Бренд веры и образа жизни

Просмотров: 13879

Александр Кравцов создал бренд «Экспедиция» 5 лет назад. Сегодня в его сеть входят 300 магазинов, а годовая прибыль достигла 15 миллионов долларов.

Текстовая версия передачи

Олег Анисимов, вице-президент ТКС-банка:

Здравствуйте, уважаемые зрители! Сегодня у нас в гостях основатель компании «Экспедиция» Александр Кравцов. Александр, добрый день!

Александр Кравцов, основатель «Экспедиции»:

Добрый день!

Олег Тиньков, предприниматель:

Здравствуйте, Александр! Вас больше всего звали на моем блоге, пришлось вас из «экспедиции» вызывать!

Олег Анисимов:

Что сегодня собой представляет эта группа «Экспедиция»?

Александр Кравцов:

Вообще группа называется «Руян», а экспедиция – это главный бренд, который на сегодня принадлежит компании «Руян». Сегодня это чуть больше 300 магазинов, точно не знаю, сколько, потому что они открываются, закрываются. Магазины в трех форматах: три ресторана, дистрибуция и ряд гуманитарных проектов.

Олег Тиньков:

А почему оранжевый цвет?

Александр Кравцов:

Все началось с того, что в ресторане «Экспедиция» появился вертолет. Территория ресторана изначально была территория крайнего севера и Сибири, а цвет полярной авиации – он такой, поэтому позже это стал цвет МЧС в том числе, а уже с оранжевого вертолета пошел весь остальной оранжевый цвет.

Олег Анисимов:

А почему группа называется не так как бренд?

Александр Кравцов:

«Руян» достаточно взрослая компания, зимой ей будет 16 лет. И мы в свое время создали бренды «Раптор», «Форестер», «Салтон», «Гардекс», сейчас все и не вспомнишь, все они лидировали в своих категориях, большая часть из них лидирует в своих категориях до сих пор. А 8 лет назад мы сконцентрировались на создании «Экспедиции» как бренда веры, как бренда образа жизни и этот процесс настолько нас захватил, что от всего остального мы отказались, учитывая, что тогда у нас был оборот 50 миллионов долларов по бытовой химии. И зарабатывать первые 3-5 миллионов долларов в «Экспедиции», не отказавшись от всего остального было психологически очень сложно.

Олег Тиньков:

А «нас» это кто?

Александр Кравцов:

Так сложилось, что я на сегодня единственный владелец компании, но это произошло недавно – года 2-3 назад и я никогда этого не хотел. Под словом «мы» я имею в виду себя и костяк группы, в которой я работаю.

Олег Тиньков:

А изначально было несколько учредителей?

Александр Кравцов:

Изначально было два, потом пять, потом восемь, потом опять пять, потом три. Но и вот так сложилось, что я остался один, но со всеми все хорошо и с большей частью мы поддерживаем хорошие отношения.

Олег Тиньков:

Это как я помню, мы с Ричардом Бренсоном разговаривали, а там какой-то журналист ему задавал вопрос, но не мы с ним разговаривали, я был в группе людей, а он по другую сторону. И он все время говорил «мы». А один журналист спросил: «Так вы не владелец этого всего? У вас много партнеров?» А он ответил: «А вы предпочитаете, чтобы я отвечал «я»? Это был хороший ответ!

Александр Кравцов:

Во-первых, это так. А во-вторых, то, чем я занимаюсь последние 2 года, наверное, мы выращиваем сейчас одно совместное предприятие в неделю и все новые бизнесы, которые сейчас планируются, они все планируются только в партнерстве. Мы очень часто из сотрудников партнеров выращиваем.

Олег Анисимов:

Т.е. вот эти франчайзинговые магазины – их по сути ваши бывшие сотрудники открывали?

Александр Кравцов:

По-разному. Франчайзинговые магазины бывают здоровые кусты, развивающиеся и с ними все хорошо, они наши любимые партнеры. А бывает, когда владелец франчайзинговых магазинов ведет не туда, мы выкупаем магазин или целый куст магазинов под личность какого-то своего менеджера, инвестируем в это, потом он прибылью с нами расплачивается и это становится совместное предприятие. Очень интересно смешанные гибриды, т.е. человек и наемный менеджер, он и совладелец, и товарищ по экипажу или какой-то группе, которая куда-то идет. Трудно провести границы между одним и другим.

Олег Тиньков:

А вот то, что у бренда «Экспедиция» есть еще некая миссия, идеология какая-то и внутренние устои, культура, это вообще бизнесу помогает или, наоборот, с точки зрения бизнеса это мешает?

