Белоцерковский: казино вернётся в Россию

Просмотров: 22658

В России в течение 2000—2005 годов наблюдался настоящий бум игорного дела — в стране функционировало около 2000 казино. Однако с 1 июля 2009 года вступил в действие закон «Об игорном бизнесе», согласно которому во всех городах России должны быть закрыты подобные заведения. Чем же сегодня занимается крупный поставщик игровых аппаратов Борис Белоцерковский?

Текстовая версия передачи

Олег Анисимов, главный редактор журнала ФИНАНС:

Здравствуйте, меня зовут Олег Анисимов, я главный редактор журнала "ФИНАНС". И я помогаю Олегу Тинькову вести его программу «Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым». Сегодня у нас в гостях Борис Белоцерковский, известный бизнесмен. Он известен, главным образом, по игорному бизнесу, а вот чем он сейчас занимается, он, наверное, сегодня нам расскажет. Это уже, конечно, не игорный бизнес, который у нас в стране сейчас, скажем так, находится в запустении. С 1 июля, мы все знаем, что игорный бизнес запрещен. Что вы делаете после того, как запретили игорный бизнес, Борис?

Борис Белоцерковский, бизнесмен:

На самом деле, в игорном бизнесе я участвовал как производитель оборудования. А так как спрос на оборудование пропал уже года полтора назад из-за того, что обещали его закрыть и закрыли, что странно, то я уже года, практически, полтора-два занимаюсь совершенно другими вещами. Производство, которое производило игровые автоматы, производит сейчас банковское оборудование. Вот, может быть, что-нибудь Олегу продам не задорого, вот. И мы производим торговые автоматы.

Олег Тиньков, бизнесмен:

У нас «Бизнес-секреты» - передача для предпринимателя. Нас смотрит молодежь, она вот учится, как делать бизнес, поэтому все честно рассказывай, все цифры можешь нам говорить.

Борис Белоцерковский:

Ну, я не думаю, что это, собственно, какие-то цифры. Любое производство не зарабатывает больше 10%.

Олег Тиньков:

А я вот сказал одному моему другу тоже, который занимался игорным бизнесом, ты его знаешь, Леонид Огородников, «КАРО Фильм», он на меня обиделся. Надеюсь, ты не обидишься. Я ему сказал, вот, именно то, что я сейчас тебе скажу. Я говорю: «Вот, наконец-то, наступил момент истины, и сейчас будет проверка, какой ты предприниматель. Потому что много ума не надо, так сказать, 35% сидеть на потоке». В казино, насколько я знаю, 35% – это чистая прибыль. А вот сейчас ты должен доказать и себе, и всем нам, какой ты предприниматель. Также вот и Боря Белоцерковский. Ты, вот, готов теперь к челенджу? Готов ли ты нам всем и, прежде всего, самому себе доказать, что ты предприниматель? Потому что казино – это не предпринимательство. Это, ну, торговля наркотиками и казино – это все одно и тоже.

Борис Белоцерковский:

Спасибо. Значит, во-первых, это не одно и то же, абсолютно. И более того, я тебе хочу сказать, что я уверен в том, что игорный бизнес в Россию вернется. А он, собственно говоря, и не закрылся. Закрылся легальный игорный бизнес – в результате государство получило гигантский нелегальный бизнес.

Олег Тиньков:

В регионах или в Москве тоже?

Борис Белоцерковский:

В Москве в меньшей степени, потому что тут" глас государя" сильнее, а в регионах ,просто, многие игровые залы, которые работали, даже вывески не поменяли, также светятся и играют. Но, кроме всего прочего, это же такая потребность человеческая – люди же, так сказать, хотят выпивать, играть и веселиться. Ну, и играют они. Поэтому я думаю, что игорный бизнес вернется. А то, что касается вопроса: легко ли было зарабатывать в игорном бизнесе деньги? Легко было зарабатывать, если б и ты пятнадцать лет этим занимался, как я. Вот я 15 лет отсидел в этом бизнесе: я там все знал, меня все знали, меня уважали. Ко мне обращались, так сказать, когда у людей был вопрос, а вот купить оборудование – звонили мне. Поэтому мне было легко. Но были же еще и кучи конкурентов, которые не выживали. Поэтому игорный бизнес, тоже так. Это хороший был бизнес, в закон маржинальный бизнес, но он был конкурентный и был сложный. А навыки, которые мы получили, они, конечно, никуда не пропали. Если ты мог руководить компанией и мог, так сказать, разрабатывать какую-то стратегию и идеи, которые работали, также разрабатываешь стратегию и идеи, которые работают уже в другом бизнесе. Все уже сложней, ниже доходы, но по-прежнему работается.

