Время - главная валюта

Просмотров: 17080

В 2004 г. Артём Агабеков вложил в создание «Фабрики окон» 100 тыс. долларов. Сегодня оборот компании превышает 700 млн. рублей. Секрет успеха - интернет.

Текстовая версия передачи

Олег Тиньков, предприниматель:

Здравствуйте, уважаемые зрители! Сегодня я очень рад представить в нашей программе молодого, амбициозного предпринимателя, одного из самых интересных людей, которых я встретил за последние несколько месяцев на рынке. Человека зовут Артем Агабеков и мне вдвойне приятно его представлять, потому что он приехал в свой день рождения в эфир к нам на съемку. Артем, с днем рождения тебя поздравляем! Желаем тебе счастья и удачи! Добро пожаловать в студию!

Артем Агабеков, основатель «Фабрики окон» и Adventum:

Спасибо большое!

Олег Тиньков:

Артем владелец компании «Фабрика окон» и владелец Интернет-агентства по продаже медийной и контекстной рекламы Adventum. Расскажи про компанию, что такое Adventum? Что такое «Фабрика окон»? Как все зарождалось?

Артем Агабеков:

Сначала была «Фабрика»

Олег Тиньков:

Сначала было слово!

Артем Агабеков:

Да. Сначала было обучение в Германии, потом было возвращение.

Олег Тиньков:

Тогда расскажи лучше про себя сразу. Где родился?

Артем Агабеков:

Родился в Москве в 1975 году. Мне сегодня исполнилось 35 лет, как раз середина жизни, можно подвести некие итоги. В детстве жил с родителями дипломатами 5 лет в Кельне, потом учился в московской немецкой школе.

Олег Тиньков:

Sprechen Sie Deutsch?

Артем Агабеков:

Ja! Да, это мой второй язык. В 1992 году так получилось, мне повезло, я поехал учиться в Германию. Вернулся оттуда в 1996. И в 1996 это было экзотично, когда у тебя импортное образование - немецкое и я выбирал компанию. И так сложилось, что я выбрал компанию «KBE» – это компания по производству профиля ПВХ. Там начал работать менеджером по продажам, рос вместе с компанией, может в чем-то даже быстрее, чем компания. Я проработал там 7 лет. На 7-й год мне стало немного тесно в роли наемного менеджера, я видел много успешных компаний, которые создавали мои клиенты, которые создавали производство.

Олег Тиньков:

С нуля

Артем Агабеков:

Да, с нуля. Весь этот бизнес с середины 1990-ых годов, т.е. вот эту романтику с перелетами я ее хлебнул на все деньги по полной. И видел, как люди создают крупные компании с нуля, не имея за плечами какого-то опыта, образования, просто не боятся делать. Я спросил себя, чем я хуже и попробовал, и у меня получилось. В 2004 году я открыл «Фабрику окон», на тот момент я не знал, что такое собственный бизнес, хорошо, что я не знал, что это так будет сложно, потому что может быть я подумал бы. Но тогда я решился.

Олег Тиньков:

А где взял деньги? Все телезрители обычно спрашивают! Я в своей книге пишу, что у брата занял и у родственников жены – это правда.

Артем Агабеков:

Я занял денег и к тому же у меня были мои собственные сбережения. Вход на оконный рынок достаточно небольшой.

Олег Тиньков:

А сколько?

Артем Агабеков:

Я уложился в 100 тысяч долларов.

Олег Тиньков:

Т.е. станки вот эти купить нарезательные?

Артем Агабеков:

Нет, мы начали с торговли окнами. А бизнес работает по предоплате, т.е. тебе клиент приносит деньги.

Олег Тиньков:

Т.е. вы даже не производили?

Артем Агабеков:

Нет. Мы занимались тем, что мы умели делать хорошо. Мы занимались продажей и рекламой. Мы учились в этом, потому что если ты не умеешь продавать и рекламировать, то станки тебе не нужны. Спустя какое-то время мы открыли свое производство, но это уже было 3 года спустя.

Олег Тиньков:

У тебя партнер был какой-то?

Артем Агабеков:

Нет, я сам.

Олег Анисимов, вице-президент ТКС-банка:

А если производства не было, то на что эти 100 тысяч были потрачены?

