросы, в которых компетентны мы или мы считаем, что мы компетенетны.

Олег Анисимов:

Но у вас есть некий пульт, с помощью которого вы можете управлять всей сетью.

Борис Ким:

Конечно.

Олег Анисимов:

Например, поставить рекламу одновременно во все точки.

Борис Ким:

Если речь идет о терминалах, то мы полностью контролируем интерфейс наших терминалов и это вторая наша особенность, которая отличает нас от конкурентов. Действительно, мы можем показать рекламу в данном конкретном терминале и даже данному конкретному человеку.

Олег Анисимов:

А кто продает сами терминалы владельцам этих терминалов?

Борис Ким:

Сейчас очень много есть поставщиков этого оборудования. Я напомню, что некоторое время назад у нас была запрещена игорная деятельность вне специально отведенных зон. И вот многие заводы, которые специализировались на производстве вот этих игровых аппаратов, они по сути переквалифицировались и стали производить терминалы самообслуживания. Но когда мы начинали этот бизнес, нужно было продемонстрировать кейс, мы сами имели отношение к производству этих терминалов просто для того, чтобы показать, что вот таким образом тоже можно принимать платежи. Потому что до терминалов платежи, если вы помните, принимались в обычных кассах, супермаркетах или салонах сотовой связи. Терминал – это была некая инновация, как сейчас модно говорить, инновация, которую надо было показать, что она имеет право на жизнь.

Олег Анисимов:

И сколько стоит один терминал?

Борис Ким:

Есть разная комплектация, это зависит от комплектующих, которые входят в этот терминал.

Олег Анисимов:

Минимум?

Борис Ким:

Минимум – порядка 2-2,5 тысяч долларов он стоит.

Олег Анисимов:

А максимум?
Борис Ким:

Максимум – порядка 3,5-4 тысяч долларов. Есть уличные антивандальные, особо укрепленные терминалы, они, конечно, стоят дороже.

Олег Анисимов:

И каковы полные расходы владельцам маленького магазина на то, чтобы купить терминал, подключить его к Интернету

Борис Ким:

Это не совсем Интернет, это Интернет-подобный протокол, но мы работаем по специальному выделенному каналу внутри этого Интернет-протокола, это связано с предотвращением мошенничества.

Олег Анисимов:

Сколько человеку нужно иметь денег, чтобы поставить терминал?

Борис Ким:

Ему нужно купить сам терминал. Многие производители предоставляют кредит или отдают этот терминал в лизинг, дальше заплатить арендную плату, если эта точка торговая принадлежит ему, то соответственно он ничего не должен. Арендная плата очень сильно варьируется. В зависимости от места в Москве она может достигать и 15 тысяч рублей в месяц, в регионах она может быть и 100 рублей, и вообще может быть бесплатна, потому что это дополнительный сервис, дополнительное привлечение клиентов. И владельцы этих торговых помещений рассчитывают на кросс-продажи таким образом.

Олег Анисимов:

Я недавно был в магазине на улице Куусинена в Москве и увидел 2 терминала сразу на расстоянии метра друг от друга. Вот смысл какой, держать 2 терминала в одном месте?

Борис Ким:

Смысл есть. Большую часть времени эти терминалы простаивают, потому что есть так называемые пики. Один утром – когда люди, идя на работу, заходят в магазин, второй пик вечером. И во время этих пиков очень сложно, хочется побыстрее оплатить, поэтому второй терминал в этот момент начинает работать и приносить деньги своему владельцу. Мы не контролируем комиссию, которая взимается нашими агентами. В основном не контролируем. Во всех терминалах QIWI есть такая кнопочка, которая называется «киви кошелек». И если вы положите деньги на «киви-кошелек», от 500 рублей комиссию с вас не возьмут, потому что это как раз один из немногих случаев, когда мы действительно контролируем взимание верхней комиссии. Дальше вы можете с этого кошелька платить за все услуги, в том числе и за сотовую связь без комиссии. И многие клиенты QIWI давно этот способ оценили и используют его активно.