Александр Кравцов:

Во-первых, это не просто помогает, это придает ему смысл. А во-вторых, миссия «Экспедиции» - мы будим веру в живое настоящее и мы этой миссией мы проверяем продукты, проекты, партнеров, людей. Вот говорят: давайте сделаем автомобильный освежитель воздуха «экспедиция». Я смотрю и не вижу, чем автомобильный освежитель воздуха будит веру в живое, настоящее. Это в свою очередь приводит к появлению некоммерческих проектов

Олег Тиньков:

Подожди. А убивать тараканов? Или кого вы там убиваете, «Раптор»?

Александр Кравцов:

Нет, «Раптор» уже не наш лет 5.

Олег Тиньков:

Именно поэтому?!

Александр Кравцов:

В том числе! Просто потратить всю жизнь на средства от комаров или гуталин – это как бы..

Олег Тиньков:

Т.е. убив столько комаров ты решил?!

Олег Анисимов:

Т.е. это было не бизнес решение?

Александр Кравцов:

На самом деле разделение бизнес-решение или не бизнес-решение оно сразу делает ситуацию однобокой. С одной стороны там была такая история: я до 1997 года верил в материальное производство в России, потом одними из первых мы научились работать с глобально распределенной информацией, одними из первых пришли в Китай.

Олег Анисимов:

А что значит с глобально распределенной информацией работать?

Александр Кравцов:

Строго говоря, когда ты конструируешь или создаешь новый продукт, ты можешь взять в одной стране упаковку, в другой стране наполнение к этой упаковке, в третьей стране дизайнеров, сам это все спродюсировать и получить лучшее соотношение цена-качество. Еще когда мы занимались бытовой химией, мы поставляли в Китай сырье из Германии, какие-то составляющие из Италии и получали лучшее соотношение. И лет 10 назад в Китае было немного русских, кто умел это делать, да и сейчас не очень много, но поскольку мы всегда предпочитаем работать с высокой маржой, за нами всегда следили. Пришли друзья, дышащие нам вслед и научились делать соотношение цена-качество такое же. Вставали под нас процентов на 30 и пытались отъедать куски рынка, на котором мы работали. А «Экспедиция» стала другой историей, в том смысле, что если есть равная цена-качества плюс честная история, которая прожита на себя, о которой можно рассказать. Я могу сказать, поднимаясь в ресторане в Москве: «..Вот лежит осколок оранжевого джипа, в который мы влетели когда-то, вращаясь в воздухе..». Это делает высокое ценовое позиционирование не то, что менее конкурентным, оно его делает вообще не конкурентным, и с этой точки зрения это было бизнес-решение. А с точки зрения того, что когда ты привык, что зарабатываешь сколько-то миллионов долларов в год, 2 миллиона больше или 2 миллиона меньше – это не очень принципиально.

Олег Анисимов:

Если два зарабатываешь – то принципиально

Александр Кравцов:

Если два – то принципиально, а если 12 – то не принципиально. А принципиально, насколько ты чувствуешь себя молодым, счастливым, энергичным, движущимся, веселым, сексуальным.

Олег Анисимов:

Я помню, у вас такие футболки с двусмысленными надписями есть

Олег Тиньков:

Во всяком случае ресторан находится дверь в дверь с клубом.. Я не помню, как он называется

Александр Кравцов:

«Экспедиция» - это яркий бренд, живой такой и отчасти эпатажный.

Олег Тиньков:

Сексуальный бренд!

Александр Кравцов:

Вы сказали про футболки, в нашей внутренней классификации есть футболки порочные, например: «Мы в ответе за тех, кого напоили» и т.д. Есть футболки философские, которые мало, кто покупает, но все равно мы их делаем, например, с надписью: «У Земли есть музыка для тех, кто ее слышит» или: «Любовь к родине начинается с верности делу».

Олег Анисимов:

Какая самая сексуальная футболка?

Александр Кравцов:

Понимаете, это как рестораны или как музыка. На мой взгляд, неправильно иметь любимый ресторан, правильно иметь любимый ресторан под соответствующее настроение, как и музыку. Мне очень нравится надпись: «Не шило в заднице, а внутренний стержень!» Она достаточно свежая, а потом я всегда помню свежие надписи, мы их выпускаем коллекциями, раз в три месяца. И я помню одну-две коллекции. Если спрашивать мою любимую надпись из философских, я бы сказал: «Нам есть о чем помолчать».

Олег Тиньков:

А мне еще нравится, насчет помолчать, Валера Сюткин сказал на 20 лет, когда мы женились с моей женой, он сказал: «..Какое это счастье, когда можно просто сесть рядом со своей женой и помолчать..». Это тоже очень глубокая, философская вещь, т.е. это связь уже на другом уровне после 20 лет.