Артем Агабеков:

Для того, чтобы войти в рынок, тебе в любом случае нужно снять офис, найти людей, тебе нужна приличная реклама, тебе нужно инвестировать в офисное оборудование, коммуникации. Как оказалось, 100 тысяч – это сумма без большого запаса. И у меня был выбор: либо мы продаем, либо мы закрываемся.

Олег Анисимов:

Т.е. деньги закончились?

Артем Агабеков:

Это был такой бег со временем на перегонки. Что наступит быстрее? Сумеем ли мы быстрее выйти на нашу точку безубыточности или у нас быстрее закончатся деньги.

Олег Анисимов:

Т.е. сначала окна плохо продавались?

Артем Агабеков:

Тебе нужно построить систему, тебе нужно построить сбыт, потому что любой бизнес, который ты начинаешь, ты начинаешь в красной зоне, т.е. ниже точки безубыточности. Тебе нужно быстрее сгенерить поток, чтобы он покрыл твои расходы. Это был 2004 год, другая эпоха, основным источником клиентов тогда была газета «Экстра М». Не знаю, существует она или нет сегодня, на тот момент это был такой гросс бук, в котором процентов 20 был рекламный раздел оконных компаний. И это была такая абсолютно братская могила.

Олег Тиньков:

Нужно было выделиться.

Артем Агабеков:

Да. Либо ты иной, либо ты мертвый.

Олег Тиньков:

Я бы на вашем месте жопу просто нарисовал!

Артем Агабеков:

Там кто, что только не рисовал! И переворачивали рекламу, и по-немецки писали! Кто как изгалялся! Я помню, что мы тоже выпендрились, но это было из разряда искусства. А для меня все-таки хороша та реклама, которая продает. А та реклама продавала плохо. И я спросил себя, что мы делаем? Идем как все и даем очередное оригинальное объявление, или мы идем каким-то своим иным путем. Интернет тогда был совершенно новой медиа, было модно об этом говорить, но было не модно им пользоваться, народ просто не знал, с какой стороны к нему зайти. И нам повезло, мы стали одними из первых делать свои первые шаги в Интернет-рекламе. Первый год меня спрашивали конкуренты: «А это правда, что идут продажи через Интернет?» Я им отвечал: «Нет, они не идут». Но основной объем продаж у нас тогда шел через Интернет. Через год-два все оконные компании ломанулись в Интернет и объем объявлений в газете «Экстра М» резко сократился, и очень сильно возросла конкуренция в Интернете. Сегодня сегмент пластиковых окон один из самых конкурентных сегментов в Интернете.

Олег Анисимов:

Сколько стоит переход?

Артем Агабеков:

Есть люди отважные, которые готовы платить за переход до 100 долларов, но это скорее из разряда безумцев, которые не считают свои деньги. Потому что, если ты платишь за переход 100 долларов, то эта сделка по определению убыточна.

Олег Анисимов:

Учитывая, что конверсия не может быть слишком большой. Там примерно 10% наверное?

Артем Агабеков:

В лучшем случае. И даже если у тебя конверсия 10%, ты заплатил тысячу долларов за клиента, а у тебя средняя сумма чека две.

Олег Анисимов:

Если это Роман Абрамович, а окна золотые, то вполне.

Олег Тиньков:

Вот тебе Абрамович покоя не дает, нормальный Рома парень!

Олег Анисимов:

А я ничего не говорю!

Артем Агабеков:

Я думаю, что Абрамович сам окна не заказывает и скорее всего он контекст не шерстит. Хотя сейчас таргетинги появились такие интересные, может быть можно будет как-то сфокусировать потом рекламу и на него через какое-то время. Но тогда нужен другой продукт.

Олег Тиньков:

Меня больше смущают, например, золотые кровати Министерства внутренних дел, а не окна Романа Абрамовича! Хочешь ли ты сказать, что газета «Экстра М» по факту была убита Интернетом?

Артем Агабеков:

Клиенты перетекли.

Олег Тиньков:

Во всяком случае в разделе «окна» это факт.

Артем Агабеков:

Тот, кто сегодня дает там рекламу, он, наверное, либо мыслит по-старинке, либо просто не считает своих затрат.

Олег Тиньков:

Я считаю, что Олег Анисимов один из самых проницательных менеджеров, он правильно ушел из журнала «Финанс», будучи его главным редактором, потому что я считаю, что через 5 лет бумажной медиа просто не будет.