Олег Анисимов:

А почему компания не ограничивает верхний размер комиссии в принципе?

Борис Ким:

Потому что мы не считаем себя умнее рынка. Мы думаем, что агенты наши лучше знают, в какой точке, какую комиссию поставить в зависимости от ее проходимости, в зависимости от конкретных условий. В аэропортах, конечно, комиссия выше, потому что люди там находятся в боле стесненных обстоятельствах по времени.

Олег Анисимов:

Там, получается, люди дезориентированы, потому что они всегда пользуются QIWI и платят одну комиссию, а в аэропорту видят тот же бренд и полагают, что это будет так же.

Борис Ким:

Это проблема брендирования. Мы предупреждаем, что комиссия взимается и что она нами не контролируется по большинству типов услуг. Мы контролируем комиссию в киви-кошельке, который является нашим как бы фирменным внутренним сервисом внутри QIWI. Но я вам скажу, что и в городе бывает высокая комиссия, которая доходит до 10%. Я был недавно в Питере, там вообще 20% на Московском вокзале стояли терминалы.

Олег Анисимов:

Будьте аккуратны, дорогие зрители, не пользуйтесь терминалами QIWI на Московском вокзале Петербурга!

Борис Ким:

Если вы не являетесь владельцами этих терминалов!

Олег Анисимов:

Скажите, Борис, а какой оборот всего по всем терминалам у вас за полугодие?

Борис Ким:

Мы недавно эти цифры опубликовали как раз – это порядка 180 миллиардов рублей за первое полугодие, т.е. за год мы ожидаем 350-360 миллиардов рублей оборот. Но это оборот. Понятно, что мы являемся платежным сервисом и далеко не все эти деньги достаются нам.

Олег Анисимов:

Т.е. из этих денег выручка непосредственно группы QIWI какова?

Борис Ким:

Я могу назвать прибыль, которая может быть даже больше интересует - это порядка 800 миллионов рублей до уплаты налогов.

Олег Анисимов:

Хорошая прибыль, почти 30 миллионов долларов. Не каждый банк зарабатывает столько!

Борис Ким:

Тем более, что мы зарабатываем на платежах, а для большинства банков платежный сервис, платежные услуги – убыточные, включая даже крупные розничные банки. Потому что это некая социальная нагрузка для них и они используют устаревшие технологии для приема платежей, как правило, это операционисты и это очень дорого.

Олег Анисимов:

Банк в вашей структуре появился, да?

Борис Ким:

Да.

Олег Анисимов:

Какова его роль?

Борис Ким:

Банк нужен в двух аспектах. Во-первых, он обслуживает потоки финансовой группы, которые, как мы сегодня установили, значительны. Поэтому как-то не совсем безопасно отдавать их в другие руки. Но главная причина заключается вот в чем: мы выросли на сотовой связи, потому что предыдущее десятилетие – это был период очень бурного расцвета сотовой связи, рост абонентской базы. И мы своим появлением обязаны сотовой связи, потому что банки оказались не в состоянии обслужить тот огромный поток очень мелких платежей. Средний платеж составляет менее ста рублей. Но всему, к сожалению, приходит конец и вы знаете, что сейчас у нас номинальный уровень проникновения сотовой связи больше 100%. А доля моментальных платежей в оплате услуг сотовой связи примерно 90%. Т.е. на самом деле мы у потолка и расти за счет сотовой связи дальше некуда. За счет чего мы растем? Мы растем за счет таких услуг как банковские денежные переводы. Мы сотрудничаем, пожалуй, со всеми крупнейшими операторами денежных переводов в России. Второе: это погашение банковских кредитов, потому что кроме сотовой связи в самые последние годы, в связи с кризисом особенно.

Олег Анисимов:

Какой банк был у вас одним из первых?

Борис Ким:

Одним из первых был банк «Тиньков Кредитные Системы»

Олег Анисимов:

А «Альфа-банк»?