Олег Анисимов:

Борис, а вы хотели к концу этого года поставить 10 тысяч автоматов. Получается ли это?

Борис Белоцерковский:

Ровно половину я поставил. Я прекратил развиваться, значит, грубо говоря, мы удвоились в 2008 году. В 2007 году мы поставили порядка 2 тысяч, в 2008-2009 у нас где-то к началу было 5. И на этом,в этот момент, я понял, что на сегодняшний день вкладываться дальше нельзя. И, в общем, ресурсы ограничены – мы просто остановили развитие и пытаемся получить максимальный доход с тех 5 тысяч, которые у нас есть. Тем не менее, мы сегодня, я думаю, в два раза крупнее любого другого оператора торговых автоматов. Но, несомненно, этот бизнес тоже пострадал от кризиса, как все остальное.

Олег Анисимов:

Ну, конечно, если вот один автомат брать – это такой совсем малый бизнес, да? Я думаю, что даже не хватит на зарплату какому-нибудь клерку. Вот, если такая месячная прибыль.

Борис Белоцерковский:

Не хватит. Нужно 10.

Олег Анисимов:

Месячная прибыль с автомата какова?

Борис Белоцерковский:

Я думаю, что она колеблется от 3 до 6 тысяч рублей.

Олег Анисимов:

Ой!

Борис Белоцерковский:

Мало.

Олег Анисимов:

Очень мало.

Борис Белоцерковский:

Мало, мало. Это бизнес не простой, он операционно сложный. Есть свои преимущества, у тех, кто работает с маленьким количеством автоматов, потому что они, как бы, могут за каждым присмотреть, операционно просты. Для компании большой, другие технологии, сложней все. Но у нас есть там свои дополнительные плюсы, связанные с тем, что мы большие. И, так сказать, конкурируем.

Олег Анисимов:

Вам не кажется, что вы ездили на" Мерседесе", по масштабам бизнеса, а сейчас пересели на "Запорожец?"

Борис Белоцерковский:

Несомненно. Несомненно! Но дело в том, что, знаете, ведь я же прошел большой путь за 15 лет жизни в игровом бизнесе. И я вырастил компанию из четырех человек, которая сидела в подвальчике на улице Чехова, до гигантской большой многомиллионной компании, которую, к сожалению, я не успел продать, потому что Закон вышел. Но,то же самое, мы находимся, ровно, на том же этапе. У нас есть маленькая компания, которая растет, у которой есть перспективы, бизнес этот, на мой взгляд, очень перспективный в России, когда-то она такая же будет гигантская.

Олег Тиньков:

Скажи нам, мы вот учим молодых или сами учимся, беседуем с интересными людьми, ты когда-нибудь работал на кого-нибудь в своей жизни? Или ты сразу только на себя начал?

Борис Белоцерковский:

Ну, почему? Во-первых, я…

Олег Тиньков:

Ну, кроме государства.

Борис Белоцерковский:

Кроме государственных… Ну, я начинал, собственно говоря, понятно, что начинал работать на государство. А в какой-то момент я работал в одном из первых совместных предприятий. Оно находилось в Питере. Это было Советско-Финско-Германское предприятие, с российской стороны там был, кстати, Союз кинематографистов. И оно издавало книжки, занималось туризмом, а потом скатилось в игорный бизнес. Я там с ним и познакомился.

Олег Тиньков:

Т.е. ты был менеджером, сначала, да?

Борис Белоцерковский:

Меня туда пригласили… у меня уже был к тому моменту определенный предпринимательский опыт. У меня была мойка машин, производство свечек для тортов и, в общем, я уже был коммерчески, видимо, признанный. И меня пригласили начальником маркетинговой… директором по маркетингу. Я обложился книжками, изучал маркетинг.

Олег Тиньков:

Это у тебя кооператив был до этого?

Борис Белоцерковский:

Да, до этого у меня был кооператив. Я изучил, что такое маркетинг и проработал там, наверное, года три в этой компании.

Олег Тиньков:

Ты считаешь, ты родился предпринимателем или ты развился предпринимателем?