Артем Агабеков:

Сегодня западные журналы диверсифицировались и если ты заходишь к ним на электронную версию, то они просят

Олег Тиньков:

Денег

Артем Агабеков:

Да, стать абонентом и качать.

Олег Тиньков:

Я к тому, что бумаги не будет, зачем деревья пилить.

Артем Агабеков:

Да, действительно. Поэтому это не вопрос «Экстра М», это вопрос предпочтения рынка. И рынок ушел в Интернет.

Олег Тиньков:

Мы отвлеклись. А экономический эффект от вашего нововведения, от вашего ухода в Интернет он был? Вы стали в разы больше окон продавать? Потому что Интернет известен тем, что он модный, многие туда уходят, но не многие там монетизируются.

Артем Агабеков:

Да. Мы стали колоссально расти, мы стали очень быстро опережать рынок. И проблема, которая у нас на тот момент существовала скорее не с тем, чтобы получить пищу, а с тем, чтобы ее качественно переварить.

Олег Тиньков:

Т.е. не хватало уже мощностей.

Артем Агабеков:

Не хватало людей, не хватало компетенции. Т.е. для того, чтобы выпустить квалифицированного менеджера заказов, который бы мерил правильно окна, тебе нужно от 3 до 4 месяцев. Как 10 беременных женщин не родят ребенка за 7 месяцев, так и ты не можешь выпустить менеджера заказов спустя месяц на линию. Если ты это делаешь, то это запрограммированный брак, потому что он будет косячить. Мы столкнулись с проблемой роста, нам пришлось очень быстро организовывать свой учебный центр, нам пришлось очень быстро предпринимательски зреть. Потому что тот уровень хаоса, который есть в маленькой компании и он позволительный в компании из 10 человек, он уже критичен для компании, в которой 100 человек.

Олег Тиньков:

А сколько сейчас в «Фабрике окон» работает?

Артем Агабеков:

Около 500.

Олег Тиньков:

А оборот?

Артем Агабеков:

Большой. Для оконного рынка - да, я бы пока не хотел говорить.

Олег Тиньков:

А если узнают конкуренты, как это на тебя повлияет?

Артем Агабеков:

Я думаю, они знают.

Олег Анисимов:

Можно я угадаю. Миллиард рублей?

Артем Агабеков:

Меньше.

Олег Анисимов:

Восемьсот миллионов?

Артем Агабеков:

Около того.

Олег Тиньков:

Вот видишь, не так страшно. Т.е. это делает тебя в числе первых десяти игроков, двадцати?

Артем Агабеков:

Рынок пластиковых окон очень интересен. Сегодня в Москве существует около тысячи компаний оконных, из них наверное фирм 10-15 делают погоду, создают тренд, создают волну. И остаток фирм, порядка 700-800 маленьких компаний, в которых работает по 3 человека, по 5-10 человек, они выступают в роли такого народного ополчения.

Олег Анисимов:

Т.е. фактически ты добился успеха благодаря Интернету, если бы не Интернет, ты бы вряд ли смог в этом «кладбище» объявлений как-то себя позиционировать.

Артем Агабеков:

Это сумма двух факторов. Первое – это правильный канал коммуникации, вовремя и правильно использованный – это Интернет. И второе: мы организовали очень грамотную, очень четкую систему продаж, организовали свой учебный центр по подготовке одних из лучших продавцов на оконном рынке, я думаю. И вот в купе это дало эффект. Потому что мы можем себе позволить сегодня платить даже в чем-то за рекламу больше, чем наши прямые конкуренты, потому что благодаря квалификации моих продавцов конверсия конечная клиента все равно будет хорошая. Если продавец не квалифицированный, то даже дешевая реклама не спасет. Если он не умеет разговаривать по телефону, какой смысл от того, что у него телефон зазвонил? Ему же нужно продать. И здесь следующая цепочка: реклама продает за вход на сайт, сайт продает звонок, звонок продает замер, а замер продает договор.

Олег Анисимов:

И на каждой стадии теряется клиент соответственно.

Артем Агабеков:

На каждой стадии ты можешь потерять клиента, на каждой стадии есть своя конверсия. И очень важно это мерить, понимать, где у тебя течь, где организована воронка продаж неправильно, для того чтобы там эту конверсию как-то править.