Борис Ким:

Да. И мы очень благодарны этим двум банкам, потому что они первыми поверили нам, что через терминалы самообслуживания можно проводить не только платежи за сотовую связь, но и платежи в погашении кредитов, а это совсем иная вещь. Потому что платеж за сотовую связь – это сто рублей и он поступает сразу, вы сразу получаете смс. Другое дело вы платите 2-3 тысячи рублей в погашении кредитов и этот платеж не сразу зачисляется. Мы стали посылать смс от нашего имени, что ваш платеж в полной безопасности. Но, тем не менее, клиенту сложно в это поверить. Но вот за 2 года нашего сотрудничества очень многие клиенты стали пользоваться этой услугой. Кстати, «Тиньков» сейчас лидер по объему платежей, которые погашаются через терминалы QIWI.

У нас очень популярный продуктом стала наша виртуальная карта, которую мы выпустили в ко-бренде с визой – международной платежной системой, она называется «Qiwi the virtual» и она продается через терминал. Для чего мы это сделали? Дело в том, что расплатиться в западных Интернет-магазинах, таких как Amazon, I-tunes, eBay нельзя с помощью наших платежных средств – нет у них договоров с терминальными сетями, нет договоров с электронными деньгами – там принимаются банковские карточки. Но у нас сложности есть с этим, хотя номинально у нас довольно много банковских карт, но в основном это зарплатные карты и люди, получая деньги два раза в месяц, просто подходят к банкомату, вынимают и дальше пользуются наличными. А виртуальная карта виза – это одноразовая карта, которую можно купить в терминале – это просто реквизиты, которые к вам придут в смс: номер, дата истечения срока, ваша фамилия и вы можете использовать ее для покупок в Интернете.

Олег Анисимов:

На мой взгляд - это все равно некий суррогат. Потому что во всем мире все равно пользуются картой, с ней можно пойти и в магазин, и в Интернет, и в банкомат.

Борис Ким:

Это проблема. У нас действительно статистика Банка России, например, показывает, что у нас всего 3,8% розничного товарооборота оплачивается при помощи банковских инструментов: картой или Интернет-банкинга. Это очень мало. При том, что номинальный уровень проникновения банковских карт больше 70%. Не пользуются у нас люди в силу разных причин, исторических – слишком часто банки обманывали наших людей, в силу каких-то культурных отличий, в силу того, что зачастую ей неудобно пользоваться и не везде карточкой расплатишься. Это в Москве, и то, в пределах Садового кольца, нет проблем, а где-нибудь в 50 км от Москвы попробуйте расплатиться банковской картой – там просто не будет pos-терминала. И поэтому мы выполняем, я считаю, важную функцию в финансовом просвещении людей, готовя их к использованию банковских счетов, как принято во всем мире.

Олег Анисимов:

Борис, некоторое время назад звучали опасения о том, что огромный объем денег, которые принимают терминалы, никем не контролируются и были вопросы по поводу того, что это отмывание каких-то неправильных доходов

и уход от налогообложения, обналичка и т.д. Сейчас как ситуация?

Борис Ким:

Такие опасения действительно были, правда они не были никем подтверждены, но поток наличных действительно нужно контролировать. И это нужно и в целях защиты интересов государства и потому что у нас есть обязательства перед ФАТФ – это международная организация, которая занимается противодействием отмывания незаконных денежных средств. Поэтому мы были одними из инициаторов принятия закона, который регулирует деятельность терминалов и вообще деятельность систем приема моментальных платежей. И этот закон был принят в прошлом году и вступил в силу с 01 января этого года. Он называется «Закон о деятельности платежных агентов», если говорить коротко. Что этим законом было установлено? Во-первых, все терминалы должны оснащаться контрольно-кассовой техникой, т.е. выдавать кассовый чек. У нас есть федеральная налоговая служба, которая как раз и контролирует вот эти потоки наличных денежных средств. А контрольно-кассовая техника позволяет независимо от владельца терминалов осуществлять контроль и сравнивать данные, что он подает в отчетности в налоговую непосредственно с данными защищенной памяти в контрольно-кассовой технике, которая в этом терминале находится.