Борис Белоцерковский:

Я думаю, что, вообще, это сложно. Я не думаю, что человек рождается предпринимателем. Скорей всего, различные обстоятельства приводят к тому, что у него есть какой-то предпринимательский дух. Потом, я еще рос в такое время, когда, собственно, никакой предпринимательской идеи не могло возникнуть, потому что, ну что, мы все нищие, все одинаковые. Я там работал инженером.

Олег Тиньков:

Т.е. тебе хотелось больше денег?

Борис Белоцерковский:

Несомненно. Несомненно, что мотивацией было – это желание красивой жизни. Это был очень сильный стимул.

Олег Тиньков:

Тем более там, в Питер приезжали финны в красивых ярких куртках, гостиницы, то да се.

Борис Белоцерковский:

Я тут, как раз, в первый раз вспомнил, когда увидел, что такое настоящий "Дольче Вита". Это в Юрмале на пляже я увидел Юрия Антонова, лежащего, значит, на пляже с двумя девушками. Одна была брюнетка, другая- блондинка. Значит, на неокрепшую психику студента это оказало очень сильное, видимо, влияние.

Олег Тиньков:

Ты захотел такой же красивой жизни.

Борис Белоцерковский:

Ну, именно, не, конкретно, такой же, но, видимо, все-таки желание зарабатывать. И потом, в тот момент, когда я уже начал, у меня уже была, так сказать, жена, ребенок. И была, в общем, определенная ответственность за то, что я должен как-то их поддерживать, они должны хорошо жить.

Олег Тиньков:

Ну, не жалеешь, что ты именно пошел предпринимательством зарабатывать, а не в какую-то другую сферу? В науку…

Борис Белоцерковский:

Честно говоря, я не могу себе представить, что я, например, как мой отец, пошел бы в науку.

Олег Тиньков:

Я помню, что у тебя там с наукой что-то было.

Борис Белоцерковский:

Да, но несомненно, что в Советское время наука была одним, как бы, не знаю, из тех случаев, когда ты мог независимым образом от государства, относительно независимо, зарабатывать деньги и какой-то иметь статус. Когда Советское время кончилось – это уже все прекратилось. Я думаю, что к сожалению.

Олег Тиньков:

Т.е. не жалеешь?

Борис Белоцерковский:

Я не жалею, я даже, честно говоря, не представляю, что еще другого я мог бы делать.

Олег Тиньков:

Ты богатый человек сейчас?

Борис Белоцерковский:

Вообще , понятие богатства очень относительное. Я считаю, что среди моих самых близких товарищей, я самый бедный.

Олег Тиньков:

Насколько я знаю тебя, как глубоко философского человека, поэтому я задаю такие вопросы. У меня мало друзей умных, таких, как ты. Я сейчас искренне говорю.

Борис Белоцерковский:

Спасибо, тронут.

Олег Тиньков:

И философски. Боря- очень умный человек. Он всегда правильно говорит.

Борис Белоцерковский:

Спасибо.

Олег Тиньков:

Вот, т.е. расскажи нам, что такое богатство. Считаешь ли ты себя богатым?

Борис Белоцерковский:

Во-первых, я не считаю себя богатым относительно других.

Олег Тиньков:

Кстати, а я себя считаю, если честно. Это относительно тебя…

Олег Анисимов:

Кто из вас, кстати, богаче?

Олег Тиньков:

На 100% Боря. Боря, сколько у тебя денег, вот скажи.

Борис Белоцерковский:

Не знаю, это очень сложный вопрос, потому что оценка активов – это невозможная вещь.

Олег Тиньков:

Ты же перед сном, когда засыпаешь, считаешь: так там, там, там, там суммируешь… И вот сколько итого?

Борис Белоцерковский:

Ну, это тогда ответ такой, типа денег нет.

Олег Тиньков:

Минус?

Борис Белоцерковский:

Нет. Не минус, есть, конечно, всякие компании, активы.

Олег Тиньков:

Как Дерипаска что ли, активы меньше, чем пассивы?

Борис Белоцерковский:

Нет, у меня активы больше, чем пассивы, но сказать сколько я стою, я не могу, честно говоря. Не знаю.

Олег Тиньков:

А вот ты про философскую начал историю, быть богатым, продолжи мысль. Извини, тебя прервали.

Борис Белоцерковский:

Нет, ну, я имел в виду, собственно, там ничего философского. Единственное, что я могу повторить, что среди моих близких товарищей, я один из самых бедных.

