Егоров: Главное - найти инвестора

Просмотров: 13364

Почему 9 из 10 интернет проектов падает? Какие сайты остались популярными по сей день и сколько они зарабатывают? Как остаться в дамках интернет бизнеса? Создатель интернет магазина "OZON" Александр Егоров в программе "Бизнес секреты с Олегом Тиньковым" рассказал о том, как формировался рынок интернет продаж и какие иллюзии были у бизнесменов.

Текстовая версия передачи

Олег Анисимов, главный редактор журнала ФИНАНС:

Здравствуйте, сегодня у нас в гостях Александр Егоров, генеральный директор компании «Рексофт». Посмотрите, какой он молодой человек, как хорошо выглядит, но на самом деле в 1991 году он создал свою компанию и до сих пор она ведет успешный бизнес. Кто-то скажет, что «Рексофт» больше всего известен по названию Ozon.ru. В 1998 году, действительно, именно «Рексофт» организовал интернет-магазин Ozon.ru. Но уже в 1999, насколько я понимаю, Александр, этот магазин был продан, да?

Александр Егоров, основатель компании «Рексофт»:

Нет, не совсем. Он был частично продан, были привнесены деньги. Была допэмиссия так сделана.

Олег Анисимов:

ru-Net Holdings.

Александр Егоров:

Да. Мы, значит, позже оттуда вышли уже. Уже после 2002 года.

Олег Анисимов:

Ну, ощущение в принципе сразу «Рексофт» – Ozon.ru, да? Хотя с этим связано всего 3 года жизни. Не обидно, что остальные 15 лет как-то не проходят в памяти народной?

Александр Егоров:

Дело в том, что Ozon.ru был проектом, который стал достаточно популярен, потому что он направлен на сектор потребителей, то что b-to-c называется. Поэтому этот проект знают хорошо. У нас есть несколько других не менее успешных проектов, которые работают в узкоспециальных нишах. Они хорошо известны в своих нишах, но не очень хорошо известны широкой публике, что не умаляет их достоинства. Ozon.ru просто получился такой знаковый проект, потому что о нем знают люди, которые покупают что-то в интернете, я думаю, что в этом дело.

Олег Анисимов:

А не обидно было продать довольно дешево?

Александр Егоров:

Ну, что значит дешево? По тем временам, я считаю, что это была одна из успешнейших трансакций. И, учитывая то, что в 1999 году, когда мы начали пытаться поднимать деньги, понятно, что кредитные деньги там никак не ложились, банки нас не финансировали, а мы потратили уйму времени на то, чтобы просто разъяснить инвесторам, что вообще бизнес такой в России возможен. Параллельно шло два процесса:Yandexподнимал деньги, и мы. И это был такой процесс изучения и обучения рынка. Поэтому, когда все-таки трансакция состоялась, все были очень рады по одной простой причине, если б она не состоялась, то проекта сегодня б не было.

Олег Анисимов:

Кстати, а почему название так похоже на Amazon.com?

Александр Егоров:

Ну, это длинная история.

Олег Тиньков, бизнесмен:

Также возникает сразу вопрос, почему Yandex на Yahoo похож?

Александр Егоров:

Ну, это у Аркадия надо спросить.

Олег Тиньков:

Они, конечно, «Ya» поменяли, русское вставили, но, по-моему, это очевидно. Цвет нужно им поменять, если они не хотят совсем оставаться.

Александр Егоров:

Будет похоже. Нет, с Ozon.ru все четко, мы этого никогда не скрывали, что собственно идеолог и создатель концепции Ozon.ru Дмитрий Рудаков, он достаточно долгое время посвятил изучению в конце 1996-1997 года концепции того, что можно сделать в интернете. И в какой-то момент мы приняли решение, что нужно делать интернет-магазин. Там были варианты разных магазинов, но он сказал, что наиболее успешный сейчас тот, что Безос сделал. И мы в принципе копировали, это не секрет, некоторые концептуальные моменты из Amazon.com. Но задача была перенести это на русскоязычную аудиторию, потому что Amazon.com тогда не продавал русскоязычную литературу и, насколько я знаю, сейчас не продает. Я что-то не видел там ничего. Вот поэтому, когда выбиралось название, там был большой такой brainstorm, он даже выпушен в виде отдельной листовки у нас в компании – переписка по e-mail, как это все обсуждалось в команде. И, в конце концов, пришли к выводу, что это название Ozon, оно достаточно хорошо дает некую рефлексию на Amazon.com с одной стороны, а с другой стороны нам название очень понравилось, оно более свежее было, и там какие-то были аллюзии на Стругацких и т.д. В общем, вот так вот выбрали, и прижилось очень хорошо.