Олег Тиньков:

Хорошо. А как произошла метаморфоза из «Фабрики окон» в Adventum? Пришли все конкуренты, и стала братская могила в Интернете. А что было дальше?

Артем Агабеков:

Интернет устроен как пирамида. На верхушке - поисковики, ты знаешь. И когда конкурентов мало количественно, то там много солнца, там дешевые клиенты, там хорошая конверсия, там горячие клиенты, потому что они сами ручками набирают запросы, они тебя хотят, можно не стараться. Но когда туда приходят конкуренты, там становится очень тесно. Что делают поисковики? Они увеличивают сумму перехода. Когда сумма перехода становится выше критической цифры, тебе получать оттуда клиентов экономически невыгодно. Соответственно я понял, на тот момент мы уже были довольно крупной компанией, что для того чтобы дальше использовать Интернет как канал продаж, нужно в нем очень хорошо разбираться, лучше, чем мои конкуренты.

Наши рекламные бюджеты месячные на тот момент были довольно большими: это были десятки тысяч долларов в месяц на Интернет. Есть такая поговорка: «Я точно знаю, что 50% своих денег на рекламу я трачу впустую. Проблема только в том, что я не знаю, какую из двух половин я трачу впустую». Мне захотелось ответить на вопрос, какую половину я трачу впустую. Я пошел по рынку, пошел по агентствам и стал с ними общаться. Я сказал: «Ребят, вот есть бюджет». А на тот момент, это был 2006 год, мы вошли в пятерку крупнейших клиентов Яндекса по директу, т.е. мы были довольно заметной компанией на том рынке, как рекламодатели, и агентства нас знали ключевые. Я пошел по ним и стал спрашивать, кто сможет аутсорсить мою Интернет-рекламу, кто сможет помочь мне зарабатывать дальше на Интернете деньги, тот получит мои годовые бюджеты. Я буду заниматься продажами, я буду заниматься производством, занимайтесь рекламой. На тот момент и по большому счету это продолжается и сегодня, рекламные агентства были избалованы мелкими клиентами с невысоким уровнем запросов, неискушенными клиентами. И агентства сказали: «Что вы хотите?»

Олег Тиньков:

Интернет-агентства или большие рекламные?

Артем Агабеков:

Интернет-агентства.

Олег Тиньков:

А большие рекламные соответственно избалованы большими клиентами?

Артем Агабеков:

Они еще больше избалованы, потому что у них большие клиенты, большие бюджеты и там об эффективности люди думают еще меньше. Маленькие агентства сказали: «Что вы хотите? Вы хотите получить клиента, чтобы клик был два доллара?» Я говорю: «Нет, я хочу заплатить за клиента фиксированную ставку. Принесите мне тысячу таких клиентов по такой цене или две тысячи и вам будет счастье. Агентства сказали: «Мы не хотим, может и хотим, но мы не готовы вникать в ваш бизнес настолько глубоко, у нас нет инструментов для того, чтобы вам обеспечить эту эффективность, эту отдачу. Поэтому я подумал, если нет агентства, которое может мне это предложить, я сам стану для себя этим агентством.

Олег Тиньков:

В каком году это было?

Артем Агабеков:

В конце 2008-го. Это не называлось агентством, мы стали внутри просто вырабатывать эту компетенцию, стали работать с программами, стали работать с подрядчиками, с Интернет-маркетологами и стали изучать вот этот философский камень: как сделать так, чтобы понять, по какому из каналов внутри Интернета ко мне приходят деньги, а по какому они не приходят. В 2009 году мы сумели на этот вопрос найти ответ, учитывая то, что это был кризисный год, наши обороты относительно рынка практически не просели.

Олег Тиньков:

И сколько сейчас клиентов у Adventum, помимо вас самих?

Артем Агабеков:

Думаю, что около десятка.

Олег Тиньков:

А как ты набирал людей, где ты их брал? Потому что рынок молодой, можно даже сказать не существующий.

Артем Агабеков:

Это ключевой вопрос. И в оконном рынке, и в любом другом рынке, люди – это самый главный вопрос. Действительно средний возраст людей, которые работают в Adventum 25 лет, они моложе людей, которые работают в оффлайн. Для меня критерием является здесь способность человека быстро учиться.

Олег Тиньков:

Т.е. их нет, их нужно брать и учить. Ты считаешь, что эти люди маркетологи или математики, это правое полушарие или левое?