Олег Тиньков:

Но, тем не менее, счастливей, чем они, да?

Борис Белоцерковский:

Я, вообще, разделяю абсолютно понятия «богатство», «счастье» и все остальное.

Олег Тиньков:

Мне кажется, все богатые - счастливые, нет?

Борис Белоцерковский:

Наверное, это ты должен у себя спросить.

Олег Тиньков:

Я счастливый глубоко.

Борис Белоцерковский:

Это хорошо.

Олег Тиньков:

Счастливый и богатый.

Олег Анисимов:

Т.е. счастья за деньги нельзя купить, да?

Олег Тиньков:

Смотри туда.

Борис Белоцерковский:

Мне кажется, что это не прилагается к богатству, абсолютно. Мы отлично знаем людей, которых… не знаю, богатый человек может быть несчастным. Из-за своего здоровья, из-за того, что у него не все хорошо в семье, из-за того, что его мучает мысль о том, что у него недостаточно денег – это очень частое явление среди богатых. Даже жадность, очень частое явление среди очень богатых. Это мы с Олегом знаем очень хорошо. Натуральная жадность человека, когда ты сидишь с человеком, который, не знаю, в день зарабатывает, может быть, полмиллиона. А он предпочитает, чтоб ты за него заплатил в ресторане. Такое тоже может быть. Поэтому, может быть, он и зарабатывает полмиллиона.

Олег Тиньков:

Ну, это скучно да, конечно. Это патология тоже определенная.

Борис Белоцерковский:

Нет, счастье нельзя купить. Конечно, деньги необходимы для того, чтобы человек был счастлив – это правда. Но вопрос количества денег, вот в чем вопрос. Потому что, кто-то счастлив, потому что, он купил себе машину, наконец-то. А кто-то несчастлив оттого, что он купил себе "Бентли", а не "Роллс-ройс." Это нормально.

Олег Анисимов:

Счастье купить нельзя, а любовь? Или это то же самое?

Борис Белоцерковский:

Любовь сложнее.

Олег Тиньков:

Ты, это на что намекаешь? Кстати, ты, представляя Бориса, здесь все регалии перечислил, а я бы еще Бориса представил - у нас продвинутая Интернет- публика, - как мужа. Это тот самый муж, той самой героической и очень широко известной и в Интернете, Вероники Белоцерковской, которая под псевдонимом Белоника выступает. Это, кстати говоря, муж. Мы тут заговорили про любовь, про купленные деньги, поэтому тебя уже скоро будут представлять в связи с запрещением рекламного казиношного бизнеса и, как мужа Белоники. Прошу любить и жаловать, муж Белоники – Борис.

Борис Белоцерковский:

В семье , мы, это, называем Белоника (ударение на третий слог), а не Белоника (ударение на второй слог).

Олег Тиньков:

Белоника.

Борис Белоцерковский:

Но, в принципе, не принципиально.

Олег Тиньков:

А я Белоника (ударение на второй слог). У меня всегда с ударением плохо. И, кстати говоря, там целый огромный издательский бизнес. У нас тут «Бизнес-секреты», давай выкладывай, что с тем издательским бизнесом?

Борис Белоцерковский:

С Никой мы полюбили друг друга, когда я еще был бедным. Так что здесь не связаны вещи с любовью. Издательский бизнес, да, есть, журналы «Тайм Аут», «Собака», «Аэрофлот». С ноября мы начинаем издавать "Ля Пулково". Это еще один вид деятельности, который мне очень сильно нравится. Идеологическая поддержка, несомненно, идет от моей жены, которая является, как бы, издателем. И к вопросу получения удовольствия от бизнеса, несомненно, что издательский бизнес приносит гораздо больше удовлетворения.

Олег Тиньков:

Я смотрю у тебя жена предприниматель и ты предприниматель. Вечером про что, про бизнес, про предпринимательство беседуете за столом или про что-то другое?

Борис Белоцерковский:

Нет, про предпринимательство никогда, вообще, не разговариваем. Про бизнес, практически, тоже очень редко. Очень редко. Я думаю, что это семейные вопросы, они абсолютно другие.

Олег Тиньков:

Как ты считаешь, почему у нас в стране…, хотя ,ты за рубежом, наверное, проводишь время, и там видишь людей, и у тебя очень развит аналитический, так сказать, взгляд на вещи. Почему у нас в России меньше пытаются, чем у них? Считается, потому что процент выхода, я думаю, одинаковый, а процент попыток намного ниже.