Олег Анисимов:

Борис, а зачем банку становиться собственником терминалов QIWI?

Борис Ким:

У него нет задачи стать собственником терминала QIWI, у него есть задача стать собственником своего терминала, потому что, как я уже вам сказал, прием платежей от населения для большинства банков – это убыточная деятельность, себестоимость этой операции очень велика, она делает этот бизнес убыточным. Это касается и крупных банков, и тем более мелких банков, поэтому все рекомендации всех консультантов заключаются в том, чтобы вынести прием платежей из отделений.

Олег Анисимов:

Т.е. получается, что банки на самом деле к вам всегда достаточно агрессивно относились, потому что вы забирали у них бизнес. А сейчас получается, что банки с вами сотрудничают.

Борис Ким:

Я думаю, что это миф, что банки агрессивно относились к Qiwi. Во-первых, QIWI – это тоже банк. Но это банк, который не выпячивает вот эту свою сторону, что он банк. Это банк внутри, но для клиента он очень дружественный, у него такой дружественный интерфейс, а то, что это банк – кого это интересует? Кого интересует какой процессор стоит на вашем телефоне? Никого, важно чтобы он не зависал.

Олег Анисимов:

Если скармливать деньги железному автомату, то может быть для клиента будет спокойнее, если на нем будет написано «Банк QIWI».

Борис Ким:

Написать можно все, что угодно. Важно не это. Ежемесячно 80 миллионов человек пользуются терминалами QIWI независимо от того, что там написано. Потому что они доверяют бренду. Потому что на самом деле под этим брендом скрывается иногда индивидуальный предприниматель, у которого могут быть очень скромные финансовые возможности, а иногда может быть один из крупнейших банков региона. Но QIWI гарантирует качество услуги, гарантирует, что если что-то пойдет не так, у нас есть общефедеральная система поддержки, бесплатный звонок и любой клиент может позвонить, независимо от того, в каком терминале он совершил платеж. Мы ему поможем, QIWI, хотя мы и не владеем этими терминалами. Мне кажется для клиента важно именно это.

Олег Анисимов:

А сколько вообще бывает таких случаев криминального свойства: пропажа денег или обворовывание терминалов? Я помню, как-то шел по Ленинградке и на дороге валялся терминал, т.е. произошел вандализм видимо. Насколько часты такие случаи?

Борис Ким:

Сама правовая модель вот этой агентской схемы приема платежей подразумевает, что деньги вы положили в «железный ящик» и ваш счет мобильного телефона пополнится в течение нескольких минут, если все хорошо прошло. Но деньги ваши лежат вот в этом «ящике» и инкассированы будут через 2-3 дня. Но вам все равно, ваши же деньги получены и списывать их никто не будет. Поэтому в этот момент все риски переносятся на владельцев терминалов. Владелец терминалов рискует и если какой-то терминал грабят, то это проблемы и риски владельца терминалом, но это его предпринимательский риск. И в частности поэтому он иногда такую высокую комиссию и ставит.

Олег Анисимов:

Борис, расскажите, пожалуйста, историю становления QIWI. Как появился первый терминал, где это произошло, в каком году?

Борис Ким:

История QIWI началась задолго до того, как появился первый терминал, потому что это произошло в 2004 году. А история QIWI началась в 2000 году. И тогда была компания «Е-порт», которая занималась оплатой сотовых телефонов, но немножко в другом ключе. Тогда была популярна модель оплаты скретч-картами. Люди просто покупали скретч-карты, стирали, вводили пин-код и пополняли свой телефон. И компания «Е-порт» была одним из крупнейших дистрибьюторов вот этих предоплаченных карт.

Олег Анисимов:

Их выпускали соответственно операторы.

Борис Ким:

Выпускали их операторы, но им надо же.

Олег Анисимов:

Да, я помню, да и сейчас они есть, эти карты.

Борис Ким:

Они есть, но раньше это было 90% оплаты, а сейчас, я думаю, 2-3%, не больше.