Олег Тиньков:

Ozon.ru сейчас прибыльная компания, в данный момент? Зарабатывает деньги?

Александр Егоров:

Я тут не могу дать этот комментарий. Я точно скажу, что их оборот перевалил за 100 миллионов долларов в прошлом году. Я думаю, что они не убыточные, я так скажу.

Олег Тиньков:

Т.е., кроме Yandex и Ozon.ru, кто-нибудь, думаешь, зарабатывает на российском Рунете?

Александр Егоров:

Безусловно, я думаю, что есть интернет-магазины меньшего размера. С некоторыми я знаком лично, которые зарабатывают еще приличные деньги. Вопрос в том, какой масштаб, т.е. 100-миллионник, я не знаю, просто, может быть, есть, кто еще на книжках зарабатывает столько.

Олег Тиньков:

Вообще бизнес очень интересный. Я вокруг него сам лет 10 хожу, но я не понимаю, как это монетизировать. Все это хорошо, но кроме Yandex в России и Google, по большому счету, в мире с Amazon.com и с Ebay.com никто и не зарабатывает деньги, даже Youtube, по-моему, убыточный был пока их не купили. Почему это происходит? Почему на всех, так сказать, этих разговорах, при том, что это такая hot (горячая история) реально зарабатывают компании, которые можно посчитать на пальцах двух, даже в мире? Почему это именно так происходит?

Александр Егоров:

Мне кажется, здесь проблема в том, что проекты по сути 2 уровня имеют – это либо локальный проект какой-то, направленный на очень узкую нишу, и интересен узкому кругу соответствующего комьюнити, либо проект нужно делать глобальным. Сейчас все проекты, которые потенциально могут иметь успех, они должны быть, как минимум, федерального уровня, а лучше вообще глобального. Что такое глобальный уровень? Это колоссальные инвестиции. Эти люди, которые были у нас в 1998 году, что мы сейчас за пару единиц американских долларов что-то сделаем, и оно полетит, они давно прошли. Это огромный долгий труд и огромный грамотный инвестиционный процесс, где на каждом этапе можно свалиться. И на каждом этапе можно совершить ошибку. Отстроить с нуля до значительного размера такое предприятие довольно сложно, поэтому, я думаю, что в этом дело. И плюс, даже в классическом бизнесе, рост- это всегда проблема огромная. Думаю, что ты не понаслышке с этим знаком. Масштабирование- это проблема, когда маржа не достаточно велика, и тебе нужен колоссальный объем, любая ошибка может привести к тому, что ты будешь в минусе.

Олег Тиньков:

А тебе не кажется, что инновация, вот мы как раз с тобой на инновационном форуме познакомились в Петербурге, ты там очень хорошо выступал, я надеюсь, про это еще поговорим, но мне лично кажется, почему какие-то компании выживают, не выживают, а много зарабатывают, а какие-то другие умирают, что нет инновационной составляющей. В чем силен Google? Это гениальная идея Брина и его партера Пейджа, я не знаю, это придумать, чтобы был поиск по контексту. Т.е. всегда была какая история? Yahoo, баннер – вот они сидели с этими баннерами, китаец этот их, и там зарабатывали. Пришли ребята, все просто перевернули. Дальше - Dell компьютер. Они сказали, заказывайте компьютер, не выходя из дома, любой конфигурации, которой вы хотите. Переворот рынка – дикие прибыли. Amazon.com – не нужно покупать в магазине, закажите по Интернету, вам домой пришлют книжку, какую вы хотите по цене дешевле. Т.е. это были такие инновационные прорывы. Все остальное – это копии этого или вещи, которые не нужны. Вот как ты думаешь, может все-таки инновационности не хватает, почему 9 из 10 проектов падают?

Александр Егоров:

Нет, это, безусловно, я считаю, что выигрывает тот, кто сумел создать, изменить либо рисунок того, как покупают, или в буквальном смысле изменить стиль жизни, стиль пользования чем-то, что стало уже комьюнити (к чему все привыкли) и вот чуть-чуть по-другому это перевернуть. Но это сделать чрезвычайно сложно, т.е., действительно, на десятки попыток приходится одна, которая попала. И это сочетание гения того человек, который предусмотрел это, плюс с командой надо угадать, плюс, плюс, плюс… Очень много вещей, которые на это влияют. Поэтому процент выживаемости небольшой.