Борис Белоцерковский:

Знаешь, мне очень сложно оценить процент попыток. Дело в том, что, мне кажется, у нас…

Олег Тиньков:

Статистически, да.

Борис Белоцерковский:

Статистически – это вообще создать свой бизнес, принципиально, сложнее, чем там. Просто гораздо сложнее, чем там. Поэтому те люди, у которых даже есть предпринимательский дух какой-то, они часто не могут реализоваться в России. А с точки зрения процентности населения, которое… я не знаю, мне кажется, что российское население, такое очень коммерчески активное. Но, может быть, украинское еще более коммерчески активное.

Олег Тиньков:

А польское еще более.

Борис Белоцерковский:

А польское еще более. Но в принципе, я считаю, что у нас народ одаренный.

Олег Анисимов:

А сложнее потому, что денег в стране меньше физически?

Борис Белоцерковский:

Тут целый комплекс проблем. Во-первых, нет культуры предпринимательства. Т.е. человек, даже если у него есть дух, он не очень знает, как реализовать этот дух.

Олег Тиньков:

Образование.

Борис Белоцерковский:

Да-да-да. Нет образования, нет культуры, нет бизнес- образования. Нет государственных институтов, которые бы поддерживали, а наоборот, есть государственные институты, которые мешают, значит, созданию там индивидуальных предпринимателей. И полностью отсутствует система финансирования мелкого предпринимательства, которая на Западе просто гигантская, вплоть до того, что она, вот, реализовалась, я думаю, в то, что раздает вообще микрокредиты.

Олег Тиньков:

А еще вот вторая проблема, мне кажется, российского бизнеса. Вот сделал предприниматель бизнес или бизнесмен, он его развил, и дальше начинаются управленческие кадры. Вторая проблема, как мне видится, я про это на своем блоге вот как-то писал, это кумовство, т.е. начинают нанимать друзей, товарищей, родственников. Вот как ты эту тему видишь? Потому что я знаю, что твои старшие дети, некоторые вовлечены в процесс, с тобой как-то рядом работают. Потому что с одной стороны, с моей точки зрения, это непрофессионально нанимать своих родственников, потому что с рынка всегда ты купишь более качественные, свежие, подготовленные кадры. С другой стороны, вроде, какая-то есть лояльность. А с третьей стороны, этот вопрос задаю, потому что у меня дети подрастают. Вот ответь на этот вопрос. Я мучаюсь.

Борис Белоцерковский:

Я понимаю, я очень хорошо это понимаю, как бы…

Олег Тиньков:

Что я спросил.

Борис Белоцерковский:

Да-да-да. Как отец пятерых мальчиков, которые растут. Значит, дело в том, что русский бизнес, он немножко специальный. Тут лояльность часто ценится, и она нужна больше, чем в Западных компаниях.

Олег Тиньков:

А мне кажется, это зачастую русский бизнес. Я могу десятки примеров привести, где брали родственников и жополизов, и бизнесы просто валятся.

Борис Белоцерковский:

Я ж тебе не сказал, что это единственный. Я сказал, что он более важный, например, чем на Западе, потому что там, где есть устоявшиеся институты, устоявшиеся отношения, и где, так сказать, часто связи не так важны, как здесь. Наверное, это правильно. Но, в принципе, я с тобой на 100% согласен, что набирать персонал по принципу родни, вот, точно не нужно. По принципу лояльности – очень важно. По принципу родни – это абсолютный путь поражения.

Олег Тиньков:

А с детьми что, с собственными делать?

Борис Белоцерковский:

Задача же родителей – научить собственных детей. А ты часто их берешь в собственный бизнес, потому что пытаешься показать, поучить их.

Олег Тиньков:

Т.е. поучить, показать, а дальше пускай они летят, да?

Борис Белоцерковский:

Да. Поэтому мой сын проработал у меня какое-то время, не знаю, год, наверное, полтора. И совершенно работает сейчас себе в, абсолютно не связанном со мной, бизнесе.

Олег Тиньков:

Везде можно зарабатывать, стоит только применить…

Олег Анисимов:

Смекалку?

Олег Тиньков:

Ум и смекалку, на самом деле.