Александр Кравцов:

Это правда.

Олег Анисимов:

Возвращаясь к теме ресторана, очень интересно у московского ресторана какой оборот?

Александр Кравцов:

Там комплекс: есть ресторан, есть баня, там есть магазин, плюс они еще активно играют в зеленый театр, поскольку мы можем организовать в любой точке земного шара любого уровня обед или ужин, и даже построить ресторан изо льда за пару дней, был такой опыт на берегу Байкала. Если все это сложить, я думаю, что получится может быть 200 миллионов рублей в год.

Олег Тиньков:

А оборот всей группы?

Александр Кравцов:

Мы перед началом разговора беседовали на эту тему, тут нет тайны в цифрах, скорее есть сложность в терминах. Если мне часть магазина принадлежит полностью, часть на 50%, часть на 25%, тогда корректно говорить про оборот сети магазинов. А оборот группы я могу назвать его примерно: в этом году, я думаю это 80 миллионов долларов.

Олег Тиньков:

Понятно.

Александр Кравцов:

Но не столько интересует оборот, сколько прибыль, потому что в общем, это конечный результат.

Олег Анисимов:

И какова прибыль?

Александр Кравцов:

Тут тоже сложно говорить о терминах. Если мы говорим про материальные активы, я думаю, что это миллионов 15 в год. Если считать капитализацию с нематериальными активами, то понятно, что это в 2-3 раза больше.

Олег Анисимов:

Т.е. чистая прибыль – 15 миллионов долларов в год.

Александр Кравцов:

Примерно, да.

Олег Анисимов:

А сколько сейчас стоит весь бизнес?

Александр Кравцов:

Мы не считаем это, поскольку мы не собираемся его продавать. Есть же общепринятые вещи, все зависит от того, покупаешь или продаешь. Можно сказать две чистых прибыли плюс 30% от динамики последнего года, можно сказать годовой оборот, можно сказать 10% от оборота за последние 10 лет. Можно говорить по-разному, но я думаю, что это вряд ли меньше, чем 50 миллионов долларов и вряд ли больше, чем 100.

Олег Тиньков:

А с рестораном что это за тема? Почему Путин все время только к вам ходит есть? Чем вы его прикормили там?

Александр Кравцов:

Да мы собственно не прикармливали. Когда Путин привел Медведева 2 марта 2008 года в день выборов, я сам был на льду Байкала и там даже не брал мобильный телефон

Олег Тиньков:

До тебя все равно дозвонились

Александр Кравцов:

Да, по спутниковому. Но мы пытаемся в ресторане «Экспедиция» делать правду – это главное. Вообще изначально идея ресторана была в том, что 100% персонала путешествует: повара, официанты, все. Они попадают в места, где ловится эта рыба или собираются эти ягоды, и вот этой честностью в продуктах и честностью в том, что эта история прожита поварами и официантами на себе раз, а вторая история в том, что очень нравится фраза Черчилля: «Кошки смотрят на нас сверху вниз, собаки смотрят на нас снизу вверх, а свиньи смотрят на нас как на равных, поэтому я люблю свиней». Мы воспитали в официантах, или мы их еще называем «хозяева зала», способность смотреть на гостя на равных. Я знаю нескольких министров российского правительства, которые приходят в наш ресторан специально на определенных официантов, им нравится, когда эти официанты обслуживают их столик и я думаю, что если мы потеряем этот круг официантов, то и гостей этих потеряем тоже.

Олег Тиньков:

С другой стороны министры – не самые богатые клиенты в Москве, так что ты не сильно волнуйся.

Олег Анисимов:

А новые рестораны «Экспедиция» открыты у вас в Минске и в Новосибирске. Их успешность наверняка меньше, чем московская?

Александр Кравцов:

Их успешность наверняка меньше. И дело не в Новосибирске и Минске, дело в том, что тиражировать приверженность дело не простое. Мы не рекламируем сейчас совсем ресторан в Новосибирске в первую очередь потому, что мы не до конца довольны той командой, которая там работает. Принципиальным было вырастить ее местную, а не отправлять варяг из Москвы. В Минске еще сложнее, Белоруссия такая зачарованная страна.

Олег Тиньков:

Батька приходил?

Александр Кравцов:

Батька не приходил, ну и слава Богу!

Олег Тиньков:

Придет и все решится сразу!

Александр Кравцов:

Да! В Белоруссии людей не очень интересуют деньги, они значительно счастливее, чем мы здесь. Вообще я думаю, что Москва – город, возможно с самой низкой концентрацией счастья в этой стране.