Олег Тиньков:

Получается в Рунете не было ни одной инновационной идеи прорывной. Т.е. все это все-таки копии.Yandex– это копия Yahoo, Ozon.ru – Amazon.com.

Александр Егоров:

Я не знаю, кстати, насколько Yandex копия Yahoo.

Олег Тиньков:

Ну, Google. Скорей, Google даже.

Александр Егоров:

Ну, Google тогда не было, насколько я понимаю.

Олег Тиньков:

Ну, Yandex стал развивать по - нормальному, когда он контекст стал продавать, он стал зарабатывать. Пока он был баннерным, он еле-еле тащил. Но в любом случае, Yandex– это не инновация, согласись? Это копия.

Александр Егоров:

Это сложно, я не знаю. У них был свой оригинальный движок и алгоритм поиска. Т.е., на самом деле, если добираться до технических деталей…

Олег Тиньков:

Ну, поиск - то они оттуда взяли, чтобы по словам искать.

Александр Егоров:

Нет, нет. Ну, что значит они взяли? Во-первых, это русская морфология. Это огромная проблема. У нас же слова с окончаниями и т.д. Для того чтобы в русском контексте искать что-то, нужен специальный движок. Насколько я знаю, Yandex держит позиции, в том числе, и потому что он кое-какие вещи лучше даже ищет сейчас до сих пор. Тут меня могут поправить.

Олег Тиньков:

Нет, это безусловно. Я пользуюсь Yandex для русского языка и Google для английского.

Александр Егоров:

Совершенно верно.

Олег Анисимов:

Саша, вопрос. Вот смотри, ты сейчас один из немногих предпринимателей в IT отрасли, который реально достиг успехов за границей. У человека на самом деле в Мюнхене офис, в Стокгольме, в Амстердаме. Ни один не забыл? По-моему открывается в Вене, да?

Александр Егоров:

Открылся.

Олег Анисимов:

Открылся в Вене. Т.е. получается, что наш продукт информационный, интеллектуальный может конкурировать?

Александр Егоров:

Конечно, безусловно. Только у нас есть целая группа компаний русских или с русскими корнями, которые достаточно успешные в определенных секторах.

Олег Тиньков:

Касперский.

Александр Егоров:

Да, это пример продуктовой компании с очень красивой историей успеха. Тоже Касперский. Есть еще малоизвестная пока, но будет очень широко известная компания Parallels.

Олег Анисимов:

Системная интеграция – это очень серьезная вещь, я так понимаю, потому что это выстраивать все управление компанией. И как вот Западные фирмы допускают российских разработчиков в свои как бы недра, чтобы те все видели, все понимали и помогали делать бизнес? Потому что сейчас «Рексофт» сделал, допустим, для Axel Springer…

Александр Егоров:

Не для Axel Springer, а для издательства Springer.

Олег Анисимов:

Разные?

Александр Егоров:

Это дочерние разные предприятия. Они там все нервно относятся к названиям.

Олег Анисимов:

Ok. Издательство Springer. Там огромное количество изданий, полторы тысячи изданий. И для этого всего создана единая информационная система, которая позволяет вообще что-то там выпускать, да?

Александр Егоров:

Да.

Олег Анисимов:

Правильно анализировать и собственно делать бизнес. Получается, что наши русские программисты помогают немцам, которые вообще доки в бизнесе. Как вот получается вот так?

Александр Егоров:

Может быть, в двух словах скажу, как компания эта вообще случилась. Мы начинали с Западного рынка. Нас на Российском рынке-то и не было по большому счету до 2001-2002 года. А в 1991 году, когда мы компанией стартовали.

Олег Тиньков:

В Петербурге.

Александр Егоров:

В Петербурге, да. Мы представляли собой команду из 3 отцов-основателей плюс еще пару единомышленников, которые, грубо говоря, искали, искали, где бы денег заработать. Мы с армии вернулись, а все сломалось.

Олег Тиньков:

А какое у тебя образование?

Александр Егоров:

Я заканчивал Ленинградский институт авиационного приборостроения.

Олег Анисимов:

Я, кстати, поступал туда, даже поступил, но выбрал ФИНЭК.