Борис Белоцерковский:

Мне кажется, что чаще всего предприниматели начинают с того, что они на кого-то работают и, в процессе работы, они видят какие-то ниши, которые они ,собственно, и используют. Также как я, например, когда начинал работать в бизнесе. Вот я был в этом СП. Это СП начало расставлять игровые автоматы по совместным предприятиям с какой-то шведской компанией. И люди стали звонить в компанию и спрашивать, нельзя ли купить аппарат. И я тогда организовал компанию, которая стала привозить аппараты и продавать. И с этого собственно начинался бизнес. Поэтому это очень часто бывает, что люди где-то работают, они видят какую-то нишу и, вот, собственно…

Олег Анисимов:

Т.е. гениального прозрения не было, это было логично все, да?

Борис Белоцерковский:

Да-да, и ничего такого я не нашел на дороге никакого.

Олег Тиньков:

А кто, ты считаешь, в России самый успешный предприниматель? Именно предприниматели, не олигархи там.

Борис Белоцерковский:

Во-первых, я не очень знаю, честно говоря, так сказать, русскую бизнес-среду.

Олег Тиньков:

Ты ж в Москве живешь, и в Питере живешь, и везде.

Борис Белоцерковский:

Я думаю, что наиболее высоко поднявшимся, то, что называется, смотри табло – это Фридман, конечно. Потому что он не начинал с того, что, значит, там ничего государственного не забирали. Все, в общем-то, создано ручками. И в этом отношении они, на мой взгляд, в отличие от того же Дерипаски, который так сказать…

Олег Анисимов:

Но ТНК они, все-таки, недорого купили.

Борис Белоцерковский:

Нет, это понятно, что они. Но они купили ТНК не на государственные деньги.

Олег Тиньков:

Уже на свои, да. А еще кто?

Борис Белоцерковский:

Да, на свои. Ну, вот из тех, кого я, например, знаю – Это Сергей Солонин, это компания, которая создала, практически, с нуля вот всю систему моментальных платежей, компания ОСМП. Теперь она, по-моему, как-то по-другому называется. QIWI, кажется.

Олег Тиньков:

Да, QIWI.

Борис Белоцерковский:

QIWI они называются.

Олег Тиньков:

Да, мы с ними работаем.

Борис Белоцерковский:

Там группа товарищей, но мне кажется, Сережу я, просто, лично знаю. Очень способный, талантливый человек. Игорь Ким, например, если говорить про банковскую среду, который, в общем-то, можно сказать, в ровном поле построил невероятный бизнес, сейчас уже и МДМ. Владимир Кехман, можно всякое о нем говорить, но он, точно,очень способный предприниматель. Не знаю, мне кажется очень, очень много можно, на самом деле, назвать, просто, с ходу так не готов был сказать, но много есть предпринимателей талантливых.

Олег Анисимов:

Конечно, бизнес сложно сделать без связей, да? Вот сейчас нас сидят, слушают ребята молодые. Они, наверное, говорят: «Вот, конечно, у этих ребят, у этих мужчин, связи какие были. Они все это могли устроить, все сделать». А связи, как их получить? И вообще, надо ли стремиться за ними?

Борис Белоцерковский:

Во-первых, есть разные бизнесы. Есть бизнесы, в которых связи… там, если ты работаешь в дорожном строительстве, то тебе, несомненно, нужны связи. Я, честно говоря, не знаю, вот, например, Олегу какие нужны связи для того, чтоб работать с гигантским количеством клиентов? Никакие не нужны. Нужно идею хорошую иметь. Разный бизнес требует разной, так сказать, поддержки. Я не знаю, мы все же начинали с нуля, у нас же не было никаких связей. Это не то, что мы вырастали в каком-нибудь очень сильном клане, в котором было 20 человек, и они все весело продвинулись, и вот вам, это твоя, значит, компания, с которой ты идешь наверх. Мы каждый сам по себе обрастали какими-то знакомыми, товарищами.

Олег Анисимов:

Наверное, это в большей степени про вашего сына. У которого, все-таки, связи вот в мире бизнеса, которые очень полезны в бизнесе, которым он занимается, есть.

Борис Белоцерковский:

Несомненно, что какие-то связи он получил от меня, не знаю, трех клиентов. Олега я так и не смог уговорить.

Олег Анисимов:

Но все-таки ему, наверное, легче открыть куда-то двери?