Олег Анисимов:

Т.е. денег больше всего, а счастья меньше? Обратная пропорциональность получается.

Александр Кравцов:

В какой-то степени. Тут не только же деньги.

Олег Тиньков:

Чем больше денег, тем больше хочется.

Александр Кравцов:

Тем длиннее пробки!

Олег Анисимов:

А почему у белорусов нет интереса к деньгам?

Александр Кравцов:

Там чистый город, они сохранили воинскую славу и гордятся этим, они сохранили разные туристические слеты. Нацбанк Белоруссии всем банком собирается, они едут в лес, живут в палатках, бегают по полосе препятствий.

Олег Анисимов:

В Советском Союзе то же самое было.

Олег Тиньков:

Там так и остался Советский Союз. Где бы я точно не смог жить, это получается, в Белоруссии. По полосе препятствий точно не готов бегать!

Александр Кравцов:

Но можно там бывать. Они часто улыбаются! В Киеве тоже часто улыбаются, забавно, но на юге России часто улыбаются: в Краснодаре, в Ростове, чаще, чем в Москве и уж точно чаще, чем в Питере.

Олег Тиньков:

Нет, Питер все равно в России – это лучший город для жизни. Там нет такого количества пробок, я в Питере как раз улыбаюсь, еду по городу, смотрю: там такая архитектура великая. А в Москве что? Лужковский ампир?

Олег Анисимов:

Александр, а сколько всего видов товаров производит сеть «Экспедиция»?

Александр Кравцов:

Тысячи четыре, я думаю. Я могу сказать, что мы в день создаем от одного до двух новых продуктов, которые входят в сеть и последнее время еще 2-3 новых продукта закупаем.

Олег Тиньков:

А воруют люди?

Александр Кравцов:

Воруют контент, надписи с футболок.

Олег Тиньков:

Нет, твои сотрудники. Я почему спрашиваю, в принципе у всех воруют, но у тебя все-таки компания с идеологией внутренней, миссией и т.д. Вот люди там по идее не должны воровать.

Александр Кравцов:

Я думаю, что за 15 лет я могу вспомнить кладовщика, который пошел к бандитам в группировку и они пытались как-то на нас воздействовать, году в 1996-м. В общем, проблемы воровства, конечно, нет. У нас есть костяк – это человек 40, они все участвуют в прибыли, они не являются акционерами компании, но на самом деле де-факто ими являются. Это могут быть и водители, и продавцы. Когда в компании появляется новая фигура, естественно человек пытается строить глазки мне и создавать какую-то видимость. Он даже не подозревает, что с 360 градусов: сбоку, сзади, снизу есть преданные люди, которые следят за тем, что в компании базовый принцип – это ответственность за будущее компании, как за своего ребенка. Мы не контролируем людей, если мы не доверяем им по глазам, мы просто с ними прощаемся.

Олег Анисимов:

Вор же хитрый, его по глазам наоборот не определишь.

Александр Кравцов:

Да нет. Я верю в коллективный разум, не разум, сознание, не сознание, но если есть сплоченная группа, сработанная, мы очень часто, прежде чем к нам человек попадает, проживаем с ним какой-то кусок жизни вне городских условий и видно, к чему человек предрасположен, для этого не обязательно быть сверхпсихологом.

Олег Тиньков:

Т.е. это сплачивает.

Александр Кравцов:

В позапрошлом году мы научились строить большие плоты. Самый большой плот построили в 650 кв.метров и сплавлялось на нем примерно 130 человек в течение трех суток. Это изменение обстановки вокруг, которая так или иначе все равно человека раскрывает.

Олег Тиньков:

Тебя нужно в российское государство отправить, чтобы ты с коррупцией боролся по глазам, на плоты их, короче сделал с ними что-то. Путин в следующий раз придет кушать, попросись замом к нему. И давай их на плоты, чтобы не воровали! А то разворовали всю страну!

Александр Кравцов:

Политика – это не наша тема.

Олег Тиньков:

А про себя можешь Александр рассказать? Где ты родился? Какое образование? Как вообще пришел к бизнесу?

Александр Кравцов:

Родился на севере, город Салехард, север Тюменской области, в 1968 году. Закончил школу в 1984, поступил в Московскую Академию нефти и газа по специальности «полевая геология». Это был как раз период, когда студентов забирали в армию. После армии я закончил институт, геологом работал только учась в институте. Получил хорошее образование, но после института ни дня больше не работал геологом. С тех пор всегда был первым лицом разного рода бизнес-групп, а в компании «Руян» это формализовалось в 1995 году

Олег Тиньков:

А как первый бизнес появился? Что тебя подвигло? Деньги были нужны?