Олег Анисимов:

Я сейчас, например, плачу из Интернет-банка без комиссии за телефон, мгновенное зачисление, 0% комиссии и никаких проблем. Т.е. мне, например, жалко 5% платить комиссию.

Борис Ким:

Конечно, мне тоже жалко, я тоже плачу – у меня что-то типа direct debet стоит, но мы же должны думать обо всех людях.

Олег Тиньков, предприниматель:

Привет!

Олег Анисимов:

А мне сказали, что тебя отстранили от эфира.

Олег Тиньков:

Меня менты остановили!

Олег Анисимов:

Про начало бизнеса Борис сейчас начал рассказывать.

Борис Ким:

Была такая компания и мы были крупным дистрибьютором карт предоплат, так называемых скретч-карт. Но в какой-то момент мы подумали, а что если заменить эти скретч-карты на электронные ваучеры. Это то же самое, только вам распечатывают пин-код, который вы стираете на бумажке или он приходит в виде смс. Это удобнее, потому что нет логистики, нет стоимости распространения этих пластиковых карт. И начали переходить на этот способ оплаты услуг сотовой связи. Но не очень долго он у нас продержался, потому что мы потом подумали, что еще удобнее, если мы просто начнем пополнять телефоны сотовой связью просто по номеру телефона на любую сумму. Это было сложно.

Потому что когда мы приходили к операторам сотовой связи, они говорили: «А зачем это нужно? У нас есть прекрасный бизнес по картам предоплаты, есть система дистрибуции». Мы их убеждали, что если смазать колеса, они поедут быстрее. В конце концов мы убедили и стали развивать точки приема платежей за услуги сотовой связи в салонах сотовой связи. Потому что тогда еще не было столько клиентов, они все могли быть обслужены внутри салонов сотовой связи. Но потом и салонов сотовой связи стало не хватать. Тогда стали подключать супермаркеты. Был такой период, когда в «Седьмом континенте» один был из пионеров этого бизнеса – можно было оплатить телефон, сотовую связь.

Но это оказалось не очень удобно, потому что время обслуживания большое, там же за две минуты корзина должна быть оплачена. И поэтому тогда появилась идея, это мы уже подошли к 2004 году, когда появилась компания «ОСНП», которая на самом деле не придумала модель работы с терминалами, была компания «Элекснет», которая несколько раньше (и сейчас она еще существует, дай Бог ей здоровья!) уже работала с терминалами самообслуживания. Они были не идеальны, там были кнопочки, они были не сенсорные, т.е. пользовательский интерфейс был плохой. Но тем не менее идея была такая. И «ОСНП» взяли эту идею с терминалами самообслуживания, а от «Е-порта» взяли идею агентской сети. Вот мы уже говорили, нам терминалы вообще не принадлежат, потому что это очень большая головная боль. Чтобы быстро расти, надо отдавать их. Соответственно мы соединили эти две идеи, а потом и компании слились. Это произошло уже в 2007 году.

Компания «ОСНП» и «Е-порт» слились и образовалась крупнейшая сеть приема моментальных платежей. А еще через год мы ввели бренд QIWI. Это было важным шагом и это один из компонентов нашего успеха, как мне кажется. Чем мы занимались раньше? Мы были некими аутсорсерами – мы стояли между операторами сотовой связи и агентом и предоставляли услуги их взаимодействия друг с другом. Мы создавали некую добавленную стоимость, но не очень большую, потому что мы постоянно испытывали давление на нашу маржу с одной стороны от операторов сотовой связи, которые хотят все время уменьшить вознаграждение и с другой стороны от агентов, которые хотят увеличить вознаграждение. И что с этим делать? Растолкать эту ситуацию можно было только брендом. Нам нужно было наладить прямой контакт с клиентом, с плательщиком, чтобы он знал, что он платит не в салоне «Связной», не в салоне «Евросеть», а что он платит в QIWI.

Олег Тиньков:

В чем твой смысл жизни?