Борис Белоцерковский:

Несомненно, ему помогает то, что он мой сын. Я думаю, в данном бизнесе. Но если он завтра, например, откроет оптовый рынок, то там ничем, ни мои связи, ни мое имя не поможет. Поэтому, да есть.

Олег Тиньков:

Но согласись, что в каком-то коррупционно емком государстве связи важны. А если ты на рынке работаешь, зачем им связи. Не знаю, я не общаюсь там, вообще, ни с кем. Поэтому связи – это все ерунда. Они сами потом приходят знакомиться, если человек хороший.

Пользуясь ,так сказать, терминологией нашего общего друга, кстати, я считаю, гениального или великого предпринимателя Сергея. Не будем называть его имя, потому что он не публичный человек, но делает достаточно громкие вещи. Вот мы все знаем, сейчас он в телекоммуникационном рынке делает грандиозный, я считаю, проект. Он одну вещь такую сказал: «Нужно еще один подвиг совершить». Ну, там у нас был с ним разговор, и он сказал, так вот, пользуясь его терминологией, а ты планируешь еще, поскольку у тебя огромный такой сзади этап жизненный, ты, безусловно, там подвиг совершил на рынке, на котором ты работал – игровые автоматы, казино и т.д. развлекательные. А планируешь ли ты еще один подвиг в жизни совершить или ты считаешь, что пора уже немножко подумать и о душе, и о Нике, о Каннах, о яхте? Или ты все-таки хочешь подвиг совершить еще один в этой жизни? Деловой подвиг.

Борис Белоцерковский:

У меня есть и необходимость, и желание совершить еще один, два подвига.

Олег Тиньков:

Как у барона Мюнхгаузена.

Борис Белоцерковский:

Да-да-да.

Олег Тиньков:

В 12 часов… Когда ждать от тебя подвиг первый?

Борис Белоцерковский:

Подождите, я могу только вместе с Мировой экономикой подняться. Не раньше, чем у них все начнется, хорошо.

Олег Тиньков:

Т.е. ты за «Леман Бразерс» совершишь подвиг.

Борис Белоцерковский:

Нет, я думаю, что у любого бизнеса есть определенный период. У тебя этот период обычно быстро проходит, ты где-то за 5 лет, мне кажется, выводишь бизнес. У меня, мне кажется, я более пожилой, консервативный, мне нужно лет 10, чтобы вывести бизнес или 7, например, чтобы вывести бизнес в большой. Новым я занялся только года три назад, нужно еще года 4 до того, как подвиг станет заметен.

Олег Анисимов:

А что еще кроме вендинга, возможно, есть в планах?

Борис Белоцерковский:

На самом деле, вот…

Олег Тиньков:

Издательский, вендинговый, все?

Борис Белоцерковский:

Издательский, вединговый бизнес – это два основных, которыми я сегодня, в общем, занят. Зовут очень меня в лотерею, но я пока не понимаю.

Олег Тиньков:

Да, сейчас хотел этот вопрос задать. Думал, как-то не будет… Но коль уж ты сам заговорил, давай, тогда этот вопрос обсудим. Потому что, мне вот кажется, это самая близкая история к казино. И ты знаешь, я тебе звонил даже год назад, мы про это говорили.

Борис Белоцерковский:

Да.

Олег Тиньков:

Я не понимаю, как в этой стране, где такой азарт есть, где была культура «Спортлото», лотерейных билетов и т.д. и т.д. Это многомиллиардный бизнес во всех странах мира. Только что я был в Италии, отдыхал летом. Там выиграл мужик с соседней со мной деревни 260 миллионов евро, это от меня 30 километров от Форте Дей Марми, он выиграл. Там этот ажиотаж. Я видел, как эти итальянцы сумасшедшие скупают билеты, миллиарды. Почему у нас до сих пор вот этого нет, расскажи?

Борис Белоцерковский:

У нас этим бизнесом занимаются не совсем, я бы сказал, порядочные люди. И они воровали Призовой фонд.

Олег Тиньков:

Весь, как всегда, да?

Борис Белоцерковский:

Да.

Олег Анисимов:

Больше, больше.