Александр Егоров:

Понятно, тоже неплохо.

Олег Тиньков:

Это тот, что на Фонтанке.

Александр Егоров:

А вы что, все Питерские здесь?

Олег Тиньков:

Да, у нас Питерский уголок здесь.

Александр Егоров:

Понятно.

Олег Тиньков:

С Фонтанки который, да?

Александр Егоров:

Да, с Фонтанки, который возле Поцелуев моста знаменитого. Короче, денег не было, надо было что-то делать. Мы ничего не умели, кроме, как программы писать. Понятно, там ¾ курса.

Олег Анисимов:

На DOS еще.

Александр Егоров:

Да, на DOS и т.д. И вот мы бегали, искали.

Олег Тиньков:

В каком году закончил?

Александр Егоров:

Закончил я в 1993.

Олег Тиньков:

После армии потом опять пошел?

Александр Егоров:

Ну, да. Нас со второго курса забрали и потом вернули. И мы не нашли почти ничего, где мы можем заработать денег дома, тогда не очень были нужны программы. Так там было угодно судьбе, что через какие-то контакты за рубежом, мы наткнулись на первую страну-заказчика. Это было еще, на самом деле, до создания «Рексофт» в 1990 году. И мы, так сказать, обнаружили, что там есть чудовищная разница в ожидании, сколько будет стоить наша работа и сколько она реально стоила, т.е. была порядковая разница.

Олег Тиньков:

Немецкая, да?

Александр Егоров:

В Швейцарии это было дело. И когда сидели, подумали, странно, вот они готовы платить такие деньги, почему бы нам не поработать. И мы стали работать. Тоненькая была такая ниточка. Я случайно закончил спецшколу с немецким языком, говорил по-немецки, поэтому там был коммуникационный канал какой-то, был поставлен факс, на него слали факсы с задачами. И мы начали что-то делать. И так вот пошло потихонечку. Первые деньги.

Олег Анисимов:

А что надо было сделать?

Александр Егоров:

Конкретно я не помню, первый заказ, который был – это ревизия складской системы какого-то среднего предприятия. В пригороде Цюриха была маленькая IT компания, владелец которой дал нам сделать эту задачу. Потому что у него самого сил не было или знаний, я даже не знаю сейчас, чего ему не хватало. Но вот он такой идеалист тоже был.

Олег Анисимов:

Ты получается первый оффшорный программист в России?

Александр Егоров:

Нет, кто-то, насколько я знаю из истории братских компаний, где-то в этот момент 1990-1992 год очень многие стартанули, кто как. Кто там с посохом по Калифорнии ходил, кто в Германии в университете учился, кто-то преподавал. В общем, разный сценарий, но примерно одна схема. Ну, дальше завертелось, поскольку приходилось постоянно туда мотаться. Там удалось зацепить какие-то еще заказы. Потом в конце 1992 года мы вышли, действительно, на серьезного клиента, крупную компанию, она до сих пор существует, до сих пор, кстати, наш клиент. Рекордные сроки, сколько уже, 17 лет они наши клиенты. И там опять повезло на хороших людей. Что, кстати, лишний раз абсолютно изменило мое представление о швейцарцах, можно сказать о стереотипах, это банки, это двери вот такой толщины и т.д. На самом деле в Европе в результате, сейчас мы везде по Европе работаем, самая предпринимательски ориентированная страна, кроме, может быть, Голландии еще. Но Голландия там, Бельгия похожи и швейцарцы.

Олег Анисимов:

Конечно, там люди, которые берут депозиты под 1% в огромных количествах по миру – это совершенный предприниматель.

Александр Егоров:

Это у них как у нас нефтянка. Остальные люди достаточно динамичны. Они из-за своего нахождения в центре Европы, очень открытые в плане общения. Но кому б могло прийти в голову, значит, мы с этим первым заказчиком начинали работать, когда еще Советский Союз был, это надо было рискнуть свою работу, хоть и крохотную, но, тем не менее, отдать в какие-то руки.

Олег Тиньков:

А вы всегда в Питере жили, никогда не уезжали?