Артем Агабеков:

Большинство – математики. Потому что если мы говорим об эффективности, то это – логика.

Олег Тиньков:

Физтех, а не выпускники МГУ?

Артем Агабеков:

Это больше физтеховцы. Если человек физтеховец и у него при этом развито правое полушарие, то это просто золото!

Олег Тиньков:

Такие нам нужны в банке «ТКС»! Звоните нам! Пишите: hr@tcsbank.ru. Те, у кого развито левое полушарие, физтеховцы, и у которых правое тоже что-то может.

Артем Агабеков:

Как минимум одного такого у тебя я знаю.

Олег Тиньков:

У нас их несколько уже! А в агентстве обороты существенные? Окупаемость, обороты есть?

Артем Агабеков:

Обороты там гораздо меньше, чем по «Фабрике». Но там гораздо меньше накладных расходов. На тот момент, когда агентство вышло на открытый рынок, у этого агентства была «Фабрика окон» как клиент и агентство было уже безубыточным.

Олег Тиньков:

Кто у вас крупнейший клиент сейчас?

Артем Агабеков:

Ты.

Олег Тиньков:

Серьезно? Странно.

Олег Анисимов:

Даже больше чем «Фабрика»?

Артем Агабеков:

Да, больше, чем «Фабрика». Агентство растет быстро и мы стараемся не распыляться на десятки мелких компаний, мы стараемся быть скорее студией «Индпошива», а не магазином готового платья.

Олег Анисимов:

По твоим рассуждениям, Артем, я понял, что ты считаешь, что выиграет самый умный на рынке.

Артем Агабеков:

Могу поумничать и процитировать Дарвина: «Выиграет не самый умный, не самый сильный, а самый быстрый».

Олег Тиньков:

Время сейчас сконцентрировалось, сжалось.

Артем Агабеков:

Да. Сейчас самая высокая валюта, самая основная ценность – это время.

Олег Тиньков:

Ты считаешь, что старые фундаментальные ценности уже не имеют отношения к сегодняшнему цифровому времени?

Артем Агабеков:

Имеют. Но если ты не выстрелил, то ты уже промахнулся и лучше использовать две возможности, и сделать ставку на два метода, чтобы потом понять, что один из них был неправильным и убыточным, но зато у тебя будет второй метод, который был правильный и он был прибыльный.

Олег Тиньков:

Как будет выглядеть Интернет-приложения в бизнесе через 5 лет?

Артем Агабеков:

Я думаю, что компании поделятся на категории. В первой – те, которые в Интернете, и во второй – те, которые финишировали. Т.е. если у тебя стоит задача привлекать первично клиента, если у тебя клиент «be to see». Вот как химчистка работает? Как я думаю, они работают на поле постоянных клиентов, которые возвращаются им может быть реклама на первичника не нужна. Но если тебе нужна реклама на первичного клиента, то канала эффективнее, чем Интернет не будет.

Олег Анисимов:

Артем, а когда контекст вообще перестанет быть эффективным?

Артем Агабеков:

Контекст?

Олег Анисимов:

Да, наступит же предел насыщения, когда на все рынки придут многие игроки, все слова раскупят, цена вырастет и все будут чувствовать себя плохо. Когда контекст насытится?

Артем Агабеков:

Это очень сильно зависит от сегмента. Есть такие высококонкурентные сегменты как наш, ребята с кондиционерами тоже испытывают трудности, а есть сегменты, в которых конкурентов физически очень мало. Контекст никогда не перестанет быть выгодным. Вопрос «для кого»? Для того, кто может мерить и управлять контекстом он всегда будет выгодным. Для того, кто этого не делает - вопрос времени: когда он перестанет быть выгодным? Я знаю точно, что сегодня мои прямые конкуренты теряют деньги на контексте просто потому, что они не считают эти деньги. Проблема в том, что конкурентов много, и когда заканчиваются деньги у первых на это место встают вторые.

Олег Тиньков:

С бумажной медиа мы разобрались – Интернет убил их или вот-вот убьет. А что с телевизором думаешь?

Артем Агабеков:

Вопрос времени, когда Интернет станет больше чем телек. Т.е. уже сегодня в определенные часы Интернет по охвату приближается вплотную к телевизионным каналам.