Борис Белоцерковский:

А так как люди в течение 15 лет покупали билеты и ничего не выигрывали, то доверие к лотерее в России катастрофическим подорвано. Просто катастрофически. Значит, в тот момент, когда кто-нибудь, наконец, должным образом создаст бренд лотерейный, которому будут доверять – это будет многомиллиардный бизнес. Но чтобы сформировать доверие, как вы знаете, необходим телевизор. Для того, чтобы вывести лотерею в России на определенный уровень, необходимо достаточно долгое время проводить розыгрыши по телевидению, продвигать это по телевидению. Кто-то, кто решится вложить много денег в это, видимо, выиграет большой выигрыш, но неизвестно, когда. Непонятно, сколько нужно денег. Т.е. понятно, что слишком много. Это несколько сотен миллионов долларов надо вложить, несомненно, в продвижение лотереи. Ну, и плюс надо несколько сотен миллионов долларов вложить в систему продажи билетов. Т.е. это проект, грубо говоря, на мой взгляд, стоимостью под миллиард.

Олег Анисимов:

А кто ж его способен потянуть такой проект?

Борис Белоцерковский:

Способны потянуть его или крупные Западные операторы, которые в той же Италии их проводят. У них комиссия там составляет 1-2% от лотереи – это миллиарды в год. Их, наверное, способны провести какие-то решительные российские компании, скорей, какие-то банковские структуры, у которых есть большие финансовые ресурсы.

Олег Анисимов:

А вы как тогда собираетесь участвовать в этом?

Борис Белоцерковский:

Просто, так сказать, ко мне обратились различные…

Олег Тиньков:

Силы?

Олег Анисимов:

Высшие?

Борис Белоцерковский:

Различные граждане. Ну, не высшие, а просто какие-то коммерческие, потому что знают, что у меня есть определенная экспертиза и понимание того, что происходит на рынке. С предложением в таких проектах поучаствовать. Но я пока, честно говоря, еще не вижу такого проекта. Несомненно, что одним из выходов из сегодняшней ситуации было бы появление видео лотереи. Это более похоже на привычный игровой автомат, но при этом, это лотерейный процесс и лотерейный розыгрыш. Просто он происходит быстрее. Если обычная лотерея она тиражная, и ты выигрываешь один раз в неделю или в день, или в час, то видео лотерея постоянно разыгрывается. Качество билетов, как моментальное, это гораздо привлекательней. Посмотрим, как. Собственно говоря, мы сегодня ждем, что Законодательная власть скажет на это.

Олег Анисимов:

Какие три качества должен иметь предприниматель?

Борис Белоцерковский:

Несомненно, смелость, умение рождать новые идеи, организаторские способности и…

Олег Анисимов:

Три.

Борис Белоцерковский:

Хорошо, тогда, значит, умение рождать новые идеи, организаторские способности и умение разбираться в людях. Я бы сказал, что вот эти. Потому что весь бизнес строится из людей и из умения их, в общем, правильно расставить.

Олег Тиньков:

У нас , как-то традиционно в конце передачи ,герой вот в камеру напрямую, обращаясь к нашим видеозрителям, телезрителям, говорит, чтобы вот он посоветовал, порекомендовал. Вот они смотрят и говорят: «Мы тоже хотим быть такими как вы. Тоже хотим быть бизнесменами». Молодые ребята, студенты. Вчерашние студенты. Вот скажи, обратись напрямую, чтобы ты им посоветовал, чтоб ты им рекомендовал. Поддержи, что ли их.

Борис Белоцерковский:

Просто надо оглянуться по сторонам и посмотреть, где можно заработать. И не надо пытаться сразу заработать миллион. Заработайте сначала сто рублей. Но заработайте их честно и заработайте в каком-то перспективном бизнесе. Заработайте сто – остальные к вам придут тоже. Успехов вам!

Олег Тиньков:

Молодец. Я рад, что мы пригласили сегодня в студию такого интеллектуального гостя. А от нас тебе будет то, что ты не забудь загадать желание. Ты сидишь между двух Олегов Юрьевичей, представляешь? Когда-нибудь сидел между двух Олегов Юрьевичей?

Борис Белоцерковский:

Видимо, загадать надо себе успехов в бизнесе.

Олег Тиньков:

Спасибо, Боря, большое. На самом деле очень интеллектуальная беседа с тобой получилась. На это мы, так сказать, и рассчитывали.

Борис Белоцерковский:

Спасибо.

Олег Анисимов:

Спасибо.

Комментарии (6)




Другие выпуски "Бизнес-секретов"

Если
нужны деньги.
Кредитная карта
«Тинькофф Платинум»
Если деньги
нужно приумножить.
Вклады и счета
?? ? Google+