Александр Егоров:

Всегда в Питере жили. С юго-запада я, да. Вот он рискнул раз. В 1993 году люди, которые нас тоже в первый раз увидели, просто мы им продемонстрировали наши наработки какие-то, которыми мы очень гордились. Сейчас я понимаю, что это было довольно забавно, что мы показывали, но они оценили подход, что вот перфекционисты такие. Они дали задачу, которую, как я сейчас тоже понимаю, для них это были абсолютно копейки, в пределах 100 тысяч франков швейцарских заказ, на сегодняшний день- это ничто, несколько человек в месяц работают. Мы за эти 100 тысяч франков чуть ли не год работали, сделали им, я не буду вдаваться в технические подробности, совершенно уникальную вещь, мы Windows переписали практически там, так как надо. Вот они обалдели от этого состояния и дальше начали вбрасывать, вбрасывать, вбрасывать новые проекты. И пошлел такой уже рост. Это все превратилось в более-менее стабильную команду там 30 человек, 50, 60.

Олег Тиньков:

А сколько человек работает в Петербургском офисе?

Александр Егоров:

Сейчас около 400 человек работает, в смысле в Москве еще. Ну, вернее, это не в Питерском, это всего во всех офисах.

Олег Анисимов:

Александр, у тебя в прошлом году произошло очень важное событие. Ты, можно сказать, ушел под крупного игрока. Братья Ананьевы стали владельцами 74,9% акций «Рексофта» через компанию «ТехноСерв А/С», да?

Александр Егоров:

«Техносерв». А/С больше нет.

Олег Анисимов:

А/С больше нет. Что это поменяло в компании? Вот она была такой предпринимательской историей, где было несколько игроков, несколько друзей, которые ею владели. Сейчас владеют 75% крупная структура и 25% группа, скажем так, уже менеджеров, уже не полных собственников, а менеджеров. Что для тебя была эта сделка? Что она изменила?

Александр Егоров:

В 2005 году для развития был привлечен первый инвестор в компанию. Т.е. для нас то, что произошло в прошлом году, эта сделка не является первой в истории.

Олег Анисимов:

Это вот Trigon?

Александр Егоров:

Trigon, да. Такой фонд очень хороший и очень много давший, на самом деле, полезного компании. Ребята, на самом деле, с глубокими советскими корнями, но технически это прибалтийский фонд.

Олег Анисимов:

Т.е. в 2005 году сначала фонд купил 38%, по-моему?

Александр Егоров:

Да.

Олег Анисимов:

А потом уже в прошлом году окончательно все выкупил…

Александр Егоров:

Когда «Техносерв» заходил, фонд ушел.

Олег Анисимов:

Фонд все продал?

Александр Егоров:

Да, фонд зафиксировал прибыль и вышел.

Олег Анисимов:

И часть пакета отдали основателям?

Александр Егоров:

Да, плюс основателям отдали часть пакета. Так что это была вторая трансакция. Это был как бы следующий раунд, и связан он с несколькими вещами. Мы увидели необходимость часть бизнеса, который был направлен на Российский рынок, перенести в Москву. Кстати, в свое время то же самое с Ozon.ru произошло. В Питере начали его, крутились, крутились, крутились, потом в какой-то момент мы уперлись, мы поняли, что нужно перевозить. Просто все перевозить.

Олег Тиньков:

Почему? В Питере дешевле, люди качественнее и дешевле.

Александр Егоров:

Можно долго говорить на эту тему, но пришлось перевезти. Если б мы его не перевезли, если б не было денег, которые мы…

Олег Тиньков:

А где программисты были более качественнее, питерские или московские?

Александр Егоров:

А нет этой разницы. Я не могу сказать, что в Питере, в Москве, Воронеже или в Омске разный уровень. Везде есть люди разного профессионального уровня.

Олег Тиньков:

Как говорят в Новосибирске: «Людям везде хорошо».

Александр Егоров:

Безусловно. В Москве есть проблема, что здесь довольно сильное давление местного рынка, они чуть подороже. Тем более, хорошee производство сильно дороже, поэтому есть смысл, в общем, размещать центр разработки в других городах Российской Федерации или в Украине, или в Белоруссии. Возвращаясь к теме инвестиций. Часть бизнеса надо было перевозить в Москву. Мы в 2003 году открыли Московский офис. Поработали здесь, все поняли, значит, как устроена жизнь. Стало понятно, что нам без серьезной политической поддержки пробиться будет достаточно сложно.

Олег Тиньков:

Ты хочешь сказать, стало понятно, что такое пробки.

Александр Егоров:

Это отдельная тема. Но поскольку у нас здесь Питерский уголок, я думаю, что мы не будем шутить на эту тему.