Борис Ким:

Это хороший вопрос! Когда мы говорим «смысл жизни», мы считаем, что есть нечто, что определяет нашу жизнь. Есть вопрос «зачем». Например, «зачем мы живем»? Это означает, что есть некая цель, к которой мы идем. Это такая телеология. Я, поскольку у меня есть научное образование, я в эти штучки не верю, «зачем?». Т.е. я думаю, что у нас нет никакого смысла. Есть один вопрос, на который имеет смысл отвечать: «Почему?» Вот почему я нахожусь в этой точке? Потому что я учился, работал где-то, мне это было интересно и я вот стал тем, кто я есть. Но никакого смысла, который ведет меня к какой-то цели, нет. Можно короче ответить, что я живу для того, чтобы жить. Процесс и есть цель моей жизни. Мне интересно, что я делаю.

Олег Тиньков:

Т.е. ты считаешь, что тебе в жизни повезло? Потому что есть такое мнение, что предпринимателям или всем успешным людям, просто в понимании «богатым – просто повезло». Вот ты сколько везению отдаешь?

Борис Ким:

Я думаю, что везение обязательно должно быть, но все-таки это не определяющее. Все успешные предприниматели, которых я знаю, все они очень много работают. И они очень умные. Соответственно везение, я думаю, это 30%. Может быть ты не станешь олигархом, если ты много работаешь и очень умный, но в любом случае ты станешь выше среднего по своему благосостоянию. А для большинства – этого и достаточно. Потому что олигарх – это слишком много компромиссов.

Олег Тиньков:

А конечная цель Бориса Кима какова, как предпринимателя? Сейчас вы (снимаем шляпу) «number one» – т.е. по сути вы построили индустрию моментальных платежей. А какова все-таки глобальная стратегическая цель?

Борис Ким:

Да нет такой, реально. Мне просто интересно заниматься тем, чем я сейчас занимаюсь. Мне интересно придумывать новые финансовые сервисы. Нам повезло, что в нашей стране, при очень высоком уровне образования, при очень высоком уровне проникновения всяких средств связи (Интернет и мобильная коммерция) очень замшелый финансовый сервис, что платежный, что несколько лет назад кредитный, он настолько не соответствует всем другим показателям страны, что у нас появилась возможность хоть какой-то из этих пробелов заполнить и быстро вырастить бизнес, которого 4 года назад просто не существовало.

Олег Тиньков:

Вы просто перепрыгнули. т.е. такого нет ни в Америке, ни в Европе, нигде, в развитых странах. Мы – отсталая страна и мы сейчас в этом смысле, в технологическом американцев обогнали, они приезжают и удивляются. Ты думаешь, они будут пытаться это повторить? Или это должно умереть? Потому что не бывает так, когда в одной отдельно взятой стране что-то работает, а в других нет. Либо они что-то должны начать делать, либо вы что-то неправильно сейчас делаете.

Борис Ким:

Нет, это кажущийся парадокс.

Олег Тиньков:

Но я лично знаю американцев, которые были в шоке, увидев QIWI.

Борис Ким:

Это правда, мы не могли одного вице-президента «Visa» оттащить от терминала! Но дело не в этом. Парадокс кажущийся, я объясню, почему. В Америке с точки зрения платежного сервиса очень отсталая страна, потому что у них до сих пор в ходу бумажные чеки. Но почему это происходит? Потому что это итак работает. У них прекрасная почта, у них прекрасные банки, которые обрабатывают эти чеки. Но если работает, то чего менять? Поэтому платежные инновации как раз появляются в отсталых странах, потому что там не было финансовой инфраструктуры хорошей и надо было ее строить с нуля. А если ее строить с нуля, то зачем же повторять то, что уже временем было отвергнуто. Что будет дальше? Я думаю, что мы не будем отличаться от стран развитых и наш маршрут – постепенное отмирание наличных.

Олег Тиньков:

В он-лайн все уйдет?

Борис Ким:

Уйдет все в безналичные, в он-лайн. Но это будут безналичные деньги. Потому что он-лайн – это и есть безналичные деньги.

Олег Тиньков:

Есть ли угроза он-лайн для коробок для этих?