Александр Кравцов:

Это был 1992 год и было понятно, что та ситуация государственная, на тот момент, она посмеялась над нашими бабушками и дедушками, отчасти над родителями, что если не рулить своим будущим своими руками, то с удовольствием посмеется и над тобой при случае. Как мне кажется, в тот момент все пассионарные ребята шли или в бизнес или в бандиты, но бандиты не были близки никогда ни мне, ни моим товарищам. И мы оказались в Лужниках, использовали свое геологическое образование для поиска ниш, быстро стали наращивать бизнес-идеологию, которая потом уже легла в основу «Руян», и всегда торговали тем, чем больше никто не торговал.

Олег Анисимов:

Что это было тогда?

Александр Кравцов:

В то время, когда все продавали шубы и зимние сапоги мы продавали купальники и никто, кроме нас, в тот момент в Лужниках купальниками не торговал, потому что это был ноябрь, февраль и т.д. Потом мы стали продавать аэрозольную краску «Саламандр», ей тоже в России, кроме нас никто не занимался.

Олег Тиньков:

Очень интересная идеология делать то, что другие не делают. По-моему Hermes такой же идеологии придерживается. Ты знаешь такую фирму? Их основатель завещал: «Вы должны выпускать вещи, которые никто другой не продает».

Александр Кравцов:

Наверное за последние лет 5, если бы вы меня спросили, какой у нас самый продаваемый продукт, я бы сказал «набор: все для секса в походных экстремальных условиях» - это стык юмора, гигиены, аксессуаров для путешествий. Розничная цена долларов 18 и главное тотальное отсутствие конкуренции, их никто в мире, кроме нас не делает.

Олег Тиньков:

Что входит в комплект?

Александр Кравцов:

Презервативы, влажные салфетки, два кубика: на одном позы, на другом глаголы, повязка для глаз и наколенники. Иногда меня спрашивают для чего наколенники, я говорю, что для предохранения коленей.

Олег Тиньков:

А что думаешь про новые тенденции, он-лайн, все идет в он-лайн. Ты как на это смотришь? Как ты относишься к новым технологиям?

Александр Кравцов:

Я к ним отношусь с улыбкой и с уважением, при том, что сам не пользуюсь компьютером лет 16. Я думаю, что в этом важно ориентироваться и близко к правде выражение, что если тебя сегодня нет в Интернете, значит тебя совсем нет на рынке. Наступление цифры в сегодняшние новые технологии – это существенное изменение окружающей среды, которое несет и позитивные шансы, несет изменения, к которым, если ты окажешься неадекватен, то сам будешь виноват.

Олег Тиньков:

Хочу тебя спросить, исходя из того, что бренд «Экспедиция» - это больше чем бренд, в чем для тебя смысл жизни? Зачем ты живешь на свете?

Александр Кравцов:

Не могу сказать, что мне плохо спится оттого, что я редко думаю над этим вопросом. Если я уже родился, то жить на свете я просто обречен, потому что самоубийц не жалует ни одна религия. А я иду по пути, который для меня наилучший, если бы я знал другой путь, я пошел бы другим путем. Мне нравится быть живым самому, строить будущее своими руками. Я много думаю про нашу страну последнюю пару лет, до этого не думал. Мы много шпионим и когда приезжаешь третий раз подряд в Бразилию и понимаешь насколько Россия проигрывает мировой конкуренции той же Бразилии, думать приходиться. Я пытаюсь менять среду вокруг себя к лучшему. Я сейчас говорю о предпринимательской среде, потому что я считаю, что это самая перспективная часть нашего общества. Я пришел к вам на передачу в первую очередь, потому что на мой взгляд то, что вы делаете этой программой, это позволяет менять ситуацию в этой стране к лучшему. У нас же у всех очень простой выбор. Если мы эту ситуацию к лучшему не изменим, если мы на эту среду никак не воздействуем, то ничего хорошего не произойдет, мы все это понимаем.

Олег Анисимов:

Александр, у нас есть завершающая рубрика в каждой передаче: нужно посмотреть в ту камеру, увидеть там молодого парня или девушку и дать какой-то совет по жизни.

Александр Кравцов:

Не бойся! Бери и делай! Верь в себя! Будь рядом с теми, с кем хочешь быть и не будь рядом с теми, с кем не хочешь быть!

Олег Тиньков:

Спасибо большое!

Комментарии (8)




Другие выпуски "Бизнес-секретов"

Если
нужны деньги.
Кредитная карта
«Тинькофф Платинум»
Если деньги
нужно приумножить.
Вклады и счета
?? ? Google+