Олег Анисимов:

В Питере сейчас в последнее время тоже пробки.

Александр Егоров:

Да нет, это ни в какое сравнение не идет сейчас. Я просто сейчас закончу мысль. Мы посмотрели с кем можно это сделать и выбрали компанию, которая нам оказалась очень близка по духу.

Олег Анисимов:

«Техносерв».

Александр Егоров:

Да. Познакомились как бы с владельцами, поговорили и поняли, что очень многие вопросы, как бы взгляды на многие вещи совпадают на уровне предпринимательского чутья. И все, мы сейчас делаем такой фокус, что часть бизнеса у нас отходит в новую компанию. О ней там завтра-послезавтра объявят официально. Она будет в Москве находиться. А «Рексофт» остается в Санкт-Петербурге, штаб-квартира, и полностью фокусируется именно на разработке инженеринга и программного обеспечения в основном на Запад, но и в Россию.

Олег Тиньков:

Скажи нам, пожалуйста, когда в журнале ФИНАНС в разделе 500 богатых людей в первой сотне или лучше в первой десятке появится человек, связанный с Интернетом, с софтом? Только не говори про Карачинского.

Александр Егоров:

А почему? А что с Анатолием Михайловичем не так?

Олег Тиньков:

Ну, я не думаю, что он связан с софтом, скорей, он связан с какой-то политикой, т.е. у него какие-то контракты государственные все время.

Александр Егоров:

Это тоже IT компания, система интегратор.

Олег Анисимов:

Система интеграции.

Олег Тиньков:

Нужно системно интегрироваться, чтобы получить контракт. Т.е. он мастер системных интеграций.

Олег Анисимов:

Не, ну Аркадий Волож в принципе довольно таки высоко стоит.

Александр Егоров:

Да, я думаю, что…

Олег Тиньков:

Ну, мы уже сегодня разобрались с Yandex, что он у нас один, и наше все. У нас Пушкин, у нас есть Yandex. С этим мы поняли. Когда вот ты, например? Кстати, сколько у тебя денег?

Александр Егоров:

В цифрах?

Олег Тиньков:

Да.

Олег Анисимов:

В килограммах.

Олег Тиньков:

У нас секреты здесь, поэтому давай секрет.

Александр Егоров:

Я думаю, что немного, до 10 миллионов.

Олег Тиньков:

Вот видишь, а на самом деле у Абрамовича 10 миллиардов. А вот когда у нас, такие как ты, самобытки, когда вот они поднимутся наверх?

Александр Егоров:

Если все будет как сейчас, то, к сожалению, в списке, как ты сказал, ФОРБС, там будут…

Олег Тиньков:

ФИНАНС я сказал. Журнал ФИНАНС.

Александр Егоров:

В ФИНАНС будут люди с русскими именами, но американским флажком справа приписан. Вот я так думаю.

Олег Тиньков:

А у нас прорывов, ты думаешь, не будет?

Александр Егоров:

Если серьезно, для прорыва нужна еще раз экосистема. Ты же жил в Долине, ты знаешь ситуацию. Т.е. любая идея мельчайшая, попавшая туда, она будет просеяна, прокручена…

Олег Тиньков:

Мне кажется, люди стали понимать, что тратить нужно. Вот мы, например, наш банк взять, мы потратили в софт, только в софт 20 миллионов долларов. В общем, в интеграцию, во весь проект около 50. И мы за 18 месяцев 5% рынка взяли, т.е. почему так получилось. Потому что мы взяли инновационные технологии, технологии, технологии еще раз технологии. Мы не пожалели, наняли лучшие компании и сделали.

Александр Егоров:

Но куда ушли деньги, Олег.

Олег Тиньков:

Т.е. это идет. Куда? В VAB Банк- миллионов 10, в Sputnik Labs- миллионов 5.

Александр Егоров:

Хорошо, а оставшиеся 35?

Олег Тиньков:

На Запад.

Александр Егоров:

Вот.

Олег Тиньков:

ORACAL и т.д.

Александр Егоров:

Вот, т.е. мы здесь можем снимать пока только достаточно тонкую стружку, потому что основные потоки уходят туда.

Олег Тиньков:

Но, тем не менее, деньги туда пошли. Ты не видишь, что настоящие миллионеры скоро появятся в области софт… Как вас правильно назвать? Как эти люди называются?

Александр Егоров:

Программное обеспечение.