Борис Ким:

Конечно есть.

Олег Тиньков:

Через 10 лет люди будут просто кликать и вообще ни в какую коробку не пойдут. Получил зарплату в Интернет-банк, клик, клик, клик и пошел.

Борис Ким:

Конечно.

Олег Тиньков:

Т.е. коробок не будет через 10 лет?

Борис Ким:

Я думаю, что все равно они останутся, эти коробки.

Олег Тиньков:

Но вы видите, что в Интернет все уходят, в он-лайн.

Борис Ким:

Уходят, да. Но если посмотреть, например, на статистику наличных платежей в развитых странах в Европе, в Америке, и если мы говорим о сумме меньше 20 евро, то там большая часть, безусловно, наличные. Поэтому терминалы в России, пойдут ли они на Запад. Мы же работаем в 20 странах и там наши кейсы тоже работают. Но, правда, не в развитых странах с финансовой точки зрения.

Олег Тиньков:

А почему ты думаешь в более бедном Китае предпринимателей намного больше и таких инициативных людей как ты, или как я или как Олег, а у нас в России так мало? Потому что такие бизнесы, как вы придумали, они должны просто расти как грибы, а он инее растут. А в Китае растут. Хотя он более коммунистический и более отсталый, более бедный.

Борис Ким:

Он более коммунистический по лозунгам, а это лозунги, за которыми сейчас уже не прячется ничего. У них есть некое уважение к кумирам, у них действительно везде портреты Мао Цзэдуна, но по сути там нет ничего уже от Мао Цзэдуна.

Олег Тиньков:

Но если ты там скажешь это, то тебя посадят и все!

Борис Ким:

Да. Идеологически это так, довольно жесткий контроль, но внутри, с точки зрения условий ведения бизнеса, Китай во многих отношениях нас уже опередил.

Олег Тиньков:

Я не могу понять, почему у них предпринимательство такое сильное. У них там реально люди что-то творят, что-то придумывают, бегают, едут в крайнем случае во Владивосток, там продают, помидоры сажают в Кемеровской области. Т.е. они что-то делают все, а наши спят на диване.

Борис Ким:

Тут нет никакого объяснения кроме пассионарности как говорил Лев Гумилев. Можно сказать, что китайцы более пассионарны, чем россияне, но это ничего не объясняет. А почему они более пассионарны? Лев Гумилев говорил, что какой-то луч из космоса бьет, но это смешно, это не для сегодняшнего дня.

Олег Тиньков:

Я думаю сейчас самая пассионарная нация – это чеченцы с большим отрывом от всех остальных.

Борис Ким:

Это правда.

Олег Тиньков:

Именно поэтому там все происходит.

Борис Ким:

В Китае даже в самом заштатном городишке небоскребы круче, чем наше Сити, к сожалению.

Олег Анисимов:

В Китае или в Чечне?

Борис Ким:

В Китае, конечно!

Олег Анисимов:

Борис, у нас завершающая рубрика в каждой программе – это совет молодому парню, который смотрит нашу программу где-то в провинции. Что вы можете ему порекомендовать?

Борис Ким:

Я бы хотел порекомендовать две вещи. Первая вещь: надо хорошо учиться. Потому что без образования на одной пассионарности сейчас никуда не выйдешь. Но есть вторая вещь. Образование – это необходимое, но совершенно не достаточное условие для успешного предпринимательства. Вот Шопенгауэр говорил, что закон познания – интеллект, закон жизни – воля. Без воли любые знания, которые вы получите в школе, в институте они будут абсолютно мертвым грузом. Это на самом деле гораздо более сложная вещь. Заставить себя выучить какой-то учебник проще, чем заставить себя захотеть чего-то. Но вот надо постараться!

Олег Тиньков:

Спасибо большое! Очень круто!

Комментарии (8)




Другие выпуски "Бизнес-секретов"

Если
нужны деньги.
Кредитная карта
«Тинькофф Платинум»
Если деньги
нужно приумножить.
Вклады и счета
?? ? Google+