Олег Анисимов:

В Великобритании уже в прошлом году Интернет-реклама превысила рынок телевизионной рекламы

Артем Агабеков:

Да.

Олег Анисимов:

У нас конечно еще далеко от этого, но это может через год-два-три произойти, когда Интернет-реклама будет больше телевизионной.

Артем Агабеков:

Это вопрос времени и вопрос ближайшего времени, потому что Интернет становится все более телевизионным и он способен становиться телевизионным. К сожалению, телевидение в меньшей степени способно становиться Интернетом и потом нужно еще учитывать такой момент как платежеспособность населения. Т.е. те люди, которые сегодня покупают через Интернет и являются целевой аудиторией Интернета, они в массе своей платежеспособнее, чем целевая аудитория телевидения.

Олег Анисимов:

Но стиральные порошки наверное все-таки будут в телевизоре рекламировать?

Артем Агабеков:

Абсолютно. Я думаю, что глобальные бренды, такие как Mars, Procter&Gamble будут еще долго сидеть в телевидении, но постепенно они и делают уже первые шаги, и все больше уходят в Интернет, потому что разворачивается отношение head офиса к Интернету, как к каналу, и для среднего и мелкого бизнеса это не очень хорошо.

Олег Анисимов:

Артем, те кто нас смотрят постоянно задают один вопрос: каким бизнесом заняться? Скажи, пожалуйста, какие ниши ты сейчас в Интернете видишь для молодых ребят?

Олег Тиньков:

Он-лайн - это самый простой бизнес с точки зрения барьера, входа экономического. Т.е. наверное тысяча долларов – это компьютер, подключение и т.д. и вот ты уже можешь делать бизнес. Самый низкий барьер входа в бизнес Илья из Чебоксар он имеет эту тысячу, что ему сделать?

Артем Агабеков:

Я думаю, что многие люди готовы бы были заплатить сто тысяч для того, чтобы ответить на вопрос: «Куда вложить тысячу, чтобы разбогатеть в Интернете». Это проблема монетизации Интернета и эту проблема того, что если ты молодой и ты стартапер, то тебе нужны рынки, которые бы тебе позволили быстро монетизироваться. И никто просто наверное не знает те десятки и сотни попыток войти в Интернет. Эти маленькие компании они существуют. Это компании одного-двух людей, и наверное это вопрос времени, если они не вырастут, то они просто перестанут быть актуальными. Я не могу на вскидку сейчас сказать: открывайте соцсеть и будет вам счастье! Или делайте поисковик и будет вам счастье. Т.е. то время прошло и сегодня имеет потрясающую капитализацию, и это считается правилом дурного тона, если у тебя нет Твиттера. А кто его знал три года назад?

Олег Тиньков:

А что ты думаешь по поводу моей идеи, я хочу сделать он-лайн брокера, т.е. некое между Сравни.ру, Банки.ру, Атон.ру и Финам.ру?

Артем Агабеков:

Мы говорили с тобой об этом

Олег Тиньков:

Мы уже говорили с тобой об этом? А я твой ответ не помню. Я неправильно делаю, что на публике все это говорю? Пускай, может мне кто-то напишет что-то! Я знаю, что все равно идеи летают в воздухе и ситуация не в идее, не в инвестициях, а в ее реализации.

Артем Агабеков:

Я думаю, что здесь не нужно изобретать велосипед. Т.е. как и многие другие сервисы в Интернете: если это работает в Америке, то это будет работать и здесь. Вопрос только времени и вопрос того, кто это здесь сделает первым. Примеры успешных российских стартапов очень часто являются копией успешных американских или западных проектов.

Олег Тиньков:

Хорошо. Мы с тобой часто общались в кулуарах и ты очень много говорил про такую вещь как корпоративная культура, миссия компании и метафизические свойства бренда, которые вокруг. В этом смысле я понимаю, что ты строишь что-то подобное. Adventum – это не просто компания, это еще некая группа сплоченных людей и т.д. Расскажи, пожалуйста, про корпоративную культуру. Как ты все это выстраиваешь.