Олег Тиньков:

В области «компьютерных» технологий.

Александр Егоров:

Технологий. Это такое довольно широкое понятие. Я думаю, что они уже есть. Просто некоторые из них не живут в России на сегодняшний день, хотя они русские или русского происхождения. А если ограничить вот такими рамками. Человек должен попасть в этот список журнала ФИНАНС, продолжая работать в России, поставим такое ограничение. Потому что можно уехать, понятно куда, и там, при наличии хорошей темы, добиться этого.

Олег Тиньков:

Мне кажется, у нас рынок больше.

Александр Егоров:

Нет, не больше.

Олег Тиньков:

Вот мы хотим что-то купить, наш банк, другой банк хочет что-то купить и т.д. Рынок огромный ведь.

Александр Егоров:

Значит, весь российский рынок, что-то я сейчас боюсь соврать, порядка 9 миллиардов долларов софтовой системы интеграционной без железа.

Олег Анисимов:

Есть чего поделить. Это в год, Саша?

Александр Егоров:

Да, но это как раз вещь относится к тематике интеграции в основном.

Олег Анисимов:

9 миллиардов долларов.

Александр Егоров:

Чтобы было понятно, рынок Германии – 137 миллиардов евро. Просто так соотношения чуть-чуть. Из него, из этих 137 миллиардов, наверное, порядка 40-45 миллиардов – это вот то, что у нас здесь.

Олег Тиньков:

Но он растет, я надеюсь?

Александр Егоров:

Он растет. Он растет, сюда идут, но мне кажется, что все-таки потребуется минимум 5-7 лет для того, чтобы отстроились элементы экосистемы. Сейчас есть некоторое движение на эту тему.

Олег Анисимов:

А можно я расшифрую. Элементы экосистемы – это вся инфраструктура, которая вокруг инвестирования.

Александр Егоров:

Да.

Олег Анисимов:

Венчурные фонды.

Александр Егоров:

Как бы говорится, с голой... это самой, очень трудно.

Олег Анисимов:

Ангелы-инвесторы.

Александр Егоров:

Да-да-да. Ангелы хранители, венчурные фонды, различные фонды, пробитая насквозь еще какими-то консалтинговыми функциями, чтобы тебя, так сказать, взяли и протащили по этой системе. Потому что человек должен думать об основной идее. Предприниматель в Долине не очень сильно думает, когда у него тема пошла, полетела. Ему тут же инвесторы подстраивают кучу «костылей», которые ему помогают, его недостатки в управленческих каких-то вещах, в понимании финансов, тут же затыкается это все правильными людьми, которые помогают. Это все есть как бы, эти люди все есть в штуках на рынке, но они не натренировались работать вместе. Самое главное, что еще никто не заработал первые большие деньги. Т.е. должен появиться пример того, что можно было бы попробовать вот здесь, сейчас, через 5-7 лет, решить вопрос для себя, для детей и для внуков, если очень повезет. Причем это не нужно делать через госконтракты или сырьевые вещи.

Олег Тиньков:

Как мы уже говорили.

Александр Егоров:

Нет, при всем уважении к этому бизнесу, это просто немножко другое.

Олег Тиньков:

Что нужно для того, чтобы, во-первых, люди взяли на себя этот риск, начали предпринимать, вот просто порассуждай? И если они не предпринимают, то почему? И посоветуй что-нибудь вот. Как ты эту проблему видишь?

Александр Егоров:

Помнишь, данные показывал Пономарев на Форуме (или кто не помню показывал) индекс предпринимательской активности. Там 0,4 меньше 1% в России по сравнению не помню, с 5…

Олег Тиньков:

Я почему тебя на передачу пригласил, потому что ты очень там убедительно выступал. Подумал сразу, Саша так хорошо говорит, пусть он нам расскажет.

Александр Егоров:

5% – в Европе и 9% – в США. Т.е. грубо говоря, из 100 человек у нас меньше одного человека готовы в блудняк какой-то

Олег Тиньков:

А у них 5?

Александр Егоров:

В Европе – 5, в Америке – 9. Что это такое?

Олег Тиньков:

9 человек быстро встали и пошли.

Александр Егоров:

И пошли.

Олег Тиньков:

Быстро!

Олег Анисимов:

На выход.

Олег Тиньков:

Чтобы нам уровняться надо со штатниками.

Александр Егоров:

Парадигму надо поменять, если говорить языком. Я боюсь забегать слишком далеко, но, к сожалению, ориентиры в государстве у нас не выстроены на новые вещи, на бизнес. У нас сейчас молодежь, на мой взгляд, ориентируется на то, чтобы зарабатывать немножко по-другому. Разговаривая со своими сверстниками или просто слушая рассказы своей дочери, которой скоро будет 19 лет, она уже учится в ВУЗе на втором курсе, я вижу, что народ пошел после школы в те места учебы, в те высшие учебные заведения…

Олег Тиньков:

На таможенников.

Александр Егоров:

Да. Где можно попасть вот при всем уважении, значит, во все эти госорганы. Парадигма неверная.

Олег Тиньков:

Дочка-то не на таможницу учится?

Александр Егоров:

Нет.

Олег Тиньков:

Слава богу.

Александр Егоров:

В Политехе учится.

Олег Анисимов:

Но без слова парадигма у нас тоже сегодня не обошлось, хотя обычно это Олег говорит это слово.

Олег Тиньков:

Да, вот меня ругают. Это единственное умное слово, которое я знаю. Я же из Сибири. Вот меня все ругают, ругают. А представьте я из маленькой деревни сибирской. У меня нет даже высшего образования, а здесь сижу и так красиво говорю. И так нормально, ну перестаньте уже меня там в коментах чмарить.

Александр Егоров:

А кто тебя там?

Олег Тиньков:

Да, говорят, что я неправильно что-то говорю, туда-сюда. Я считаю, что, учитывая то, что я закончил 8 классов только в средней школе города Ленинск-Кузнецкого, нормально я говорю.

Александр Егоров:

Нормально выступил.

Олег Тиньков:

Нормально выступаю.

Олег Анисимов:

Саш, посмотри, пожалуйста, в камеру.

Александр Егоров:

Да, смотрю.

Олег Анисимов:

Там сидит молодой парень 15-16, 18 лет, живущий в Ленинск-Кузнецком Кемеровской области.

Олег Тиньков:

Да даже 22.

Олег Анисимов:

И даже 22.

Олег Тиньков:

И выше.

Олег Анисимов:

Что ты ему пожелаешь?

Александр Егоров:

Пожелаю не бояться. Это первый момент, который надо поделать. И помнить о том, что даже в тяжелых условиях, которые на сегодняшний день из себя представляет российская экономическая среда, можно что-то сделать. Что народ и делает в меньшей степени, в большей степени, но получается. Поэтому надо, как правильно сказал Олег…, как ты там сказал, встать и идти или что там? Подняться и начать что-то делать. Это очень важно.

Олег Тиньков:

Это только мне можно здесь ругаться. Тебе не надо.

Александр Егоров:

Не надо?

Олег Тиньков:

А то скажут, что ты хамло. Хамло тут я.

Александр Егоров:

Договорились. Надо рисковать. Как рисковать, чтобы не потерять последнее? Надо искать какие-то возможности в виде тех людей, которые готовы дать деньги, профинансировать, помочь с организацией бизнеса. Надо искать этих людей. Сейчас много программ идет, где в принципе пытаются такие штуки по всей России, во всех регионах, в виде фондов посевных и т.д. сделать. Надо искать тех людей, те организации, которые готовы профинансировать деятельность на первом этапе. Попытка – не пытка. На самом деле, чем просиживать штаны в известных разных программах, в интернете можно за пару, тройку часов в день проработать интересную концепцию и попробовать ее сделать. Главное не лениться. Вот я думаю, что так. А дальше все зависит конкретно от того человека, который это делает.

Олег Тиньков:

Скажи, а когда было проще начать, в 1991 или сейчас?

Александр Егоров:

Я думаю, что одинаково. Реально одинаково, тогда просто совсем выхода не было, сейчас выход есть.

Олег Тиньков:

Саш, спасибо тебе большое за очень интеллектуальную беседу. Мы давно интеллектуально не беседовали, а то все про секс, про секс. А тут такая хорошая интеллектуальная беседа.

Александр Егоров:

Спасибо.

Олег Тиньков:

Всем спасибо.

Олег Анисимов:

Спасибо.

Комментарии (3)




Другие выпуски "Бизнес-секретов"

Если
нужны деньги.
Кредитная карта
«Тинькофф Платинум»
Если деньги
нужно приумножить.
Вклады и счета
?? ? Google+