Артем Агабеков:

Основным рынком, на котором происходит конкуренция, является рынок труда. Мы все конкурируем за талантливых, работоспособных, творческих, увлеченных людей. И не важно, окна это или Интернет, банки, мебель или что-то другое. Люди, которые сегодня ищут работу, они помимо факторов гигиены, таких как зарплата, близость к дому, они ищут для себя какую-то добавленную стоимость, какую-то метафизику, которую им способен дать работодатель или не способен дать. Если работодатель этого не дает и это ограничивается только деньгами и факторами гигиены, то тогда, как показывает практика, люди работают на 5% своих возможностей.

Если к тебе приходит человек, который близок тебе по ценностям, если он попадает в культуру, которую он чувствует идентичной себе, если он попадает в культуру, которая, он чувствует, может сделать его сильнее и больше, и если он в этой культуре развивается и он чувствует себя в среде себе подобных, то люди могут творить чудеса. Очень большое внимание мы уделяем приему людей на работу. Мы работаем с психологами, мы проводим много этапов собеседования, мы проводим тесты и для меня всегда важно, не какого специалиста я принимаю к себе в компанию, для меня первично, какой человек. Потому что и я могу сделать, и компания может сделать из хорошего человека хорошего специалиста. Но компания не может сделать из хорошего специалиста хорошего человека.

Олег Тиньков:

Я с тобой соглашусь, это именно то, что я делал последние 20 лет, хотя на последнем совещании на нашем, у нас был ужин в понедельник у топменеджмента всего банка. Я почему-то такой тезис высказал, что мне не нужны хорошие люди, я хочу видеть хороших людей в своих детях, я хочу в них видеть хорошие качества, а в вас я хочу видеть людей, которые приносят мне прибыль.

Олег Анисимов:

Еще там звучало словосочетание «циничный подонок»!

Артем Агабеков:

Есть такая поговорка: «Хороший человек – не профессия». Это так. Мы ищем единомышленников и делаем из них профессионалов. Сейчас происходит трансформация. Мы переходим в экономику ценностей и те компании, которые захватывают правое полушарие, не важно клиента, сотрудника, они правят балом. Яркие примеры таких компаний: Nike, Virgin

Олег Анисимов:

Apple, Google

Артем Агабеков:

Да. Это все история про ценности.

Олег Анисимов:

«Тиньков кредитные системы»

Артем Агабеков:

Да. Потому что продукт вторичен уже.

Олег Тиньков:

А ты с нами общаешься снаружи, ты видишь какие-то ценности в нас другие? Только не диферамбы! Если видишь, то скажи, если не видишь, значит нет. Мне просто интересно. Редко с кем-то беседуешь с внешними людьми, кто общается с нашими. Если ты увидел, то какие?

Артем Агабеков:

Через призму твоих сотрудников, с которыми я общаюсь, это некий молодецкий и озорной дух, и это не дифирамбы, а скорее видение возможностей в проблемах, чем проблем в возможностях. Т.е. такой позитивный настрой на совместное решение задач, а не обсуждение проблем. Вот это очень импонирует, это такой европейский подход. Это касаемо сотрудников. А касаемо банка твоего, я проецирую на него те ценности, которые я помню еще по бренду «Тинькофф», которые были в пиве, и я думаю, что многие клиенты осознанно или не осознанно сегодня отдают тебе предпочтение именно поэтому. Потому что вот этот message «Не такой как все», пускай сегодня об этом никто не говорит, но это люди помнят. И я могу взять кредит либо в «Сбербанке» вместе с бабушками, либо я могу взять кредит в «Тинькофф. Кредитные системы».

Олег Анисимов:

Завершающая рубрика нашей программы каждый раз одна и та же. Нужно посмотреть в камеру, увидеть там молодого парня или девушку 15-20 лет и сказать ему или ей совет на жизнь.

Артем Агабеков:

Самое важное в жизни - понять в чем твой талант. В каждом человеке есть талант, не бойтесь его в себе искать. Не слушайте родителей, не слушайте школу, не слушайте институт, ищите свой талант, ищите то, что вам нравится, и занимайтесь этим всю жизнь. Если вы будете заниматься тем, что вам нравится, вы добьетесь успеха в жизни и станете счастливым человеком!

Олег Тиньков:

Спасибо большое! И еще раз с днем рождения!

Артем Агабеков:

Спасибо!

Комментарии (10)




Другие выпуски "Бизнес-секретов"

Если
нужны деньги.
Кредитная карта
«Тинькофф Платинум»
Если деньги
нужно приумножить.
Вклады и счета
?? ? Google+